У начала начал

Изначальные времена, или как их называли египтяне сеп тепи – «первое мгновение», таинственный момент создания вселенной завораживал древних обитателей долины Нила так же, как завораживает и наших современников своей непостижимой объективностью, естественностью и, одновременно, невероятностью. Любое действие, которое происходит впервые, это тоже сеп тепи, небольшое по вселенским масштабам подобие момента сотворения всего сущего. С точки зрения египтянина этот момент отнюдь не уникален; подчиняясь великому закону циклического вращения всего сущего, время от времени он вновь повторяется, так же как повторяются все элементы меньших жизненных циклов, отражающих великий вселенский круговорот. Бесконечно обновляясь, мир становится таким же совершенным и новым, как в изначальные времена.

Характерная для египетского мировоззрения множественность подходов к познанию, полностью исключала создание какой бы то ни было единой универсальной формулы; наоборот, появление все более и более сложных и символически насыщенных вариаций отражало наибольшее количество различных аспектов единого непознаваемого события, истинный смысл которого может передать лишь постоянный поиск значений символа, но не примитивный язык человеческих понятий. Творец, согласно источникам создавший мир и саму жизнь из своего семени, своим словом или своими руками, перешагнул тем самым порог бытия и небытия, преодолел разницу между единством и множеством, оставшись посредством этих деяний где-то за барьером, отделяющим божественное от человеческого, а вечное от тленного.

Акт творения подразумевал, что у мира есть начало. В Египте из этого тезиса выросли понятия об ограниченности вселенной во времени и пространстве, даже если она измеряется столь «нечеловеческими» понятиями, как «миллионы лет» и расстояниями, которые не могут пересечь боги. Египетская религиозная мысль, повествуя даже о времени, предшествующем творению, о «небытии», наоборот, очерчивала их довольно четко, хотя и посредством божественных понятий.  Эти указания своими корнями уходят в бесчисленные иероглифы Текстов пирамид – древнейших египетских религиозных текстов, согласно которым мир поднялся из кему семау — непроглядной тьмы и вод предвечного океана Нуна, когда еще сами боги находились в состоянии хаоса и всеобщего смешения, в то время, когда «ничего не существовало», и не была определена сущность и форма «ни единой вещи». Еще точнее тексты говорят, что «тогда еще не было противостояния», объясняя тем самым, что в этом сумраке безвременья небо не было отделено от земли, не было дня и ночи и других противоположных полюсов, между которыми возникает жизнь, движение и развитие. В Текстах саркофагов эта мысль выражена еще конкретнее в утверждении, что «еще не было двух вещей», но лишь неразделимое единство пространства.
Божественный дух пребывал внутри этих бесконечных вод хаоса, и лишь только после того, как из сконцентрированных предвечных вод возник первый фрагмент суши, холм бен-бен, на его вершине бог начал творить пространство. Именно образ предвечной земли, поднимающейся из вод Нуна египтяне видели в своей стране, ежегодно вновь «поднимающейся» при спаде нильских вод в конце сезона наводнения. На самых высоких и сухих точках этих земных подобий холма бен-бен обычно находился храм – резиденция божества-творца. В процессе творения на месте Единого создателя появилась восьмерка — Огдоада – четыре пары божеств, воплощавших предвечные воды, бесконечность, тьму и сокровенное. Лишь из них над водой и сушей появилось солнце, своим первым восходом ознаменовав рождение мира.

Таинство рождения мира связывалось не только с первым фрагментом суши, воплощением формы которого являются гигантские пирамиды Древнего царства, но и с более поздним образом лотоса – великого цветка жизни, который распустился, поднявшись из неведомых глубин и вынеся на своих лепестках бытие, воплощенное в образе солнечного божества – овноголового духа или золотого младенца. Другой очень древний образ рождения мира заключен в гигантской небесной корове, вынырнувшей из предвечных вод с солнцем между рогами. В Текстах пирамид она упоминается как Мехетурет – «великая пловчиха», в более поздних источниках как Ихет, или же как воплощение богинь Хатхор и Нейт. Небесная корова, несущая на рогах звезды, известная еще по памятникам додинастических культур, в Текстах пирамид становится матерью солнечного Ра, которого она производит на свет каждое утро.

Предвечный холм, божественный лотос и великая корова воплощали в себе сущность творения, были символическими образами, посредством которых божественные процессы явились миру. Солнце, в свою очередь, поднявшись над водой и сушей и осветив своими лучами пространство, дало вселенной форму, а совершая свой извечный циклический путь – время. Изначальная замкнутость вселенной символически выражалась через символ яйца, находящегося в утробе Великого Гоготуна, прорезавшего своим криком изначальную тишину и возвестившего таким образом о начале времен. Образ этой птицы трансформировался в образ Бену, белоснежной священной цапли, первого живого существа, провозгласившего на изначальном холме торжество жизни и сохранившегося в античной традиции в облике феникса.

Сам бог-творец также предстает пред нами в самых различных формах: в облике человека, птицы, змеи. Изначальные божества гермопольской Огдоады также изображались с головами змей и лягушек, которых египтяне, наряду со скарабеем, считали самовоспроизводящимися существами.

Демиург, предстающий в человеческом обличье, — это Атум. Из своего семени , смешанного со слюной, он производит на свет первую пару божеств – Шу и Тефнут. Союз этой пары и брак их детей – Геба и Нут положили начало естественному воспроизводству сил вселенной и вместе с четырьмя божествами следующего поколения – Осирисом, Исидой, Сетхом и Нефтидой образовали универсальную систему божественной девятки – Эннеады, во главе которой находился Атум. Эти первые поколения божеств почитались всеми родившимися на берегах Нила на протяжении тысячелетий истории египетской цивилизации, независимо от того, жили ли они в городе Гелиополе, откуда эта концепция вела свою историю, или же родились далеко на юге страны.

Как и другие народы древности, египтяне считали свою страну центром созданного богом мира. Если земное пространство египтян, ограниченное пустынями, морем и нильскими порогами, поддавалось измерению, то пределы внеземного, сакрального пространства, согласно астрономическим текстам, неведомы даже богам.

Египетские мудрецы видели землю круглой. Более того, в Лейденском демотическом папирусе, содержащем текст легенды о Солнечном Оке, небесная богиня Мут говорит слова, на тысячелетия предвосхитившие все развитие античной и европейской астрономической и географической мысли: «земли бога передо мной, как круглый мяч».

Знаменитая карта вселенной, сохранившаяся на саркофаге жреца из Саккара времени правления XXX династии, построена именно по этому принципу. Безусловно, это космографическое изображение основано на представлениях, сложившихся еще в глубочайшей древности и ставших основой для большинства египетских астрономических текстов. В центре композиции находится круглая земля. Ее пространство состоит из двух окружностей – областей. В центральном круге расположен Египет, его сорок два нома, освещенные крылатым солнечным диском, и лежащие фигуры воскресшего Осириса, символизирующего мир загробный, находящийся непосредственно рядом с земным Египтом. На «периферии» мира, во внешнем круге, в овалах начертаны наименования иноземных государств и народов. Топонимы расположены в зависимости от их географического положения поблизости от одной из двух богинь, символизирующих иментет, запад и иабтет, восток. По рукам богинь сторон света, протянутым к небесам, плывет солнечная ладья Миллионов лет. В северной части карты земли начертаны иероглифические знаки воды и «ложные двери» в иные пространства, откуда в сопровождении «открывателя путей», бога-волка Упуата появляется солнечный диск. Астрономические тексты уточняют, что «двери» загробного мира, из которого прилетают в наше пространство души умерших расположены на северо-западе и юго-востоке неба:
«Тьма кромешная, Тростники небес богов (т.е. загробный мир), — вот место, из которого пришли птицы (т.е. души Ба). Они из ее (Нут) северо-западной стороны издалека, так же как и из ее юго-восточной стороны, которая открывается в Дуат, который на ее севере. Ноги Нут на востоке, ее голова на западе».
Круглая земля покоится на пространстве Ка, символически выраженном двумя поднятыми руками; через землю осью проходит фигура небесной богини, поддерживающей руками звездные пространства. Обрамляет всю композицию грандиозное тело богини неба Нут, матери всех планет и созвездий, покрытое мириадами ее золотых бессмертных детей, плывущих безграничным водам пространств вселенной во главе с солнечным божеством.

_по материалам В.Солкина)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: