Г. Бондаренко .Мифология пространства древней Ирландии ( старины мест)

Глава IV. Прозаические диннхенхас (старины мест) Шлиге Дала (редакция C)

Наш сюжет можно найти также в прозаических и метрических диннхенхас Шлиге Дала. Основной функцией поэм и прозаических фрагментов, называемых по-древнеирландски dinnshenchas, было этимологическое объяснение определенных топонимов и различных локальных легенд. Сложно установить точную дату создания корпуса диннхенхас. Э. Гвинн, издатель метрических диннхенхас, датировал создание корпуса первой четвертью XII в.Вероятно, корпус вырос из целого ряда более коротких местных собраний. Местные предания определенных регионов страны составляли существенную часть образования филидов. Знание таких преданий обуславливало уникальный статус филидов, как свидетельствует среднеирландское предание «Установление владений Тары» («Do suidigud tellach Temra») в том фрагменте, где Финтан рассказывает историю Ирландии. Любая примечательная деталь ландшафта ассоциировалась филидом с определенным традиционным преданием, которое он обязан был знать.

Вопрос об устной или письменной передаче текста в ранней ирландской литературе также может быть рассмотрен на примере диннхенхас. Во многих текстах, относящихся к этому жанру, мы имеем дело с традиционным, а не историческим типом памяти. Анализируя короткие истории о «старине мест» (диннхенхас), можно прийти к выводу об их мнемонической функции в репертуаре древнеирландских филидов. Роль мнемонических опорных точек часто играли естественные элементы ландшафта – горы, реки, холмы и деревья. В них сконцентрирована память о событиях и типах поведения, жизненных для общества. Ю. М. Лотман писал о традиционном типе памяти и бесписьменной культуре, вариантом которой, бесспорно, являлась древняя ирландская:

Культура, ориентированная не на умножение числа текстов, а на повторное воспроизведение текстов, раз навсегда данных, требует иного устройства коллективной памяти. Письменность здесь не является необходимой. Ее роль будут выполнять мнемонические символы – природные (особо примечательные деревья, скалы, звезды и вообще небесные светила) и созданные человеком: идолы, курганы, архитектурные сооружения – и ритуалы, в которые эти урочища и святилища включены.

Основная задача традиционного типа памяти – это сохранение правил, управляющих миром через подобное повторное воспроизведение текстов, которые, конечно, могут изменяться с течением времени (что и происходит с ирландскими текстами), однако всегда подразумевается, что они были созданы в незапамятные времена. Связь между такими текстами осуществляется с помощью описаний ритуалов в них. Мнемонические же символы концентрируют в себе память о событиях, происшедших в священное время, и о типах поведения, жизненных для общества, действуя как своеобразные «гравитационные центры», если использовать термин Дж. Кука.

Важно, что ранней прозаической редакции предшествуют более ранние версии. Лишь несколько таких ранних или намеренно архаизованных текстов сохранилось – это несиллабические поэмы и образцы retoiric или rosc. Один из таких текстов – это аллитерационная поэма о пяти дорогах «Búaid Cuinn, rígróid rogaide», о которой мы будем говорить в дальнейшем.

Диннхенхас Шлиге Дала и других дорог находятся в двух редакциях. Первая группа, состоящая из прозаического введения, аллитерационной поэмы типа rosc и длинной поэмы о дорогах, содержится в различных рукописях: в «Лейнстерской книге» (исключая прозаическое введение и аллитерационную поэму), в Ренской рукописи, в «Книге из Лекана», в «Книге из Баллимота», в «Книге И Мане» и других рукописях. Три формы повествования в этой группе – проза, силлабический стих и rosc – представляют собой все три повествовательные формы, существовавшие в ранней ирландской литературе. Согласно Т. О Конхенайну все эти рукописи составляют редакцию С, от которой происходят другие две редакции. В нашем случае другая редакция – В, сохраненная в «Лейнстерской книге» и в рукописи Laud 610, представляет интерес своим прозаическим фрагментом и стихотворением о Шлиге Дала

В прозаическом введении диннхенхас Шлиге Дала есть несколько текстуальных параллелей с «Ночным видением Фингена», более того, в нем даже присутствует сноска на «Ночное видение…» перед аллитерационной поэмой. Тем не менее, возможно, некоторые реалии были заимствованы из аллитерационной поэмы «Búaid Cuinn, rígróid…». В. Стоукс издал текст прозы из Ренской рукописи. Однако существуют также несколько других копий этой прозаической редакции, сохраненные в «Книге из Баллимота», в «Книге из Лекана», в «Книге И Мане» и в двух рукописях из библиотеки Королевской Ирландской академии: В.III.1 и D.II.2. Предлагаемый текст основан на критическом чтении этих рукописей.

Slige Dala, can[a]s ro ainmniged?

Ni ansa. Dalo Glas do Grecaib na Scithia, is úad dogarar Slige Dala. Crea ingen Eidlecon a ben, a qua Ros Créa nominatur. Dala Glas dano 7 Cannán da mac Edlicon tancatar cona mnaib asin Scithia ar imgabail sluaigid. Caire dano ben Cannain, a qua Dún Cairín nominatur. Rogab Candan dano i Cluáin Cannain i Crich Ele, 7 i Caislib Cannáin tathaim, 7 roclasa a fert and.

Unde Slige Dala 7 Cluain Cannain 7 Ros Créa 7 Dún Cairín nominantur.

Coic primróit Erenn .i. Slige Asail 7 Slige Midluachra, Slige Cualann, Slige Dala, Slige Mór.

Slige Asail cetamus: fos-fuair Asal mac Dóir Domblais re n-dibergachaib Midi oc torachtain Temra.

Slige Midluachra dano, fos-fuair Midluachair mac Damairne maic Diupaltaig, mac ríg Sruba Brain oc torachtain feisi Temra.

Slige Cualann, fos-fuair Fer Fí mac Eogabail ria meschuirib síde oc saigid Temra.

Slige Dala, fos-fuair Setna Seccderg mac Durbuidi ria ndruidib Irmuman oc saigid Temra, nó is Dalo fodesin ros-airnecht dó.

Slige Mór .i. Escir Ríada, iside comraind Erinn inde .i. o Ath Cliath Cualann co hAth Cliath Medraighe. Fos-fuair Nár mac Oengusa Umaill re láthaib gaile Irruis Domnann, ic imcosnam thosaig, comtis iat toisigh toiristis Temraig.

Aídche gene Cuinn tra fritha na roit sea, amail asbeir Airne Fingin.

 

Шлиге Дала, почему она так названа?

Нетрудно. Дало Глас (Зеленый) из греков Скифии: от него была названа Шлиге Дала. Креа, дочь Эдлека, его жена: от нее назван Рос Креа. Тогда Дало Глас и Каннан, два сына Эдлека, явились со своими женами из Скифии, чтобы не быть взятыми в ополчение. Каре – жена Каннана, от которой Дун Карин назван. Поселился Каннан в ту пору в Клуайн Каннайн в краю Эле, за Валами Каннана он умер, и там была вырыта его могила.

Поэтому Шлиге Дала, Клуайн Каннайн, Рос Креа и Дун Карин были названы.

Пять главных дорог Ирландии, т. е. Шлиге Ассайл, Шлиге Мидлуахра, Шлиге Куаланн, Шлиге Дала и Шлиге Мор.

Во-первых, Шлиге Ассайл: ее нашел Асал, сын Дора Домбласа, перед разбойниками Миде, проезжая в Тару.

Затем Шлиге Мидлуахра: ее нашел Мидлуахайр, сын Дамарьне сына Диубалтаха, сын короля Срув Брайн, проезжая на Пир Тары.

Шлиге Куаланн: ее нашел Фер Фи, сын Эогавала, перед разбойниками из сида, торопясь в Тару.

Шлиге Дала: ее нашел Шетна Шеккдерг, сын Дурбуде, перед друидами Ирмумана, торопясь в Тару, или Дало сам ее нашел для него.

Шлиге Мор, т. е. Эшкир Риада: она делит Ирландию на две части, т. е. от Ат Клиат Куаланн до Ат Клиат Медраге. Ее нашел Нар, сын Ойнгуса из Умалла, перед храбрыми воинами из Иррус Домнанн, соревнуясь с ними за первенство, кому первым прийти в Тару.

В ночь рождения Конна эти дороги были найдены, как сказано в «Ночном видении Фингена».

Диннхенхас, как многие другие жанры в ранней ирландской литературе, основаны на таком шаблоне: в начале стоит вопрос о имени, затем ответ, предваряемый фразой Ní ansa («Нетрудно»). Ответ должен подтвердить знание и искусство филида. Подобное введение присутствует также в ранних ирландских преданиях. Вопрос же обычно относится к отдаленному прошлому, и филидическое знание, к которому апеллирует вопрос, – это знание прошлого, незапамятного времени, мифологического времени, в котором разворачивается действие.

Все собрание текстов, посвященных пяти дорогам в диннхенхас, включая прозаическое введение, аллитерационную поэму, силлабическую поэму, озаглавлено «Шлиге Дала» и у Стоукса, и у Гвинна на основе этого первого вопроса из прозаического введения. Однако эти тексты объясняют не только историю Шлиге Дала. Они посвящены нескольким местам и лицам, так или иначе связанным с мифологемой пяти дорог Ирландии. В первой части прозаического введения и метрической версии рассказывается история детей Эдлека (следов этой легенды нет ни в аллитерационной поэме, ни в «Ночном видении Фингена», так что она должна быть основана на каких-то других источниках).

Этот отрывок представляет собой независимую историю. Он мало что может добавить к нашим размышлениям о хронотопе дорог, основанных на «Ночном видении Фингена». Однако он интересен для нас, когда текст касается эпонима дороги Дало, сына Эдлека и его родичей. Происхождение Дало дано как в метрических, так и в прозаических диннхенхас: в метрическом варианте говорится, что Дало и его родичи происходят из Скифии (don Scithia), что они убежали от скифов, а в прозе Дало – один из греков из Скифии (do Gregaib na Scithia). Другой вариант можно найти в «Разговоре старейших» («Acallamh na Senórach»), где тот же самый Дало известен как сын уже упоминавшегося Умора. Уже упоминалось, что наследники Умора составляли особую группу Фир Болг, к которой согласно традиции принадлежал один из «основателей» пяти дорог, Асал (феномен сыновей Умора обсуждался выше, когда речь шла о Шлиге Ассайл).

Здесь мы вступаем в область ирландской псевдоистории, или синтетической истории, наиболее полный компендиум которой содержится в «Книге взятия Ирландии» («Lebor Gabála Érenn»). Именно в этой редакции находится история происхождения и генеалогии народа Немеда и Фир Болг, где рассматривается в том числе и происхождение Дало. Немеду, лидеру одной из волн захватчиков, приписывается происхождение от греков Скифии. Его родословная в «Книге взятия Ирландии» почти идентична родословной Дало в версии диннхенхас из «Лейнстерской книги». Говоря об ином варианте происхождения Дало, согласно которому он принадлежит к сыновьям Умора и Фир Болг, можно упомянуть, что по «Книге взятия Ирландии» Фир Болг пришли в Ирландию из Греции, а их предок Шемеон был потомком Немеда скифского происхождения. В любом случае, введение аллитерационной и метрической поэмы, где обсуждается происхождение эпонимического Дало, рисует картину домилезианского (если не до Племен богини Дану) происхождения пяти «открывателей» дорог в особой мифологической схеме.

История детей Эдлека не известна в каких-либо других произведениях ранней ирландской литературы. Я полагаю, что она соответствует той же модели доместикации ирландского пространства, примеры которой могут быть найдены в «Книге взятия Ирландии» и в корпусе диннхенхас. Только дорога появляется впервые в метрической поэме как опасное и маргинальное место, где Дало прославился своими боевыми подвигами. Дало явно описан как жестокий разбойник с большой дороги («он был здесь: разбойничал, жестоко ранил, грабил и часто убивал» – sund robái ic brait, ic borb-guin, ic slait is ic sír-orguin). Грабители и разбойники – обычные персонажи, появляющиеся на дорогах Ирландии в литературе, и Дало, разбойник – характерный пример такой связи. Шлиге Дала – вероятно, место смерти Дало, поскольку три его родственника после их смерти дали другим местностям свои имена.

Топонимы, обсужденные в диннхенхас, ассоциируются с Шлиге Дала, как становится ясно после краткого обзора исторической географии региона. Наиболее интересное место – это Рос Креа (Кре), современный Роскри в графстве Типперэри. Город, который являлся важным монастырским центром в раннее Средневековье, лежит на дороге из Урмумана в Ирмуман, а именно на дороге Шлиге Дала. Дун Карин, про который сказано, что свое имя он получил от Каре, дочери Эдлека, – современный Данкеррин возле Роскри, что лежит на той же дороге (современной N7). Клуайн Каннайн в диннхенхас – крепость Каннана в области Эле, крае, тоже расположенном в Урмумане (в современном графстве Типперэри). Таким образом, места, упомянутые в истории детей Эдлека, расположены на небольшой части Шлиге Дала в Эле, и упомянутый фрагмент в начале диннхенхас может считаться стариной этих мест, так же как самой Шлиге Дала. Связь крупных укреплений и дороги Шлиге Дала известна также по археологическим источникам. Отмечено, что существует определенная корреляция между расположением больших кольцевых укреплений с двумя валами и Шлиге Дала в раннее Средневековье на территории современного графства Лиш. Несомненно, диннхенхас отражают здесь реальную историческую ситуацию, когда главные дороги Ирландии соединяли крупные укрепления, часть из которых были к тому же крупными церковными центрами.

Интересно, что в аллитерационной поэме, о которой пойдет речь в одной из следующих глав, Шетна Шекдерг, «открыватель» Шлиге Дала, сражается с силами Самайна в Урмумане (úatha aidcill Urmuman) в отличие от других вариантов легенды, где Шетна связан с Ирмуманом. Очевидно, большая дорога Дало обладает большим значением для Урмумана и области Эле во время составления наших текстов.

Когда прозаическое введение дает резюме истории нахождения дорог пятью героями, во многих случаях оно дает версию, параллельную «Ночному видению…» или метрической версии. Сама по себе формула coic primróit Erenn, в первую очередь, встречается в «Ночном видении Фингена», метрическая версия называет дороги coic róit Hérenn. Примечательно, что термин prímrót может быть переведен в этом месте не только как «главная, основная дорога», но также как «изначальная дорога» (при том, что prím– происходит от латинского primus). Эти пять дорог воспринимались как первые дороги, что проявились в Ирландии, так же как пять священных деревьев (bileda) считались первыми, изначальными деревьями. Показательно, что по «Ночному видению…» «короли и колесницы» вообще не ездят по Ирландии до ночи рождения Конна (ní rulatar ríg ná carpait) (VI, 122). Дорог еще не было.

В прозе присутствует тот же рассказ о преследовании Асала разбойниками из Миде (re n-dibergachaib Midi), как и в других текстах. Тот же предок приписывается здесь Асалу – это Дор Домблас, хотя Асал назван в прозаическом варианте диннхенхас его сыном, а не внуком, как в других двух версиях, и мифологический предок его Умор уже не присутствует. Текст почти слово в слово повторяет «Ночное видение Фингена», когда сообщает о Мидлуахайре как об «открывателе» Шлиге Мидлуахра. Фраза oc torachtain feisi Temra повторяет то же место в «Ночном видении Фингена». Прозаическое введение, в свою очередь, упоминает деда Мидлуахайра, Диубалтаха, его имя или, скорее, эпитет, известный из аллитерационной поэмы, где оно ассоциируется с Дамарьне. Проза называет Мидлуахайра «сыном короля Срув Брайн» в соответствии с «Ночным видением…», тогда как метрическая версия, запутанная внесением новых предков – Декраеха и Диубалтаха, называет героя «внуком короля Срув Брайн».

В тексте есть очевидное заимствование из «Ночного видения Фингена» в пассаже о Фер Фи, когда он описывается едущим в Тару перед «разбойниками из сида» (ria meschuirib side). Та же параллель может быть найдена в отрывке о Шетне и Шлиге Дала, но здесь проза дает два варианта манифестации дороги и двух кандидатов на роль «открывателя» дороги. Как обычно происходит в древнеирландских текстах, когда они предавались письму, использовались различные предшествующие устные или письменные версии, составители опирались на все эти версии равным образом и равно доверяли им. Обычно этот феномен является отличительной чертой переходного периода от устной к письменной культуре. Наш прозаический фрагмент говорит, что, возможно, сам Дало нашел дорогу для Шетны (nó is Dalo fodesin ros-airnecht dó). Этот вариант мог происходить от аллитерационной поэмы типа rosc, о которой речь будет идти в дальнейшем, где Дало (Dalo dil, drauc dremanda) упомянут среди «открывателей» дорог.

Другое текстуальное соответствие между «Ночным видением Фингена» и прозаической стариной мест в пассаже о Шлиге Мор, хотя «храбрые воины» из Иррус Домнанн упомянуты также и в rosc. «Соревнование за первенство» (imcosnam thosaig), которое представляется движущей силой всего сюжета, упоминается как таковое только в прозаических диннхенхас, когда речь идет о Наре и его соперниках. Наиболее яркое соответствие прозы тексту rosc — в последовательности героев/«открывателей» дорог, чьи подвиги кратко описаны в прозе и более подробно в rosc. Порядок, в котором герои перечислены в rosc и в прозе таков: Асал, Мидлуахайр, Фер Фи, Шетна/Дало (NB такую же двусмысленность в прозе) и, наконец, Нар.

В конце прозаического введения «Ночное видение Фингена» упоминается, но не как источник прозы, а как источник следующей затем в рукописях поэмы «Búaid Cuinn, rígróid rogaide». Рукопись D. II.2 из Королевской Ирландской академии дает иной вариант, говоря о Фингене, сыне Лухта, как об авторе следующей поэмы (amail asbert Finin mac Luchta). Эта поэма не сохранилась ни в одной из существующих версий «Ночного видения Фингена», хотя в тексте предания есть несколько поэм и четверостиший, приписываемых Фингену, он произносит их после того, как одно за другим чудеса ночи открываются перед ним с помощью Ротниам. Поэтому предполагаемое в традиции авторство Фингена здесь не противоречит его роли в нашем сюжете.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: