Г. Бондаренко .Мифология пространства древней Ирландии ( старины мест 2)

Глава V. Прозаические диннхенхас Шлиге Дала (редакция B из «Лейнстерской книги» и Laud 610)

Другой вариант прозаических диннхенхас Шлиге Дала, представляющий иную редакцию, содержится в двух широко известных рукописях XII в.: в «Лейнстерской книге» и в Laud 610 (последний список не был ранее опубликован). Эта версия принадлежит редакции В согласно Р. Турнайзену. Первая половина этого текста соответствует первой части метрических диннхенхас и первой части прозаической версии редакции С. Вторая половина, с другой стороны – это абсолютно уникальный вариант, связывающий дорогу Дало с мудрецами и провидцами. Эта версия содержит прозаический фрагмент и небольшое стихотворение в конце. Так же как соответствующие фрагменты из прозаического или метрического вариантов, она дает объяснение не только названия Шлиге Дала, но и разных других топонимов, относящихся к местам, лежащим на дороге. История не добавляет ничего к сюжету манифестации дорог, но и не связывает Шлиге Дала с другими четырьмя дорогами

Sligi Dala. Unde nominatur? Ni handsa. Dalo Glass do Grecaib Scithia is uad dogarar Sligi Dala. Crea imorro ingen Fhedlicon a ben. Is uade ainmnigther Ros Crea. Cannan mac Edlicon dano is úad congarar Cluain Cannan. Carmun cetbrugach derbrathair do Dalo co ndaluid iar n-éc Dalo do triall a hErind co toracht Carmun Liphi. Conid and atbath do chumaid a brathar.

Dalo tra 7 Carmun 7 Inteng secundum quosdam 7 Gláre 7 Brea 7 Grea 7 Cairiu sechtor faid maic Thait maic Ogamuin maic Beamuin maic Srú maic Esru maic Gaedil Glais & Rafand a siur. Co ro fodlait do díth Dalo ar ba hé Dalo a cungid. Inteng dano ic Dún Inteing i nHuib Garrchon, hic secundum quosdam. Glare os Dún Gláre i nÉlib. Brea ic Dún Brea i nHuib Bríuin Cualann. Grea i nDun Grea у Sleib Airgiall. Cairiu ic Dún Chairin Rafand dano a síur ic Rairind i nHuib Muredaig. Is amlaidsin ra fodlait sechtor faid 7 is uadib ainmnigter na inadasin.

Dalo, Inteng, Gláre glan,

Brea, Grea, Cairiu can,

7 Carmun cloen cathach

ba hadbul cland oenathar,

is a síur gríbda gand,

diamba hainm rigda Rafand

.

Шлиге Дала: почему она так названа?

Нетрудно. Дало Глас из греков Скифии, от него названа Шлиге Дала. Креа же, дочь Федлека – его жена. От нее назван Рос Креа. Каннан, сын Эдлека: от него назван Клуайн Каннан. Кармун, богатый землями, брат Дало, отправился в изгнание из Ирландии после смерти Дало и пришел в Кармун, что в Лифе. И там он умер от горя по своему брату.

Однако, согласно некоторым записям, Дало, Кармун, Интенг, Гларе, Бреа, Греа и Карью были семью провидцами, сыновьями Тата, сына Огамона, сына Беамона, сына Сру, сына Эсру, сына Гайдела Гласа, и Рафанн была их сестрой. Они рассеялись, потеряв Дало, ибо Дало был их вождем (Дало под Шлиге Дала, Кармун над Лифе) Интенг же в Дун Интейнг среди И Гаррхон (это согласно некоторым), Гларе в Дун Гларе в Эле, Бреа в Дун Бреа среди И Бриуйн Куаланн, Греа в Дун Греа на горе Айргиалл, Карью в Дун Харин, Рафанн же, их сестра, в Райрью среди И Муредайг. Так рассеялись семь провидцев, и от них стали называться эти места.

Дало, Интенг, Гларе чистый,

Бреа, Греа, Карью выносливый,

и Кармун сутулый, воинственный,

были великими детьми одного отца,

и их сестра жестокая, злая,

от которой имя королевское Рафанн.

В первой части этой версии диннхенхас много параллелей с прозаической версией редакции С. На самом деле первые два предложения только повторяют эту версию. Она также упоминает персонажей и местности в Урмумане и в районе Роскри. Все эти местности (кроме Кармуна?) лежат на дороге Дало. Местоположение Кармуна, знаменитой ярмарки в Лейнстере, неизвестно, но обычно он локализуется где-то в современном графстве Килдар. Отличие от других версий становится очевидным, когда эпоним Кармун выходит на сцену. В этой уникальной версии Дало не сын Эдлека и не говорится об инцестуальных отношениях между Дало и Креа.

Сюжет истории может быть представлен таким образом: Дало и Кармун, греки из Скифии, прибыли в Ирландию и стали разорять страну (особенно территорию Шлиге Дала, как говорится и в других диннхенхас), Дало умирает или убит, его брат Кармун пытается сбежать из Ирландии, но умирает от горя по своему брату в Кармуне, дав таким образом имя этому месту. Заморские захватчики, опустошающие Ирландию, порой используя сверхъестественные средства, часто встречаются в диннхенхас в качестве эпонимов известных мест. Прозаическая версия диннхенхас Кармуна содержит очень похожий рассказ о судьбе героя Кармуна. Некоторые черты текста редакции С существенно отличаются, но сюжет сохраняет ту же структуру: три сына и их мать Кармун из Афин (sic!) прибывают в Ирландию и опустошают страну, три сына затем изгоняются из Ирландии, их мать Кармун (возможно, речь идет о местной богине) умирает от горя в Кармуне (Ba marb a máthir do cumaid).

Очевидно, сюжет характерен для легенды о Кармуне. С другой стороны, Дало принадлежит к той же категории мифологических пришельцев.

Его смерть, так же как смерть Кармуна, фиксирует место и дает ему имя. История Дало в отличие от истории пяти героев, открывших дороги, принадлежит к тому типу старин мест, где время манифестации – это не время знания, а время смерти. Предания об основании или происхождении мест, которые следуют шаблону рассказа о насильственной смерти (или расчленении) и последующем наделении именем места смерти, широко распространены в ранних ирландских прозаических повестях. Часть из них – это предания о смерти героев, и история Дало представляет собой подобное предание.

Эта редакция диннхенхас содержит два независимых варианта истории о наделении дороги именем, как это часто бывает в старинах мест и в раннеирландской литературе в целом. Можно утверждать, что такие вариации отражают трансформационную стадию между традиционным типом памяти и позднейшей письменной памятью. Кроме того, здесь, как писал А. Ф. Лосев, могут просматриваться «разные степени реальности» или разные уровни реальности, ведь греки из Скифии и семь провидцев для компилятора, записавшего текст диннхенхас, были одинаково реальны.

Вторая версия диннхенхас упоминает семь мифических провидцев (sechtor fáith), и Дало – один из них. Слово fáith (как в Laud 610, в «Лейнстерской книге» стоит среднеирландская форма fáid) означало в древнеирландском «провидец, пророк». Соответствующее слово, упомянутое Страбоном, – ούάτειζ (мн. ч.); согласно этому греческому автору (География, IV, 4) ούάτειζ объясняли природные явления и осуществляли жертвоприношения как настоящие кельтские жрецы. Латинское слово vates «провидец, поэт», часто используемое в литературе для обозначения тех же самых персонажей среди галлов, происходит от одного и того же индоевропейск. корня *wat-, что и ирландское fáith. Fáith в ранней ирландской литературе обозначает как дохристианского провидца, пророка, друида, так и библейского пророка и христианского святого. В нашем фрагменте fáith определенно используется в первом значении.

Число семь играет важную роль в кельтской мифологии, его роль сравнима с ролью числа пять. Есть несколько групп, состоящих из семи персонажей, упомянутых в кельтских текстах. Только семь человек из экспедиции Брана в Ирландию возвратилось в Британию, согласно второй ветви «Мабиноги», «Бранвен, дочь Ллира» («Branwen uerch Lyr»), такое же число воинов вернулось из экспедиции в Каер Сидди, упомянутой в валлийской поэме «Добыча из Аннувна» («Preiddeu Annwn»). Мы снова встречаем «семь провидцев (пророков)» в ранней ирландской литературе, когда семь провидцев (secht fáthi) предсказывают рождение Конхобара за семь лет до того, как он был рожден, как сказано в «Повести о Конхобаре, сыне Несс» («Scéla Conchobair maic Nessa»)

. Вероятно, феномен «семи провидцев» был прекрасно известен аудитории, являясь еще одним «гравитационным центром», объединяющим разные предания. Важно, что манифестация и наделение именем Шлиге Дала в этом варианте связаны с провидцами, персонажами, ассоциируемыми с вдохновением и знанием: здесь мы видим одну из возможных ассоциаций дорог со знанием. Похожий феномен семи мудрецов Рима или Греции или семи советников присутствует во многих литературах: от индийской (семь ведийских риши-«мудрецов» и сапталока, семь низших и высших миров, откуда каждый из этих мудрецов вышел и куда возвратился во славе перед тем как достичь окончательного блаженства) до византийской и средневековых западноевропейских литератур. Представления о семи мудрецах в разных культурах подтверждают истолкование древней индоевропейской символики числа семь Гамкрелидзе и Ивановым, которые отмечали, что семь является числом, определяющим особую группу божеств или мифологических персонажей

Генеалогия «семи провидцев» прослеживается до эпонима гойделов, Гайдела Гласа (заметьте аналогичный эпитет в Дало Глас). Их предки, упомянутые в диннхенхас, известны по ирландской псевдоисторической традиции. В нашем случае интересно найти тех же предков в генеалогии Немеда в «Книге взятия Ирландии» (Тат, Сру и Эсру). Я уже упоминал, что Немед согласно традиции происходил из греков Скифии (do Grécaib Scithía), так же как Дало и его родичи в диннхенхас. Таким образом, второй вариант истории по редакции В, тоже доказывает заморское происхождение Дало согласно традиции. Все материалы, касающиеся Дало, подразумевают его происхождение или из Фир Болг, или из людей Немеда: в «Разговоре старейших» его называют одним из сыновей Умора, в диннхенхас его связывают с греками из Скифии. Важно, что история Дало и история Шлиге Дала всегда стоит в диннхенхас на первом месте перед историями о других четырех дорогах Ирландии. Легенда Шлиге Дала составляла основу диннхенхас дорог.

Смерть Дало к тому же формирует ось истории семи провидцев. Их рассеяние и наделение именами всех выше упомянутых мест, включая Шлиге Дала, следует за его смертью. Дало описан здесь не только как провидец (fáith), но также как воин, герой и вождь (cungid, LL, cuinnig, Laud 610), охраняющий и объединяющий своих братьев. Этот образ схож с описанием Дало как жестокого воина в других источниках. Эта информация, равно как родословие Дало во втором варианте истории, не противоречит первому варианту. Побег брата/братьев Дало после смерти героя также повторяется в двух вариантах: Кармун идет до Кармуна в Лифе (co ndaluid… do triall a hErind co toracht Carmun), и остальные провидцы рассеиваются, пока не останавливаются в своих «доменах» таким же образом. Вероятно, два варианта, отраженные в редакции В, следуют общему шаблону, однако восходят к разным устным традициям.

В «Лейнстерской книге» этот вариант диннхенхас опускает местоположение двух из семи провидцев – Дало и Кармуна. Отсутствующая информация содержится в чтении из Laud 610, которое сообщает к тому же о месте погребения Дало: «Дало под Шлиге Дала» (Dala fo Sligi Dala i nbith). Этот фрагмент повторяет строки из метрических диннхенхас Шлиге Дала, где дорога также ассоциируется с местом погребения Дало: «так что от него, хоть и плоская его могила, | дорога получила свое королевское имя» (conid úad, cid fáen a airm | fofúair in ráen a ríg-ainm). «Плоская могила» в поэме, несомненно, обозначает дорогу.

История напоминает похожие рассказы в диннхенхас и в других жанрах ранней ирландской литературы, где манифестации некоторых природных или искусственных феноменов связываются с трансформацией тела человека или животного. Пример может быть взят хотя бы в диннхенхас Боанн. Дорога Дало получает свое название и появляется на свет только после того, как герой умирает, его тело погребается и неким образом преображается в дорогу.

Принимая во внимание историю манифестации дорог в ночь рождения Конна, можно предположить, что здесь мы сталкиваемся с циклическим восстановлением космического порядка. То есть дорога появляется сразу после смерти Дало, затем она скрывается в не-существовании снова и восстанавливается опять Шетной (или снова самим Дало, как утверждает другая прозаическая версия: nó is Dalo fodesin ros-airnecht dó). Как мы видим, редакторы/авторы диннхенхас вводят нас в настоящий лабиринт противоречивых мифологических фактов, в то же самое время считая всю эту информацию одинаково надежной и «истинной». Мне представляется, что путаница возникает, когда старая система циклического восприятия времени в устной традиции накладывалась на христианскую концепцию однонаправленной письменной истории.

В моем исследовании значения Шлиге Дала в ирландской мифологии и сакральной географии необходимо рассмотреть расположение мест, связанных с другими пятью провидцами. Интересно, что поэма из метрических диннхенхас «Тара V» в длинном списке топонимов повторяет девять географических названий из версии диннхенхас Шлиге Дала по «Лейнстерской книге». Эти топонимы определенно представляют собой группу, объединенную общей легендой. Дун Интейнг локализуется среди И Гаррхон, туата в Лейнстере в современном графстве Виклоу. Тул Туйнди, упомянутый в Laud 610 – это, скорее всего, тоже местность в Виклоу, упомянутая Э. Хоганом, а не местность с тем же названием в Мунстере. Эти места не лежат на дороге Дало.

Дун Гларе, как известно, находился в Эле в Мунстере, регионе, через который шла Шлиге Дала. Местности, упомянутые в версии прозаических диннхенхас редакции С, такие как Рос Креа, Дун Карин и Клуайн Каннан, расположены в регионе Эле в Урмумане. Дун Гларе должен был лежать на Шлиге Дала. Дун Клайр (Dún Cláir) в поэме «Тара V», который упомянут в списке сразу после Дун Интейнга, вероятно, тот же самый пункт.

Версия Laud 610 говорит здесь о другом имени – Калле, и локализует его в Крих Куаланн (не идентичен ли он Фер Калле «лесному человеку», который появляется в Крих Куаланн в «Разрушении заезжего дома Да Дерга»?), противореча числу провидцев в фрагменте, доводя его до восьми. Следующее место, упомянутое в нашем фрагменте, Дун Бреа (современная местность под названием Брэй Хэд) локализуется в том же самом регионе Куалу и находится на дороге Шлиге Куаланн. Таким образом, два провидца из истории о Шлиге Дала могут быть локализованы с привязкой к Шлиге Куаланн.

Эпоним Бреа появляется как в прозаических, так и в метрических диннхенхас Бенн Эдайр. В этом варианте он принадлежит к народу Партолона, второй волне насельников Ирландии по «Книге захвата Ирландии», и именно Партолон посылает его на восток (так он двигается из центра на периферию, так же как в истории о рассеянии провидцев). Бреа выступает в диннхенхас как культурный герой: он первый человек в Ирландии, который построил королевский дом, сделал железный котел и сразился в поединке. Его имя – Bréa – буквально означает «пламя», ср. лат. frigō «жарить», санскр. bhrjjáti «варить» Это имя может быть напрямую связано с функцией культурного героя в доместикации острова.

Греа, имя другого провидца, несомненно, аналогично Креа из другой версии. Его твердыня, Дун Греа, в поэме «Тара V» названа Дун Креа. Крепость располагалась согласно диннхенхас совсем в ином регионе по сравнению с другими местами, упомянутыми в тех же старинах мест. Говорится о том, что она была расположена на горе Шлив Ориел (Шлиав Айргиалл) в Ольстере, то есть не на дороге Шлиге Дала и не в области Куалу. Креа, жена Дало в другом варианте, ассоциируется с Рос Креа на Шлиге Дала. Последний провидец из фрагмента, Карью, представляет собой параллель Каре, жены Каннана, из редакции С. Дун Харин, как говорилось в соответствующей главе, находился рядом с Рос Креа на Шлиге Дала.

Последние два топонима, Рафанн и Рарью, упомянутые и в поэме «Тара V», ассоциируются с Рафанн, сестрой провидцев. Рафанн, или Кнок Рафанн, согласно Э. Хогану и Э. Гвинну – это холм на реке Суйр в Мунстере. Он расположен достаточно далеко от дороги Дало. Другое место, Райрью – это современный Ририн к юго-востоку от Атай в графстве Килдар, также не на Шлиге Дала.

Итак, в упомянутом фрагменте есть два места, которые можно локализовать на Шлиге Дала: Дун Гларе и Дун Харин. Прочие три персонажа (включая одного известного только по Laud 610) рассеяны в современном графстве Виклоу в Лейнстере: Интенг в Дун Интейнг, Бреа в Дун Бреа и Калле. Кармун и Рарью тоже находятся в Лейнстере, Дун Греа – в Ольстере и Рафанн – в Мунстере. Провидцы рассеялись, двигаясь с запада. Это неудивительно, так как запад Ирландии в мифологической традиции был связан со знанием и вдохновением, как древний Финтан мак Бохра говорил в «Установлении владений Тары»: «Знание на западе» (íaruss fis). Шлиге Дала здесь – черта ландшафта, проявленная в процессе движения с запада на восток. Исторически это движение может быть интерпретированно как экспансия династии И Нейллов с запада.

Важно, что в обеих редакциях В и С фрагменты диннхенхас, посвященные Шлиге Дала, содержат латинские слова и фразы, включенные в параграфы древнеирландского прозаического текста, что является характерной чертой древнейших ирландских текстов. В диннхенхас редакции С латынь присутствует только в первой секции, описывающей Шлиге Дала, и отсутствует во второй секции, описывающей пять дорог. История Шлиге Дала предшествует истории других дорог в прозаических и метрических диннхенхас. Этот факт, равно как место латыни в этих фрагментах, позволяют нам считать их самыми ранними образцами диннхенхас дорог.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: