“Божественные слова”: иероглиф, символ и мудрость писца (ч.2 )

Знак и образ

Граница, разделяющая в Египте письмо и образ крайне зыбка. Еще Шампольон писал, что статуя “в действительности… только единый иероглиф, со всеми чертами элемента письменного текста”7. Овладев письмом с надлежащим искусством, писец, научившийся таким образом выписывать самые разнообразные формы, рисовать животных и птиц, человека и богов, здания и многое, многое другое, тем самым практически становился художником. Сами же художники, создававшие памятники, восхищающие наших современников, в своем искусстве следовали знакомым формам иероглифических знаков, иногда превращая творение своих рук в своеобразную объемную “надпись” или ребус. В качестве примера можно привести замечательную скульптурную группу Рамсеса II под покровительством гигантского сокола Хорона8.

00000.jpg

Царь изображен в виде младенца, сидящего на корточках и держащего во рту указательный палец, то есть в позе, характерной для иероглифического знака мес – “ребенок”. На голове царя находится солнечный диск – ра, а в левой руке он держит стебель стилизованного растения су. Таким образом, статуя не только изображает царя, но и воплощает в себе его имя – Рамессу, или Рамсес. Фигура солнечного бога Ра, вырезанная в скале над входом в храм, возведенный Рамсесом в Абу Симбеле, подобным образом представляет собой тронное имя фараона: божество держит в одной руке посох в форме иероглифа усер – “сила, могущество” и фигурку богини Маат – в другой, в результате чего получается имя Усермаатра – “Могуча Истина Ра”.

Иногда человеческие фигуры или предметы изображались так, что своей формой напоминали некоторые иероглифические знаки, а, следовательно, несли в себе дополнительное значение. До нашего времени дошло огромное количество скульптурных изображений богини Исиды, обнимающей стоящего перед ней Осириса или Хора так, что ее руки образуют собой иероглиф “объятие”; не менее распространенными являются изображения божеств, держащих руки в форме иероглифа ка за фигурой царя — композиция, известная еще по Текстам пирамид: “О Атум, простри руки свои над царем… подобно рукам знака ка”9. Подобным образом, некоторые подвески-пекторали, выполнены в виде коршунов, формой своих крыльев имитирующих знак “небо”. Один из самых древних примеров иероглифического ребуса в искусстве, встречается на резных деревянных панелях из гробницы врача и архитектора Хесира, современника фараона Джосера: в руках вельможа держит два предмета — сосуд для возлияний хес и круглый хлебец, формой напоминающий солнечный диск ра. Несмотря на то, что эти знаки не являются частями какого-либо текста, они хранят для вечного существования имя владельца усыпальницы.

Можно с уверенностью утверждать, что египетское искусство во многом является своеобразным отражением письменности, воплощенным взаимодействием знака и образа, материальной формой, всегда имеющим текстуальный, знаковый подтекст. Иногда визуальная аналогия художника, выражавшаяся в тесной связи между знаком и образом, была особенно впечатляющей и даже забавной: один из керамических додинастических сосудов из собрания музея Метрополитен, снабжен двумя ногами, словно слуга, принесший сосуд с необходимым хозяину содержимым10. Аналогичный иероглифический знак века спустя выражал в египетском языке глагол “приносить”.

00000

Значение символического подтекста иероглифических знаков особенно важно учитывать, анализируя памятники материальной культуры, в которую письменность как бы “проектируется”, принимая подчас самые разнообразные и удивительные формы. Так, самые различные воплощения в египетском искусстве получил ахет, знак горизонта, выписывавшийся в виде двух холмов, между которых рождается или умирает солнце, или же в виде двух львов Рути – божественной пары Шу и Тефнут, воплощавших “вчера” и “завтра”, на спинах которых покоится существующее в “вечности и бесконечности” солнце.

00000

В виде этого знака египетский художник изображает горн ювелира, в котором, подобно солнцу, рождается огонь; ахет имитируют своей формой многочисленные подголовники, на которых голова спящего уподоблялась заходящему и восходящему солнцу. “Горизонтом небес” был пилон храма, с высокой террасы между башнями которого иногда народу являли статую бога; наконец, в эпоху Нового царства одна из ипостасей солнечного божества – Хорэмахет – “Хор в горизонте”, владыка восходящего и заходящего солнца, почитался в облике сфинкса. Его зримой формой был Великий сфинкс Гизы, возлежащий между громадами пирамид Хуфу и Хафра, символически и визуально воплощавшими горизонт.

Среди иероглифических знаков, использовавшихся египетскими художниками, особенной популярностью пользовались те, что были связаны с концепцией вечной жизни. Перечислить всевозможные памятники искусства, в которых встречается анх — основной символ жизни в египетском языке и мировоззрении, просто нереально. Во время обряда очищения в виде миниатюрных знаков жизни стекает на царя священная вода из сосудов Хора и Тота. Форму анха иногда придавали сосудам для возлияний11; на рельефе в храме Хатшепсут в Дейр эль-Бахри бог западной пустыни и повелитель оазисов Ха, омывает царицу из подобного сосуда во время ритуала коронации, произнося пожелания долгой жизни:

“Я очищаю тебя этой водой жизни и процветания всяческого, долговечности, здоровья и радости всевозможной, чтобы могла ты праздновать Сед твой часто, подобно Ра в вечности”12.

В нескольких гробницах в Дейр эль-Мединэ из таких сосудов Исида, Нефтида, Тот и Анубис омывают умершего водой, приносящей ему возрождение. Особенно следует упомянуть уникальный додинастический сосуд для возлияний, выполненный из граувакки в форме объемного знака анх, обрамленного двумя руками знака ка; вся композиция может быть трактована как пожелание “Да живет ка такого-то!”13. Магическая сила знака жизни передавалась жидкости, наливавшейся в этот сосуд, и передавалась во время церемониала ка умершего. Кстати, крышка этого сосуда была мастерски сделана в форме листа лотоса — растения, также тесно связанного в египетском мировоззрении с концепциями вечной жизни и возрождения.

Анх также был связан с воздухом в контексте идеи о “дыхании жизни”, которое через царя боги дают человечеству. В скульптуре боги подносят этот символ к носу царя, или же, на рельефах, сам антропоморфный знак жизни несет за царем опахало, овевая его и даруя этим вечную жизнь. Наконец, форму знака вечной жизни очень часто придавали самым различным приношениям, предназначенным для душ усопших: начиная от хлебов и завершая великолепными букетами из лотосов и папирусов.

Эта удивительная взаимосвязь слова и образа, столь характерная для египетской культуры, еще раз обращает наше внимание на то, что, обращаясь к иероглифике, не стоит забывать, что ключи к вратам в мировоззрение древних египтян, лежит не только в филологических исследованиях, но и в понимании образа. Египетское письмо очень рано перешло за рамки того, что мы называем коммуникативностью, и стало системой, наполненной символами, могущественными амулетами, приносящие покровительство богов, знание и защиту. Переводящееся в обычном тексте как понятие полноты бытия Око Хора Уджат, говорящий о жизни земной знак анх, и, наконец, столб джед, несущий в себе значение “прочность”, в текстах храмового церемониала превращались в символы возрождения, жизни божественной и вечного торжества Истины.

00000

В отличие от письменного знака, стремящегося к максимальной конкретности и доступности пониманию, символ по самой своей природе полон многообразием значений и своими корнями восходит к древнейшим легендам и самым отдаленным эпохам существования человечества. С его помощью передается тот сокровенный смысл, который абсолютно невозможно выразить при помощи обыденного языка. За изображениями столба джед и символом “крови Исиды” тет, скрываются истины и мифы, о значении которых можно догадываться, но вряд ли понимать полностью.

Acer Image

Джеды и тиеты на внешней стороне саркофага. Фрагмент саркофага из гробницы Тутанхамона.

Ввиду того, что в египетском языке этот символический подтекст невероятно силен и многообразен, помимо грамматики, помогающей расшифровать знаки и “слить” их в слова и предложения, необходим еще один подход, при помощи которого станет более или менее ясно, как интерпретировать те символы, которые изначально предназначены не только для прочтения, но и для понимания сердцем.

“Божественные слова”: иероглиф, символ и мудрость писца (ч.2 ): 3 комментария

Добавьте свой

  1. Такая же символическая зависимость прослеживается и в Восточной иероглифике, в отличие от Европейских языков где «произвольный определитель» прицеплен к «определяемому» абсолютно произвольно (Жак Деррида, анализ структурально-лингвистической теории Фердинанда де Сассура). Очень надеюсь, что вы планирует затронуть Японскую и Китайскую иероглифику, милая Бригитта.

    Нравится 1 человек

    1. иероглифика — это моя, хотела написать маленькая . нет не маленькая))) слабость Если Вы согласитесь вносить исправления и уточнения, я обязательно поделюсь тем что смогла собрать.

      Нравится 1 человек

      1. Чем могу — к Вашим услугам, милая Бригитта. Вы в этой области гораздо более сведущи, но если мои скромные знания пригодятся, буду очень рада.

        Нравится 1 человек

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: