Вырщиков Е.Г. Культ быка в культуре Чатал-Хююк

Это статья в которой я лишь добавлю некоторые моменты.

Рельефы святилищ Чатал-Хююка содержат несколько (возможных ) указаний на существование близнецового культа ( если найду — покажу. а так о близнецовом культе я не нашла ни каких указаний, что странно . так как материалов много в открытом доступе — прим.мои)  и культа быка. Это, в первую очередь, персонажи, которых Джеймс Меллаарт назвал «богини» (goddes). Они представляют собой изображения пар (?)зооантропоморфных божеств (ЗАБ) в стандартной Ш-образной позе, в которой и передние, и задние конечности расположены в форме буквы Ш [Mellaart J., 1967, p. 102, 103]. Часто их сближают с леопардами, которые также изображены парой (св. VI.B.44, северная стена). Они действительно схожи с леопардами, но, первое, не имеют пятнистой окраски, второе, не имеют хвоста, зато нередко обладают рядом антропоморфных черт. Кроме того, в новых раскопках есть две печати, где в этой же характерной позе изображена медведица1. Если подытожить вкратце эту работу, близнечная пара идентична образам ЗАБ, леопарда, возможно также медведя, а те, в свою очередь, тесно связаны с женским божеством с четким иконографическим обликом, которое Джеймс Меллаарт называл «богиня-мать» [Мелларт Дж., 1982, с. 100].( такая пара характерна для изображений бога/богини МЕЖДУ священными животными — а не отражение близничного культа  прим. мои). Близнечная пара противопоставляется Быку по оппозициям женское / мужское; верх / низ; круглое / острое (возможно также правое / левое, но тут есть некоторые вопросы).( лично мне не нравится форомулировка «протипоставляется»- дуальность как однозначно противодействие — изобретение более поздних религий.- прим. мои)
В данном случае для нас важно, что на рельефах чаталхююкских святилищ бог-Бык противопоставляется ЗАБ, а значит, и леопардам, и «богине-матери» как низ верху. ( вот почему вдруг низ и опять таки противопоставление,  давайте «противопоставим» христианского бога деве Марии, кого вы выберете в качестве представителя темных сил?- прим.мои)    Иными словами, Бык в Чатал-Хююке – божество Нижнего мира. Кроме структурных соображений, которые являются для нас основными, есть другие, и весьма показательные. Прежде всего, об этом говорит св. VII.21 (рис. 12), где перед каждой из голов быка, и с восточной, и с западной стороны положен человеческий череп «лицом к морде», близко, северная же стена посвящена сценам терзаний ( и вноьв не корректное определение, не терзание , а поедание, очищение костей от плоти — прим.мли ) грифами обезглавленых тел (похоронный обряд в Чатал-Хююке). Два других черепа положены на край северо-восточной платформы. Принимая во внимание подобный способ захоронения, применявшийся в Чатал-Хююке, можно уверенно говорить, что черепа из св. VII.21 – это черепа «своих», то есть предков.

Image 1.1

Image 2.1

Рис. 1. При сравнении взаимного положения черепов (св. VII.21, сверху) и букраний (св. VI.14, внизу) видно, что они занимают схожее место и на северо-восточной (угловой) платформе, и перед центральной восточной панелью (между столбов)

Очевидно, что данное святилище связано с культом предков. При сравнении этого интерьера со св. VI.61 (рис. 3); св. VI.14 (рис. 1), нетрудно видеть, что черепа находятся примерно на тех же местах, где обычно находятся стелы с рогами (букрании), причем рога стелы развернуты в сторону стены и головы быка на ней (вспомним, черепа – лицом к быку). Чисто дистрибутивные соображения говорят об обрядовой близости человеческих черепов и букраний. Как уже отмечалось, черепа из св. VII.21 – это черепа «своих», то есть предков. В таком случае бычьи черепа, замурованные в букраниях, в ритуальном смысле также черепа предков, их зооморфный коррелят. Бог-Бык в таком случае не только ( и не столько) хозяин Нижнего мира, но и мужской первопредок. В связи с этим необходимо вспомнить следующее: во-первых, внутренние помещения поселения в Чатал-Хююке (причем не только святилища, но и жилые помещения) представляют собой усыпальницы, а потому святилища Чатал-Хююка непременно связаны с культом предков, хотя бы и в числе прочего; во-вторых, редкое святилище обходится без изображений быка, в то время как остальные элементы рельефа (разобранные нами выше) являются, в общем случае, не обязательными. ..

Далее, необычна волнообразная форма налепных рогов, принимающая иногда гротескную форму, см. св. VII.9 (западная стена, рис. 2). Уж совершенно необычную форму, притом асимметричную, рога принимают в св. X.1, рис. 2.

Image 3.1

Image 4

Рис. 2. Св. VII.9, западная стена (сверху). Очевидно, что никакая порода быков носить такие рога не может. Значит, волнообразные рога несут особую смысловую нагрузку, как и в св. X.1, восточная стена (внизу).

Image 5

Image 6
Рис. 3. Св. VI.61 (сверху) и св. VI.A.50 (справа). В обоих сбучаях хорошо видно «рогатое» сиденье на правой (высокой) платформе у восточной стены.

Джеймс Меллаарт называет их попросту «неуклюже сформированными», но он не справедлив – просто это не совсем рога, но свою ритуально-мифологическую задачу они решают хорошо. Дело в том, что волнообразная форма (и это знают все, кто занимался нео- и энеолитической пластикой и керамической росписью) почти непременно связана со змеей и водной стихией. А значит, здесь важно было именно подчеркнуть тождество рогов и водной стихии, а не заботиться об изящной форме рогов.
Связь подземного мира и водной стихии была в Анатолии столь устойчива, что сохранила свою актуальность и в хеттское время, как будет показано ниже. В связи с этим есть одна хеттская параллель чатал-хююкским рельефам. Дело в том, что Бык на изображениях с ЗАБ играет для последних, в числе прочего, роль сиденья. Такое рогатое сиденье встречается в святилищах реально – это ступенька между платформой (с захоронениями под ними) и столбом (св. VI.61, рис. 3; св. VI.14, рис. 1; св. VI.A.50, рис. 3). Подобная «ступенька»-сиденье встречается в святилищах часто, но лишь в перечисленных случаях оно снабжено рогами (ср. их на рис. 3). Тогда сидящий (кто бы он ни был) должен противопоставляться сиденью не только как верх низу, но и как живой неживому, то есть они – жители разных миров. ( очередная демонстрация не понимания сути и , как следствие в корне не правильных  выводов — прим.мои )

Подобная семантика актуальна и для платформы в целом: верхняя предназначена для лежания живых, нижняя, замурованная – для погребения костяков умерших. Такой антагонизм, мне кажется, служит объяснением известному, и загадочному притом, хеттскому ритуальному сюжету «Поединок царя с троном» [KUB XXIX, 1, I, (10)] (здесь опять остается только удивляться устойчивости, даже консервативности, мифологических представлений в Анатолии):
[Затем царь] говорит Трону: «Приди! Мы пойдем (с тобой). Ступай ты за горы! Ты [н]е станешь человеком моего рода. Ты не станешь моим свойственником. [Сою]зник (друг) мой, союзником да будешь!
Приди! Мы пойдем к горе. И я, царь, дам тебе стеклянную посуду. И со стеклянной посуды мы будем есть. Внутри горы ты охраняй!
Мне же, царю, боги – божество Солнца и бог Грозы – вручили страну и дом мой. И я, царь, охраняю страну свою и дом свой. Ты не приходи в мой дом, (и) я не приду в твой дом!» (Пер. В.Г. Ардзинба).
В данном случае очевидна амбивалентность семантики Трона. Он – друг (хетт. ara-), царь делает ему дар и собирается пировать с ним, но пир будет происходить явно на «нейтральной» территории – на горе, и ситуация снова двойственная. С одной стороны имеет место мотив изгнания (Ступай ты за горы!), с другой стороны, мы имеем мифологическую ситуацию подъема, восхождения (Приди! Мы пойдем к горе), многократно повторяющуюся в хеттских ритуальных текстах [Ардзинба В.Г., 1982, с. 126, 127]. И здесь мы снова имеем мотив изгнания, но не по горизонтали, а по вертикали: неопределенно удаленное место («за горами») тождественно Нижнему миру. При этом место Трона – именно под землей, внутри горы, где его дом (pár-na), который ему надлежит охранять (Внутри горы ты охраняй!). Место же царя – на поверхности земли, где его страна и дом, которые царь охраняет, и нарушение границы между Срединным миром царя и Нижним миром Трона недопустимо (Ты не приходи в мой дом, (и) я не приду в твой дом!). Интересно, что в ведийском и в санскрите слово ari, родственное хетт. ara-, имеет амбивалентное значение: оно может означать как «враг», так и «друг, союзник».
В том же тексте, далее [KUB XXIX, 1, I, (23)], раскрывается роль Трона в обретении царем власти: «Мне, царю, из моря Трон принес власть и (царскую) повозку. Страну же моей матери открыли и меня назвали лабарной-царем».
Здесь интересно, что у хеттов Нижний мир ассоциируется с морем (хетт. aruna), то есть водной стихией, что схоже с представлениями чаталхююкцев. Связь моря с подземным миром у хеттов проявляется нередко [см. подробно об этом: Laroche E., 1965, с. 79, 80; Луна, упавшая с неба.., с. 54, 263; Ардзинба В.Г., 1982, с. 88 – 92]. Любопытно, что Посейдон у греков также ассоциировался с быком, что нелогично с точки зрения банальных ассоциаций, однако вполне понятно, если рассматривать проблему в исторической ретроспективе.
Есть еще один образ Нижнего мира у хеттов, идентичный чаталхююкскому. Это луг – пастбище, на котором пасутся животные [Puhvel J., 1969, c. 60; Ардзинба В.Г., 1982, с. 89, 90]. Такую картину в Чатал-Хююке буквально отображает изобразительно-орнаментальная композиция (св. A.II.1). Здесь мы видим две гряды гор – верхнюю и нижнюю (последняя, по законам орнамента, вверх ногами, зеркально), между которыми змеится река. Интересно, что здесь мы имеем три элемента сакральной топологии, которые в точности повторяются у хеттов [Ардзинба В.Г., 1982, с. 90, 91]: «высокие горы»; «глубокие долины»; «реки», «черные волны».
Если обратиться к на склонах обеих гор мы видим пасущихся баранов (или коз). Однако, одна из долин, а также симметричная ей долина «нижней» горы и разделяющая их река перекрыты ромбической фигурой, сверху которую венчает бог, держащий за рога быков; снизу же, вверх ногами – неизвестное божество, сжимающее за шеи грифов. Это божество появляется и на других росписях (св. A.III.11), здесь оно рогатое, первичный половой признак позволяет считать его мужским (впрочем, на другой росписи схожее божество представлено как рожающее), а присутствие грифов – связанным с погребальным обрядом (расклевыванием плоти), принятым в Чатал-Хююке. Оно противостоит, как низ верху, богу, связанному с быками (но само также обладает рогами), границей между ними служат подземные воды. Таким образом, Нижний мир здесь также оказывается структурирован по вертикали: Верхняя гора (признак низ & верх), Воды, Нижняя гора (признак низ & низ).
Вернемся, однако, к хеттскому «Диалогу царя с Троном». В нашем случае интересно, что данный отрывок хорошо иллюстрирует всю важность хороших отношений древних земледельцев с Нижним миром (миром предков) и с самим его владыкой (для чаталхююкцев – Быком), обеспечивавшим плодородие и долголетие. Однако это не устраняло антагонизма миров, требовалась инстанция, которая могла усмирить Быка (изгнать его на подобающее место) и превратить в союзника-медиатора между мирами, добывающего требующиеся блага. Для хеттов этой инстанцией была священная особа царя – земной коррелят Бога Грозы, для чаталхююкцев, очевидно, кто-то другой, но также служивший земным коррелятом божеств Верхнего мира. –

Поэтому, при рассмотрении скульптурной композиции слоя II, «где богиня-роженица сидит на троне, украшенном по ее бокам двумя леопардами… а ногами упирается в черепа», Вяч. Вс. Иванов, как мне кажется, в отношении черепов немного поспешно отсылает нас к типологическим параллелям из доколумбовой Мексики [Иванов Вяч. Вс., 1983, с. 62]. При таком привлечении параллелей вывод о хтоническом характере богини предопределен, что не согласуется с наличными материалами. В контексте культуры Чатал-Хююка попирание ногами черепов, вкупе с владычеством над леопардами – характеристика как раз божества Верхнего мира.

ЛИТЕРАТУРА
Ардзинба В.Г., 1982. Ритуалы и мифы Древней Анатолии. М.
Вырщиков Е.Г., 2010. Близнечный культ в культуре Чатал-Хююк // Проблемы истории и культуры Древнего Востока. Материалы международной научной конференции, посвященной памяти Григория Максимовича Бонгард-Левина. 15 декабря 2010 г. М.
Иванов Вяч.Вс., 1983. История славянских и балканских названий металлов. М.
Луна, упавшая с неба. Древняя литература Малой Азии / Пер. с древнемалоазийских языков Вяч. Вс. Иванова. М., 1977.
Мелларт Дж., 1982. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока / Пер. с англ. и комментарий Е.В. Антоновой. Предисловие Н.Я. Мерперта. М.
Laroche E., 1965. Textes mythologiques hittites en transcription. Première partie. Mythologie anatolienne // Revue hittite et asianique. T. XXIII, fasc. 77. Paris.
Mellaart J., 1967. Çatalhöyük. A Neolitic Town in Anatolia. London.
Puhvel J., 1969. Hittite annaš šiwaz // Zeitschrift für vergleichende Sprachforschung auf dem Gebiete der indogermanischen Sprachen. Bd. 83. H 1. Göttingen.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: