Мара — Марена и иные облики богини

Статья не моя , она лишь добавление в копилку Сегодня хотелось бы поговорить о Маре — прекрасной славянской Богине. Дни Мары (Матрёны зимние) в народном кадендаре — 9(20) ноября В современном неоязычестве и славянстве, образ Мары часто рисуют в неких черных, темных тонах и ликах, связывая ее то со смертью, то с неким обманом, мороком..... Читать далее →

Письма Бессмертной

Это фрагменты из поста Озар Ворон » МАРЕНА НОВГОРОДСКАЯ

Стрибога сестра, Перуна пряха Даждьбога дочь — моя Мора, Приди, спряди мою нить, Мора

1. Знакомство с героиней В новгородских грамотах 794(1), 798(2), 849(3) и 955(4), датируемых XII веком. упоминается некая Марена. В грамоте 794 Петр — предполагается, что новгородский боярин Петр Михайлович — просит Марену оказать влияние на князя (!) , когда тот станет наделять купцов (чем и как непонятно, вообще, грамота сохранилась фрагментарно, а прорисовки на «грамоты.ру» куда-то делись:(), причем в этой связи упоминает мор, прошедший зимою.

В грамоте 798 некий Завид требует от неизвестного адресата, чтобы он (она?) велел(а) тому из воих сыновей, у которого есть зерно, отдать дань Марене.

В грамоте 849 Петр (возможно, тот же, что и в первой грамоте) — велит какому-то Демше выдать шесть гривен Микуле Кишке — но только «перед Мареной» и никак иначе, а вот Ярко гривен не давать ни при каких условиях, как бы тот ни упрашивал.

Любопытнее всего четвертая грамота, с которой связан ряд забавных недоразумений(5). Общая же суть в том, что женщина по имени Милуша, обращаясь к Марене, говорит, что Косе Великой (по предположениям ученых, дочери Милуши), «выйти бы за Сновида). Ниже снова написано имя Марены с ласкательным суффиксом и разукрашенной, будто в летописи заглавной буквой, а потом… вот тут-то и причина недоразумений! — написано «пей пизда и секыль». Журналисты в простоте своей решили, будто Милуша кроет матом адресата письма — стоило ради этого разукрашивать имя Марены столь любовно! Ученые же вносят в вопрос ясность: «Оказывается, что в русском эротическом фольклоре есть такое же точно восклицание, как в этом письме Милуши : «пей + любое обозначение вульвы». Это глубоко архаичный образ, восходящий к фундаментальному индоевропейскому мифу об оплодотворении Земли, Матери-Сырой-Земли, Деметры — активным началом: Деушем, Зевсом, Юпитером и др. Земля пьёт дождь, проливающийся с неба, и плодоносит. Современное — «дождь напоил землю» — восходит к такому же образу. Не случайно Зевс оплодотворяет Данаю в золотом дожде. Есть работа Никиты Ильича Толстого о белорусском фольклоре, где есть выражения: «пьян, как мать» и «пьян, как земля» (имеется в виду напоённость Матери-Сырой-Земли). Он же связывает вульгарное бухой ‘пьяный’ с набухать. Таким образом, восклицание: “пей, мать”, “пей, земля” и даже “пей, п….” — надо понимать как сакральное заклинание с древним, глубоко поэтическим смыслом: «да наполнится, да будет напоено оплодотворяющим началом рождающее лоно!» В устах Милуши почти наверняка это цитата из «срамной песни», которая будет звучать на свадьбе, и она хочет сказать: «Маренка, да пусть же свадьба состоится!»(6) 2. Мнения и сомнения. Общее мнение ученых, в частности, исследовавшего этот вопрос А.А. Гиппиуса(7) — что Марена грамот — это Марья, жена того самого боярина Петра Михайловича. Однако при внимательном рассмотрении становится ясно, что вывод этот, как минимум, вызывает сомнения. Нигде и ни в каких источниках Марью, жену Петра, Мареной не называют. Более того, если историю про передачу шести гривен еще как-то можно увязать с версией о боярыне — хотя совершенно непонятно, отчего ж тогда муж-боярин отсылает распоряжение о вручении денег не самой жене, а какому-то Демше — то остальные не вписываются в нее никаким боком. Почему боярин просит свою жену повлиять на князя? Боярин, добавлю, новгородский — то есть один из тех, кто, собственно, решает — будет князь и дальше сидеть на престоле Господина Великого, или поедет… куда-нибудь. До абсолютной монархии, когда «августейшие рогоносцы» подкладывали свои половинки монарху в надежде, что «ночная кукушка дневных перекукует» Новгороду XII столетия дальше, чем до Марса! Почему Марене дают дань? В грамоте употреблено именно это слово. Не подарок, не взятку, не долг возвращают, не оброк, наконец, платят — а дань? Дань платили городам или князьям — это, скажем так, как минимум. И совсем непонятна грамота 955. Что за торжественность, что за разукрашенные буквы и ритуальные формулы? И почему у Марены просят о том, чтоб состоялась свадьба? Сама Милуша с дочерью зависит от Марены? Но почему тогда не попросить устно? Как-то с трудом представляю холопку, вступающую с хозяйкой в переписку. Да и мало тянет Милуша на холопку — вон, буквы разукрашивает, явно книги читывала… Сновид зависит от Марены? Это могло быть в двух случаях — или Сновид Марене сын, или холоп. Но партию с холопом трудно счесть завидной, и непонятно, с чего б тогда Милуше так просить об этом браке. А сына по имени Сновид у боярина Петра и боярыни Марьи источники тоже не знают. Давайте-ка подытожим то, что мы знаем о Марене. Про Марену упоминается в четырех грамотах. При этом она сама не написала ни одной. Марена может повлиять на князя, когда не может повлиять новгородский боярин. Марена является надежной свидетельницей денежных сделок — гарантом, так сказать. Марене платят дань зерном. От Марены зависит — состоится или не состоится свадьба двух свободных новгородцев. Похоже это на боярыню — жену того самого боярина, который просит ее вразумить князя и требует от слуг давать деньги третьим лицам только перед нею? Мне кажется, что не очень. 3. Боярыня или Богиня? Сам Гиппиус пишет, что имя «Марена — языческое, имеющее глубокие мифологические и фольклорные корни». Однако тут же и садится в лужу, заявляя, что «так называлась деревянная кукла, чучело, которое сжигали или топили в воде в ходе купальских игрищ как символ умирания и воскресения природы». С тем же успехом я могу написать, что «Иисус Христос — это деревянная доска, перед которой становятся на колени христиане». «Куклу» назвали Мареной потому что она изображала Марену — Маржену, Морену, Морану, Мару — Богиню славян(8). Известно, что позиции древней веры русов в Новгороде были очень сильны(9). В 1071 году весь в противостоянии христианского епископа и языческого волхва весь Новгород принял сторону последнего. «Слово о посте», написанное где-то между концом XI и началом XIII века упоминает новгородцев-«словен» в ряду нехристианских народов — вместе с чудью, вятичами, булгарами и половцами. В 1166 году еписком Новгородский Илья утверждал, что земля Новгородская «недавно крещена», и поминал, как очевидец, «первых попов». Археологи обнаружили в Новгороде XII столетия великое множество следов языческих обрядов(10) — идолов, следов жертвенных пиров и заклания животных, а то и людей, ритуальных масок, гуслей и сосудов. В 1227 году в Новгороде вновь объявились волхвы(11), впрочем, прежней всеобще поддержки уже не получившие, и в конце концов сожженые на костре. Однако еще и в XIV веке(12) берестяные грамоты обращаются с гневным обличением к язычникам. Вполне естественно, что в городе с такими сильными позициями язычества сохранялся культ древней Богини. 4. Владычица Жизни и Смерти.

Современный неоязычник, как правило, знает о Марене только одно — это «Богиня смерти». Ну и, соответсвенно, верит в легенды о Ее «борьбе» со «светлыми Богами» — благо авторы разной степени талантливости от М. Семеновой до А. Асова, насочиняли уже достаточно много по этому поводу — в зависимости от характера принимая сторону той или иной стороны. Такие, возможно, и поймут упоминание в грамоте с именем Марены зимы и мора, но тема свадьбы поставит их в тупик.

Но наряду с упоминанием Ее Абрахамом Френцелем, среневековым автором, как «De Marzana, Dea Morte, Dea Mortis», т.е. Богини смерти, имеются и другие сопоставления, сильно отдаляющие нас от славянского аналога «старухи с косой».Чешский автор глосс к «Матери слов» споставляет Марену с Прозерпиной — не только владычицей подземного мира, но и подательницей плодов. Ян Длугош сравнил ее с Церерой — Богиней плодородия, и это проясняет для нас вопрос, почему к Марене могли обратиться за помощью в усстрении свадьбы.

Балтский аналог Марене, Мара или Маря(13), сливается в один образ с Богиней Судьбы и родов Лауме — в славянской мифологии ей соответсвует Мокошь. Современные латышские язычники-диевтурибы почитают Мару, как Великую Мать(14). Возможно, то же превращение Мары-Марены в основной лик Великой Матери, Пряхи Судеб (см. севренорусские мифы о прядущей море или кикиморе), произошло и в Новгороде, благо, население одного из трех древнейших концов Новгорода, Людина, составляли кривичи(15).

Кривичи же наиболее близки к балтам из всех славянских народов, даже само их название сопоставляют с названием языческих жрецов балтов — криве или креве — что косвенное подтверждают такие слова иноземной хроники: «28 июля 1414 года в деревне Анкаим умер Креве-Кревайть (Krewe-Krewayto) по имени Гинтовт, 74-й первосвященник; с ним пал сан некогда очень важный в делах святых и судебных во всей земле Литовской, Пруссии, Литве, Жемайтии, Куронии, Земгалии, Ливонии, Латгалии и даже в землях кривичских руссов (Creviczensivim Russorum)»(16) А поскольку для «кривичских руссов» Криве был авторитетом в «делах святых», то мы вправе распространить на них и почитание Марены, как Богини не только, и, может быть, не столько зимы и смерти, сколько судьбы и плодородия(17). Тем более, что грамоты с ее именем найдены как раз в Людином конце, кривичской части Новгорода. Кстати — обратим внимание на дату, к которой относится свидетельство. Явно ошибаются те, кто полагает слова «русский, русин, рус» уже в XIV веке конфессиональны обозначением православных. Да, «русин или христианин» времен Вещего Олега ушло на много веков в прошлое — но и до толстоевского «руский значит православный» оставалось едва ли меньше. Кстати, к проявлениям язычества в крещеной Руси относят и обычай насыпать покойнику в гроб зерен(17) — это к слову о «дани Марене», которую предполагалось платить зерном в грамоте 798. Обычай это, как отмечают археологи, был особенно распространен в Новгороде. Здесь как бы объединяются темы плодородия и смерти. Да, молодоженов на свадьбе ведь тоже осыпали зерном…

Остается объяснить сам странный, казалось бы, факт написания писем — Богине. Если ясно, зачем писать о передаче денег перед Ее лицом — чтоб Она была свидетельницей договора — если понятно, почему человек, по всей видимости, лишенный возможности совершить подношение Ей, просил об этом других, то зачем людям писать Бессмертной? Между тем обычай оставлять у святых мест молитвы-записочки сохранился на Русском севере едва ли не до наших дней.

Отражением его является и коми обычай «кабала»(18) — когда колдун обращается к лесному духу в записке на бересте, которую выкладывает на урочное место вместе с подношениями — обычай явно заимствованый «заволочской чудью» у более культурных новгородцев. На Руси же существовал чуть ли не до петровских времен обычай класть в гроб с покойником письма(19) привратгнику иного мира, которым почитали на Руси Николу — заместителя в этой должности языческого Волоса. причем первым известным последователем этого обычая стал никто иной, как очередной выходец с балтийско-славянского севера варяг Шимон-Рюрик, учредитель и спонсор Киево-Печерского монастыря.

И я полагаю, что сын Варяжского моря взял с собой на тот свет не византийский пергамент — а бересту, бересту, на которой «людии новгородские от рода варяжска» писали письма — друг другу, и, как теперь выясняется, своим Богам… Попытаемся теперь перечитать эти письма — не по букве, а по смыслу… …Марена, вразуми князя нашего, который дары купцам раздавать собрался. Зимний гнев Свой напомни… …Демша, ты шесть гривен Микуле только перед кумиром Матушки давай. Может, хоть Ее побоится, шильник! А Ярьке не давай, у этого ничего святого нету!.. …скажи сыновьям, кто сможет, пусть зерно за меня принесет Марене-Государыне в дань!.. …Дочке бы моей, Великой Косе, за Сновида бы выйти… Маренушка-матушка, пусть сбудется!.. Петр, конечно, явный двоеверец. А вот Милуша с дочкой и желанным зятем и Завид — могут и «чистыми» язычниками оказаться. А грамоты с упоминанием Марены становятся из заурядных бытовых писем беценным памятником духовной жизни великого русского города эпохи двоеверия. http://smelding.livejournal.com/141792.htmlhttps://www.perunica.ru/ozar/1958-marena-novgorodskaya.html

Источник: https://www.perunica.ru/ozar/1958-marena-novgorodskaya.html

Темний ліс

Озар Ворон » МАРЕНА НОВГОРОДСКАЯ

Стрибога сестра, Перуна пряха Даждьбога дочь — моя Мора, Приди, спряди мою нить, Мора

1. Знакомство с героиней В новгородских грамотах 794(1), 798(2), 849(3) и 955(4), датируемых XII веком. упоминается некая Марена. В грамоте 794 Петр — предполагается, что новгородский боярин Петр Михайлович — просит Марену оказать влияние на князя (!) , когда тот станет наделять купцов (чем и как непонятно, вообще, грамота сохранилась фрагментарно, а прорисовки на «грамоты.ру» куда-то делись:(), причем в этой связи упоминает мор, прошедший зимою. В грамоте 798 некий Завид требует от неизвестного адресата, чтобы он (она?) велел(а) тому из воих сыновей, у которого есть зерно, отдать дань Марене. В грамоте 849 Петр (возможно, тот же, что и в первой грамоте) — велит какому-то Демше выдать шесть гривен Микуле Кишке — но только «перед Мареной» и никак иначе, а вот Ярко гривен не давать ни при каких условиях, как бы тот ни упрашивал…

View original post ещё 1 642 слова

Каши для Макоши

Ппосле зимнего солнцестояния ,, в седьмой лунній день —  отмечали праздник Макоши как Повивальной бабки. празднование длилось неделю. сейчас єтот день празнуют 8 января Первый день  посвящен Макоши Рано утром к повитухе идут женщины чьи дети в возрасте от одного до трех лет, несут с собой котелки с родниковой водой или из крынычки и рушныки,... Читать далее →

Марена

Рассказ о той, кто так важна в моей жизни и судьбе, начну с главы из книги. «Книга Великой Нави: Хаософия и Русское Навославие» Черкасов Илья Геннадьевич. VIII. Велес и Морена 1. Велес — это Вещий Зов нашей Истинной Природы в Обители Сердца. Морена — это Сама Бездна Изначалья, Предвечная Тьма, непостижимая для рассудка, но являющаяся... Читать далее →

Кто такая Морена? Сколько у неё имён!

Проверяйте! 1. Марена (укр.) 2. Мара (др. русск.) 3. Мора 4. Морена 5. Морана (чеш.) 6. Маржана 7. Моржена 8. Марцана (польск.) 9. Мара Лишанка (болг.) Другие имена, с которыми мы не согласны: 1. Кощеевна (вроде как дочь Кощея, но в нашем понимании Морена — дочь Сварога и Лады, сестра Лёли и Живы, Семаргла, Стрибога... Читать далее →

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте веб-сайт на WordPress.com
Начало работы