Время ведьм: запахи и возвращение колдуньи

“С этих пор, всякий раз, когда я мечтал, я называл это возвращением к ведьме…” *1

Illustrator Warwick Goble (1862 – 1943)IJohn Albert Bauer (1882 – 1918)

История парфюмерии изобилует ароматами, которые приписывают женщинам разные стереотипные роли и фантазии, и которые, кстати, часто создаются парфюмерами и креативными директорами мужчинами.

John Albert Bauer (1882 – 1918)

Психологи от маркетинга и рекламы соревнуются в навязывании женщинам расхожих типажей. Голова кружится от привлекательных образов: запах роковой женщины, грация богини, свежесть молодости, властность энергичной бизнес-леди, – страстные преувеличения и соседствующая с ними нежность женщины-матери, образ которой вошел в парфюмерию в 1990-е.

Illustrator John Albert Bauer (1882 – 1918)John Albert Bauer (1882 – 1918)

Возникает логичный вопрос: как же сохранить себя в свете этих маркетинговых проекций?

Сейчас самое подходящее время для того, чтобы подумать, что в каждом из нас подлинное. Осень с ее холодом и романтической серьезностью располагает к самоанализу и раскрытию самых потаенных секретов. Осенние праздники сближения с потусторонним миром, переодевания и маскарады как нельзя подходят для внутреннего перевоплощения.

Литография из «Иллюстрированной России» (1897)

Из сумеречного осеннего тумана выступают ведьмы.
Они скользят по воздуху, среди заколдованных облаков; они заклинают запахи, которые расцветают на коже магическими знаками. Чаровницы зовут вас раскрыть свои собственные возможности, – их чары все чаще стали проникать в современную нишевую парфюмерию, отметая идеализированные шаблоны женщин, привлекательных для секса, и приглашая использовать запах как средство исследования себя изнутри.

Перечеркивая все традиционные продаваемые взгляды на красоту и моду, горстка брендов пытается восстановить исконное предназначение парфюмерии как ворожбы и безмолвного способа общения между мирами. Признавая за ведьмой несомненную силу и торжество свободы, одни чествуют их, называя свои ароматы историческими именами несчастных оклеветанных, стараясь тем самым восстановить справедливость, другие просто шутят, используя образ ведьмы, который оформился в современной популярной культуре, каким мы его знаем по книгам и кино.

John Albert Bauer (1882 – 1918)

Магия – это сила, которая провоцирует изменения в нашем представлении о мире и собственных возможностях. Артикулируя свои желания с помощью заклинаний, используя талисманы, эликсиры, выпрашивая немного помощи у Мироздания, можно сделать волшебство ежедневным ритуалом, а заоодно обратить свое внимание на те сферы жизни, которые особенно в нем нуждаются.

Исходя из этих представлений, аромат – отлично пподходит для магических превращений: каждый день мы делаем выбор, что надеть, в зависимости от того, что от нас ожидается, где мы будем находится и кем будем окружены. В последнее время меня увлекла «колдовская» парфюмерия с ее представлениями о возможности влиять на себя и все вокруг.

В этом тексте я постараюсь представить колдовство, как способ создания аромата, а также как его результат, а заодно познакомлю вас с рядом небольших независимых парфюмерных брендов, с основателями которых мне удалось поговорить об их практической магии.

George Cruikshank (1792 – 1878)


ЛЕСНОЕ КОЛДОВСТВО

“Колдунья… совершает свои превращения буквально, восседает на черной козе, уносящей ее в небо, или верхом на метле; она летит навстречу животному, растительному, нечеловеческому… И пока чародейка свободна, во время шабаша, в лесу, она сама обнаженная чувственность – голая кожа, натуральная, животная, пахучая, и восхитительно грязная.” 2

Аромат служит прекрасным проводником неизречимых, но вполне понятных инстинктивных импульсов. Мы можем назвать немало великих ароматов, которые подобно богиням, собирают вокруг себя обожательниц и обожателей — все они, конечно, настоящие ведьмы (пол здесь не имеет значения), слетевшиеся на шабаш.

John Albert Bauer (1882 – 1918)

Парфюмерный историк, Барбара Херманн пишет о винтажном аромате Chanel No. 19, (1970):

“Аромат, подходящий для гадания и чародейства, Chanel No. 19 – это Императрица (карта Таро) или ведьма из «Белоснежки и семи гномов». Холодная, прекрасная, околдовывающая.”

No. 19 – лесная ворожба в своем самом элегантном исполнении: перед глазами возникают очаровательные вечнозеленые лужайки, спрятанные в темных чащах. No. 19 дышит волшебством Chanel — искрящимися альдегидами, ирисом, изысканным ветивером, однако эта магия не так цивилизованна, как у ее ароматных сестер, она прорастает лесными травами. Влажно-зеленый, землисто-серый запах No. 19 словно не был создан для горожанок, а призван летать свежим ветром между деревьями.

***

Таким же колдовским и неземным предстает перед нами Niki de Saint Phalle 1982 года, его чародейский сок несет в себе потенциал удивительных превращений, которыми была полна жизнь женщины, давшей аромату свое имя. После психического срыва, в 1950-е годы, Ники Сен-Фалль из матери, жены, модели превратилась в художника с неукротимой, яркой фантазией и упорством.

Она экспериментировала в живописи, устраивала перформансы и инсталляции. Прославилась оригинальными скульптурами женских фигур, в которых соединила символизм альтернативных религий, культов языческих богинь и значений карт Таро – изображая женщину могучей, красивой и беспощадной.

Warwick Goble (1862 – 1943)

Ее аромат такой же ядовито-изумрудный, с терпкой лесной душой, спрятанной в глубине чащи, из которой глядят злобные призраки. Зеленая кожаная нить аромата Niki de Saint Phalle ведет через лес в прошлое, назад к Bandit for Robert Piguet, который создала тоже, несомненно, ведьма, Жермен Селье.

***

Я не слишком большой любитель походов на природу и уж точно не склонен верить в нее как в нечно надчеловеческое и одушевленное, но ароматы Эйприл Леи, которые она создает в своей монтреальской студии для собственного бренда Lvnea рождают во мне жгучее желание бежать в лес, найти поляну и танцевать там под лунным светом. Ее талант околдовывать людей своей парфюмерией просто уникален!

Illustration by Warwick Goble (1862 – 1943)

О мире ароматов Лея поделилась со мной в интервью:

“Если бы я могла создать свой собственный мир, то он бы состоял из темных лесов и ароматных полей, садов душистых трав и цветов. Каждый житель моего мира бы уважал среду, в которой живет, относился бы с благодарностью к земле, ее духам и другим людям. И, конечно, все бы замечательно пахли, я бы предпочла обонять природные ароматы, те, что дарит нам земля.”

И продолжает: “Мне кажется необходимым принять темную сторону нашей натуры, которая также естесственна. В тени нашей души прячутся боль, стыд, старые раны, от которых мы инстинктивно прячемся, но если мы не будем их бояться, мы сможем открыть целый новый мир самопознания.”

IWarwick Goble (1862 – 1943)

“Это обретение утерянной силы,” продолжает Лея, “Поиск более глубокого смысла и связи с внутренним миром, который мы часто не чувствуем. Это призыв изнутри слиться с миром одухотворенной природы.”

Один из ароматов Леи, Bois de l’Obscurité передает ее слова о духовных и физиологических устремлениях вполне ощутимо. Древесные ароматные испарения, пряный ладан, ботанические мускусы сгущают магические сумерки. Мощно звучит гваяковое дерево, из которого, как мы помним, была сделана волшебная палочка чародея Мерлина из книги Теренса Хэнбери Уайта «Король былого и грядущего» (по мотивам легенд о короле Артуре).

Энергичное и строгое начало вскоре уводит в богатое бальзамическое нутро композиции, где горит огонь, а искры рождают удивительных существ.

Warwick Goble (1862 – 1943)

Смысл творчества Lvnea не в том, чтобы предложить готовый образ и игру в забавное переодевание, но покопаться в собственных чувствах и мыслях, на которые, несомненно, наталкивают ее ароматы, и исследовать нечто, что сложно выразить словами или визуализировать.

Лея объясняет: “Запах может помочь повысить самооценку. Я люблю создавать и носить ароматы, которые многие посчитают слишком мужественными — глубокий сосновый запах, пряная кожа, влажная древесина. Освобождение от стереотипов для многих может означать больше, чем просто свободу выбора аромата, оно сделает вас сильнее во всем.”

Lvnea никогда не использует дешевые трюки в рассчете на наши самые неодолимые и примитивные желания – быстро завлечь избыточной сиропностью. Вместо этого она рассчитывает на потенциал самих материалов, их магическое взаимодействие, которое затем проявляется в неодолимой и необъяснимой притягательности, сладости и уютно тлеющей теплоте.

Illustration by John Albert Bauer (1882 – 1918)

Hemlock Shade, например, это заманчивый ноктюрн с камфорными, смолистыми нотами, которые вливаются в медовую сандаловую канву, и аналог которому я не смог найти среди известных мне древесных ароматов.

Как освободившаяся из древесных объятий дриада, Hemlock Shade витает вокруг меня, следуя за моими движениями. Я чувствую себя в сердце древесной рощи, словно я сам стал деревом, полным жизни, освещенным колдовской луной.

***

Если вы ведьма, практикующая общение с древесными духами, и любите попеть в лесной глуши, мой вам совет – попробуйте надеть Coven by Andrea MaackNorne by Slumberhouse или что-нибудь от Liz Moores’ Papillon Artisan Perfumes — последний дом, кстати, получил высокую оценку в самом свежем (2018) издании книги Луки Турина и Тани Санчес Perfumes: The Guide.

Warwick Goble (1862 – 1943)

Coven повествует о колких травах и увядающих листьях, грязный, демонический. Среди его темных вибраций неожиданно появляется запах виски. На себе я его не чувствую, а вот с других обоняю этот узнаваемый пьянящий карамельный аккорд, уютно вписавшийся в ароматную флору и почву композиции.

Slumberhouse’s 2012 Norne тоже хвойный, непрерывно играет своими еловыми оттенками. Nornе или Norns — это Норны, скандинавские богини судьбы, обитающие в лесу. Norne предлагает отправиться в путешествие, из которого сложно вернуться, и хотя у него нет той сверкающей магии верхних нот, которыми могут похвастаться ароматы Lvnea, он подкупает основательной, добротной древесиной базы, сырой и пахучей. Norne можно назвать ароматом заядлого любителя лесных походов.

Warwick Goble (1862 – 1943)

Papillon’s Dryad еще одна дочь Bandit-а. Сразу на входе на вас бросается кусачий гальбанум, за которым вдруг, как по волшебству, открывается чудесный сад с цветами, травами, деревьями.

Moores’ Angelique – добрая фея с дребезжащими крылышками, справедливая правительница Розовой страны Стелла (или Глинда из «Волшебника страны Оз»). Мягчайшая мимоза и плюшевый османтус свернулись клубочком под бочком у ириса, такого хрупкого, словно он и не ирис, а прозрачнокрылая фиалка. Цветы сливаются в деликатнейший телесный запах. Angelique позаимствовал свою магию у некоторых первых известных нам ароматов Guerlain.

А вот Anubis, названный в честь египетского бога загробного мира, это не милый светлячок (если вы еще не успели отойти от умиления Angelique) а настоящая электростанция, которая щедро питает энергией своего носителя. Бессмертник, такой прекрасный противоречивый материал, собравший армию поклонников и противников, соединяется с шафраном, жасмином и кожей – и зажигает. Надевая Anubis я вспоминаю слова Эйприл Леи:

“Ароматы действуют как талисманы, гарантируя защиту своему носителю. Если вам нужна его сила или защита, вы надеваете любимый аромат как броню, с этой целью кто-то надевает украшения или специальный предмет одежды или аксессуар, словно продолжение себя.”

Настоящее время полно потрясений. Парфюмерные традиции, укорененные в магии и ритуалах, предлагают убежище в фантастических мирах, и этот побег может стать регулярным.

Лея говорит: “Наш современный социальный, политический климат так суров и так пагубно отражается на нас символически, метафизически и практически, что сейчас особенно важно прибегать к помощи чародейства. И, да, я считаю себя ведьмой. На меня повлияла народная магия, анимизм, врачевание травами, ароматерапия и парфюмерия, как способ чудотворного колдовства и исцеления.”

ДОМОВЫЕ И МАГИЯ НА КУХНЕ

“Запах ведьмы вызвает к телесным удовольствиям… Обоняние – это их отражение.” 4

Другое практическое магическое направление – это забота о доме и очаге, и оно не менее интенсивно, чем лесное колдовство ведьм, берущих силу у деревьев.

Warwick Goble (1862 – 1943)

Еще в период студенчества, когда я учился в художественном колледже, я нарисовал картину в честь Гестии, древнегреческой богини очага, и мой младший брат назвал меня «домовым» – мое предназначение стало очевидным! Это же настоящее царство уюта, в котором сокрыта магия съедобного, уютное волшебное домоседство, известное только домовым, крепко привязанным к дому и семейному очагу.

Есть ведьмы, которые живут в домах из конфет и предлагают заманчивые плоды с Древа Знаний — столь же соблазнительные, сколько опасные. Мне кажется, что Barefoot Contessa (гегоиня самого старого кулинарного ТВ-шоу в Америке, которое все еще существует и проповедует вкусную, здоровую и эффективно приготовленную еду в кругу друзей, использование местных продуктов, включая аранжировку от местного флориста, прим. ред) точно ведьма, которая любит поколдовать на кухне!

В парфюмерии произошел значительный поворот в сторону гурманских запахов – тут не обошлось без импульсов черной магии прямехонько из ада: в ароматы ворвались соблазнительные сладости, выпечка и другая вкусная еда.

George Cattermole, (1800 – 1868)

В 1997 вышел аромат Lolita Lempicka, который создала гениальная (и, конечно, тоже ведьма) Анник Менардо, она не последовала вслед за имитаторами Ангела, но сама создала собственное направление в гурманике, сложив свое ароматное заклинание из аниса, ириса, плюща, вишни, значительной дозы ванили и корешков для разнообразия.

Lolita Lempicka – это отравленное яблоко, наполненное коварной красотой — оно полно пушистых цветочных ароматов и горько-сладких фруктов, и, конечно, лакрицы (корня солодки), которая стала такой же популярной в парфюмерной индустрии, даже расхожей, как образ Злой Ведьмы с зеленым лицом, которую сыграла Маргарет Гамильтон (The Wizard Of Oz), и который утвердился в общественном сознании как классический образ ведьмы.

***

Penhaligon’s недавно добавил несколько сладострастных соблазнительниц в мыльную оперу Portraits Collection: за ее историями и характерами мы следим уже 3 года.

Illustration by Warwick Goble (1862 – 1943)

The Bewitching Yasmine, 2017, интересный эксперимент с кофейными нотами – тренд, который в последнее время набирает обороты. Тихий кардамон и ладан поддерживают и формируют аккорд жареного кофе, такого громкого и самостоятельного в начале. Потом совершенно мультипликационный жасмин вместе с ароматизированными ванилью сливками для кофе разыгрывают сценку для британских зрителей на тему арабской экзотики.

Clandestine Clara – аромат из той же коллекции, который был переделан в 2017 году спустя год после своего первого выпуска: проскакивает легко, как дессерт, в котором смешаны более простые и легкие версии пьянящих, амбровых и древесных нот из самых «тяжелых» засахаренных Лютансовских шедевров.

Ivan Bilibin (1876-1942)

Парфюмерия все прочнее вязнет в гурманских нотах, но в отличие от других работающих в этом амплуа, Клэр Бакстер, создательница бренда Sixteen92, подходит к делу с добродушным колдовством: ее сладкие эскперименты отлично дополняют общую мистическую атмосферу этого матриархального бренда.

Дом назван датой начала Процесса над салемскими ведьмами (1692), который начался в том году в феврале в городке Салем на северо-востоке США (Новая Англия). Коллекция ароматов Sixteen92 чествует реальных и выдуманных ведьм, таких как Ved’Ma и Tituba.

Аромат Tituba назван в честь исторической личности рабыни Титубы, которая признала свое участие с другими ведьмами в «страшных связях» с дьяволом на пресловутом судилище.

Аромат Tituba – один из лучших у Sixteen92: двойственный и непредсказуемый как его вдохновительница Титуба, временами он пахнет невинно и комфортно, как праздничный имбирный пряник.

George Cruikshank (1792 – 1878)

Но в этом доме много комнат: аромат вдруг перетекает в липкие смолы и застывает свечным воском. Комбинированные текстуры из хлебной муки, дерева и откровенно эротичного боярышника синкопатируют с отрывистым имбирем.

Носитель аромата будет наслаждаться печеньем из патоки в той же мере, что и обществом то тут, то там возникающих зловещих старух и вальяжных куртизанок.

В моем разговоре с создательницей Sixteen92, Клэр Бакстер объяснила свой интерес к ведьмам и женщинам, заподозренным в колдовстве:

“Меня вдохновляют женщины громкие, упрямые и своевольные, как и те, кто не побоялся встать на защиту невинных… Сегодня, мне кажется слова «ведьма» и «чародейка» стали настоящими символами культурного прогресса.”

Наряду с сезонными предложениями, Sixteen92 выпускал лимитированные ароматы в честь осенних праздников; так и в 2018 году можно попробовать новые ароматы, а также переизданные Лучшие хиты (Greatest Hits) прошлых сезонов.

John Albert Bauer (1882 – 1918)

Really Most Sincerely Dead – это калорийный красный сок, который, почему-то, вкусно пахнет молоком, медом и зернами, а потом он завернется в цветочные одежды и отзовется солодковым эхом аромата Lempicka, который для меня является знаковым для создания образа современной идолопоклонницы.

Бакстер продолжает: “Большинство моих гурманских ароматов я делаю для Хэллоуина и осени в целом. Осень – самый красиво пахнущий сезон, как мне кажется, и это очень помогает в работе, ты окружен красотой, только представьте: первый иней, первый дымок из трубы, когда начинают топить камины, чудесный прощальный запах сухих опавших листьев под ногами, сбор последних помидоров перед заморозками, когда их продрогшие листья пахнут при прикосновении.

Обычно, работая с гурманскими нотами, я люблю противопоставить их чему-то хмурому и несладкому, а, может, странному, или включить гурманский аккорд туда, где его не ждут.”


Warwick Goble (1862 – 1943)

Я бы назвал характер гурманских духов Sixteen92 готическим, Бакстер обладает удивительной интуицией рифмовать съестное с нетрадиционными, атмосферными и даже непарфюмерными запахами, такими как мокрая лесная земля, туман, тыквенные семечки, стекло, – и создавать впечатляющие контрасты.

Но не все, что делает Sixteen92 съедобно. Один из последних релизов 2018 года, Chiromancy, – чистое изящество и я не могу от него оторваться. Хиромантия – это гадание по руке. Указанные в описании ароматные ноты ириса, поношенной кожи, чернил, фарфора и черного трюфеля отозвались на моей коже очень грустно, как бледносерые замшевые перчатки, пустой стакан, когда-то полный спиртного, и следы слез на страницах рукописного дневника.

“Мне всегда нравилось разгадывать секреты,” – говорит Бакстер о своих ароматах, которые скорее хочется назвать художественными проекциями, чем духами, из-за их непарфюмерной конкретности, – “находить другой путь к выражению самоидентификации, другое логическое объяснение тому, что нас делает такими, какими мы себе кажемся или хотим казаться, и как это связано с тем, что было до нас. Мой интерес провел меня через многие дисциплины: от нейропсихологии до карт Таро и медиумных практик, это было моим постепенным знакомством с оккультизмом.

На протяжении истории людей, особенно женщин, которые интересовались тем же, что и я, общество угнетало и преследовало. Часто этих женщин называли ведьмами, и поэтому слово ‘ведьма’ совсем не обязательно сопряжено с магией, скорее обозначает чуждое, неизвестное, непонятное большинству.”

ШАБАШ ВЕДЬМ

Когда ночи становятся длиннее, и призраки начинают все смелее выглядывать из теней, в минуту грусти по ушедшим или забытым зажгите D.S. & Durga’s Spirit Lamp, – свечу, которую в бренде описали как “чайную церемонию в колониальной гостиной Мадам Ревери, медиума, голой по пояс.”

Газ для зажигалок с оттенком цитруса, гадание по чайным листьям, и сверлящий, настойчивый запах имбиря, смешанный с персиком, лактонами и мускусами. На такой огонек подтянется целая толпа духов, и будет раскачиваться вокруг. Спиритуальная Лампа обещает вам и телепатические консультации, и участие в магических сообществах, невозможно противостоять ее призывному маячку.

Есть ведьмы, обретающиеся в лесном сумраке, есть ведьмы, которые практикуют свою черную магию в кулинарии, а есть ведьмы, которые черпают силу в связи с себе подобными, заряжаясь коллективной энергией.

Холодными осенними вечерами, на шабаш слетаются чтобы наслушаться историй и мифов, позлословить и подбодрить друг друга. Это ароматы-маяки.

***

Black Phoenix Alchemy Lab создал более 200 масляных ароматов за десять последних лет, черпая вдохновение в магии, фантазиях, литературе, комиксах, тв-передачах и личном опыте самих парфюмеров.

John Albert Bauer (1882 – 1918)

Элизабет Мориарти Бэрриал и Брайан Константин работают вместе. Они разделяют увлечение друг друга создавать неожиданные ароматные смеси на разные жуткие темы.

Выбор аромата из коллекции Black Phoenix похож на вытягивание карты Таро, кстати, персонажам этих карт посвящена добрая порция ароматов бренда.

Рассматривая их обширный онлайн каталог ароматов, совсем не удивляешся тому, что Хэллоуин – самый интенсивный период в работе этих двух независимых парфюмеров: их вкус к мрачным историям и недюженная осведомленность видны по названиям.

Поразительное умение Black Phoenix заинтриговать, можно рассмотреть на показательном примере аромата Embalming Fluid. Будь он выпущен любым другим домом и под другим именем, вы бы назвали его запахом стирального порошка или выстиранного белья. Но под темным крылом Black Phoenix аромат звучит готическим пеаном на смерть, подобную описываемым у Ангелы Картер в The Bloody Chamber, или морбидным мечтанием из ТВ-передач Алана Болл (Six Feet Under, True Blood, и тд).

John Albert Bauer (1882 – 1918)

Лимон, которым открывается аромат, спел и приятен, и белые мускусы с освежающими нюансами насыщенных водой зеленых кактусов, тоже нежны как кондиционер для белья. Провокация кроется не столько в самом запахе, сколько в сопоставлении его с названием, которое переносит ваши мысли к смерти и погребальной церемонии. Как и во многих других своих ароматах, в Embalming Fluid парфюмеры решили дать протоптанным ольфакторным дорожкам новое смысловое направление.

Помимо совместной работы друг с другом, Элизабет и Брайан любят сотрудничать с другими художниками, один из частых соучастников их творчества стал писатель Нил Гейман, на фантастических работах которого воспитываются поколения («Песочный человек», «Коралина», «Звездная пыль», «Американские боги», и тд.)

Плоды совместного труда под знаменем коллективизма собраны внутри обширной коллекции бренда в категорию “Activism,” – проценты с продаж поступают в фонд Американских гражданских свобод, EMILY’s List, фонды помощи жертвам ураганов, NAACP, женским и экологическим организациям, а также фондам помощи бедным.

Глядя на активное участие бренда в социальной жизни, становится понятно, что их увлечение коллективным языческим и вовлеченность в альтернативные практики носит не только эстетический, но и вполне практический характер. А ведьмы или, другими словами, свободные женщины, служат для них музами.

John Albert Bauer (1882 – 1918)

The HagBewitchedIncantationSamhainWandaLeanan Sidhe (кельтские фейри-повелительницы), Harlot и Lorelei – это всего лишь малая часть их ароматов, посвященных магическим девам, женским духам и феминистическим идеалам.

Studie Einer Ziege танцует между сладостью и пряностью, с гвоздикой и табаком, уплотняясь к сердцу композиции. Энергичный и праздничный, грубоватый, в обличье козла, участвует он в древних вакханалиях, следует за ароматным дымком, переступая через веселящихся, туда, откуда доносится запах печеного, сытного, сухого мускуса.

Lithograph of a Mountain Goat – еще один косматый аромат в коллекции Black Phoenix, даже грязнее и мохнатей. Его лабданум ощетинился черным перцем и острыми гранями лилий, и будет долго нелюдимо колоть вас, пока, наконец, не уляжется рядом с угрюмыми, задумчивыми пачулями. Отчетливая вонь скотного двора звучит даже элегантно под бальзамическими маслами древесных нот.

На бумаге блоттера странность аромата Lithograph граничит с неприличием, а на коже он оживает и вовлекает вас в игривое нарушение границ, перемурлыкивается с вашим собственным зверем.

Закрывая Книгу Теней

“Наконец, я спустился в огромную комнату, в которой было что-то красное. Эта комната, в которую я раньше так стремился попасть, оказалась библиотекой ведьмы. Я испугался. Я был в самом низу.”5

“Эта роль женщины, роль колдуньи, бесноватой – отверженa обществом как ему несвойственная и и в то же время она стара как мир, потому что из раза в раз колдунья будет уничтожена, и ничего от нее не останется, кроме зыбких мифических следов.”6

Парфюмеры, поборники невидимой магии, ставят себе задачу собрать эти мифические истории, сохранить, и продолжить их в разговорах с покупателями, стирая разделяющие нас границы факта и выдумки, жизни и игры в нее, а также смягчая острые темы разделения полов, классов, которые так долго и ревностно соблюдались в парфюмерии.

John Albert Bauer (1882 – 1918)

Наступил сезон ведьм, и не только потому что все мы любим Хэллоуин, а потому что будущее за женщиной.

Так попробуйте влед за LvneaSixteen92Black Phoenix Alchemy Lab и другими отыскать приглянувшуюся вам колдунью.

За старой доброй черной магией обращайтесь к Lancôme Magic Noire, если вы хотите сбить с неба луну вместе со Стиви Никс, надевайте Gypsy Water by Byredo. А собираясь открывать внутреннюю вселенную и приобщиться к культу Природы, возьмите с собой Grimoire by Anatole Lebreton. Для борца со стереотипами подойдет зашифрованный шипр Mad Madame by Juliette Has A Gun.

John Albert Bauer (1882 – 1918)

Я хочу завершить свой рассказ словами Ипситы Рой Чакраверти, о которых мне напомнила Эйприл Лея, создательница Lvnea:

«Каждая сильная женщина – ведьма, и за ней охотятся. В обществе, которое обижает и унижает своих женщин, физически и ментально, каждая женщина – ведьма.»

John Albert Bauer (1882 – 1918)

***

1 Acker, Kathy. “Back to the Witch.” The Politics of Everyday Fear. Edited by Biran Massumi. Minneapolis: University of Minnesota Press, 1993. Print, p. 85.

2 Cixous, Hélène and Catherine Clément. The Newly Born Woman. Minneapolis: University of Minneapolis Press, 1986. Print, p. 8, 39.

3 Herman, Barbara. Scent & Subversion: Decoding a Century of Provocative Perufme. Guilford: Lyons Press, 2013.

4 Cixous, Clément, 38.
5 Acker, 92.
6 Cixous, Clément, 5.

еще больше прекрасного тут:

https://www.fragrantica.ru/news/author/Matt-Morris/

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: