Супруга/мать Ахилла – владычица подземного царства

00037.jpg

 

Плита из белого мрамора спосвящением Ахиллу Понтиарху.Березань. I-II вв. 22,0 х 19,0 х 8,0 см Инв. № Б.88.149
В 1988 г. поступила в Эрмитаж из раскопок на городище на о. Березань (руководитель Я. В. Доманский)

Ахиллу Понтарху — благодарственный дар.
О округлое (?) достоянье богов, оплот Ахилла (?),
остров, омываемый (морем), радующийся волнам!
Твою почву в удел получил отпрыск Фетиды, вышняя кровь,
Эакид Ахиллес, равный бессмертным (богам).
Так прими, о Ахилл, жертву и милостив будь,
слушая песнь, (вышедшую) из-под нашего пера.

Теперь нас не удивит смелое предположение Хоммеля, что наименование «Понт Эвксинский» связано вовсе не с «эвфемистическим переименованием бурного моря (как это было принято считать до сих пор), но с тем, что под «гостеприимным морем» понималось – «Поликсена» [Хоммель, 1981]. Мы помним, что Поликсена была принесена в жертву на могиле Ахилла и тем самым причислена к его «посмертным супругам». Однако «Поликсена» – «Приемлющая многих в гости» – еще и эвфемизм, обозначающий Аид, обитель мертвых, то есть «Поликсена» – это и эвфемистическое имя божественной супруги Ахилла и место его пребывания.

Об Ифигении, выступающей в качестве заместительницы Гекаты и ее воплощения, принимающего человеческие жертвоприношения, мы уже говорили.

Довольно странно – что отмечает Захарова [Захарова, 2004] – присутствие в этом ряду Медеи. Ведь ни один эпизод из земной жизни Медеи в отличие от Ифигении, Елены, Поликсены никоим образом не связан с Ахиллом. Но и участие Медеи в ритуальном расчленении тела брата, и убийство собственных детей (вспомним Фетиду) слишком напоминают аналогичные деяния хтонических божеств. К тому же волшебнице Медее изначально покровительствует Геката: на колеснице Гекаты, запряженной драконами, Медея бежит из Иолка. Связь Медеи с Гекатой давно отмечена исследователями [Stengel, 1873]. Таким образом, Медея попадает на остров Левку исключительно в силу своего тождества с Гекатой.

Правда, и Елену с Ахиллом ничего не связывало, хотя они и были героями одного и того же мифологического цикла.

Обратимся, однако, к Павсанию:

«Я приведу здесь рассказ об Елене, передаваемый, как мне известно, кротонцами и подтверждаемый гимерийцами. Есть в Эвксинском Понте против устьев Истра посвященный Ахиллу остров, называемый Белым (Λενκη) и имеющий в окружности двадцать стадиев; он весь покрыт густым лесом и наполнен дикими и ручными животными; на нем находится храм Ахилла с его статуей. Первым, как рассказывают, посетил этот остров кротонец Леоним. Дело было так: когда у кротонцев завязалась война с италийскими Локрами и последние по родству с Локрами Опунтскими призывали на помощь в сражениях Аянта, сына Оилеева, то Леоним, предводительствовавший кротонцами, напал на врагов с той стороны, где, как он слышал, стоял пред ними Аянт. Тут он был ранен в грудь и, страдая от раны, прибыл в Дельфы; но пифия послала его на Белый остров, сказав, что там явится ему Аянт и исцелит рану. Впоследствии Леоним, возвратившись с Белого острова исцеленным, рассказывал, что видел Ахилла, Аянта Оилеева и Аянта Теламонова и что с ними были Патрокл и Антилох; что Елена живет с Ахиллом и велела ему (т. е. Леониму] ехать в Гимеру к Стесихору и объявить ему, что он лишился зрения вследствие гнева Елены».

Елена выступает здесь как владычица подземного царства, где воскресают убитые на Илионе троянцы, а также исцеляются смертельные раны. Она же способна в гневе наслать тяжкие заболевания (слепоту).

В постгомеровских источниках образ Елены постепенно размывается .

Так, по версии, восходящей к Стесихору, Парис похитил созданный Герой призрак, тогда как настоящую Елену Гермес перенес в дом Протея. Таким образом, война с Троей шла вовсе не за Елену, но за некий ее нематериальный двойник, тогда как сама Елена пребывала в гостях у речного бога и впоследствии была выдана за Ахилла.

По одной из наиболее интересных для нас версий, Елена на обратном пути из Трои была убита принявшей облик тюленя Фетидой, возможно, чтобы переместить ее на остров мертвых – Левку в качестве божественной супруги для Ахилла. По другой, не менее любопытной версии, Менелай и Елена искали в Тавриде Ореста, и Ифигения принесла их в жертву Артемиде – возможно, с той же целью.

Обратим внимание на упоминание тюленя. Тюлень-монах (Monachus monachus) действительно довольно крупный зверь, длина тела которого достигает почти 3 м (чаще всего 240 – 275 см), масса около 300 кг. Тюлень этот редок и встречается спорадически в прибрежных водах Атлантического океана: у африканского побережья в Средиземном море и в немногих районах Черного моря – у берегов Турции и Румынии. В Северном Причерноморье есть лишь одно место, где вплоть до середины ХХ века держалось небольшое число этих тюленей. Это прибрежный район между дельтой Дуная и островом Змеиным.

Зооморфные и гидрофильные черты культа Ахилла

Среди находок в посвященном Ахиллу Бейкушском культовом комплексе (Николаевская обл.) Ю. И. Шауб упоминает рельефное изображение дельфина, вылепленное в одной из ям; кость дельфина и семь монет-дельфинчиков, что «позволяет предполагать особую роль этого животного в культе Ахилла» [Шауб, 2002, 2]. Он же отмечает среди атрибутов Ахилла Понтарха многочисленные изображения змей и указывает на его связь с водоплавающими птицами, козами и растительностью. Присутствие в этом ряду коз (козлов) не должно нас удивлять, поскольку козел издавна и по сию пору является атрибутом и персонификацией хтонических божеств, в частности Диониса, что еще раз подтверждает связь Ахилла с Дионисом.(почему не Аполлоном ? через дельфинов?)

Ольвия, располагавшаяся на берегу Днепро-Бугского лимана к югу от современного Николаева, считала своим покровителем Ахилла Понтарха, и то, что его водные черты выступили на первый план, Захарова [Захарова, 2004] объясняет, в частности, тем, что новые греческие поселения основывались исключительно в прибрежных зонах, а расселение греков по Северо-Западному побережью Черного моря шло исключительно по воде. Именно поэтому, пишет она, «колонистам необходимы были помощь и покровительство божеств, непосредственно связанных с морской стихией».

Но эти черты [Топоров, 1990] присутствовали в его природе изначально, чему есть косвенные свидетельства и в «Илиаде», и в позднейших версиях.

Осмелюсь предположить и ниже постараюсь обосновать это предположение, что древнейший образ Ахилла – это образ могущественного водно-хтонического божества, а его происхождение от Фетиды является позднейшей конъюнктурой.

Обращение же колонистов к этому культу было, помимо прочего, связано с характерной особенностью Ахилла наглядно являться перед своими верными [Толстой, 1873]. На этом аспекте культа Ахилла мы остановимся чуть позже.

 

по материалам : Мария Галина «Медведки»

Паруса Эллады. Мореходство в античном мире: каталог выставки / Государственный Эрмитаж. — СПб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2010. — 304 с.: ил.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
<span>%d</span> такие блоггеры, как: