Нигин (Nigean)— дочь Стариков

Пост из серии «Кто поведёт Дикую Охоту» взят из ЖЖ по ссылке https://alex-gar.livejournal.com/72524.html.

Хозяин дневника (и ещё несколько авторов, разместивших у себя этот цикл), ссылаются на заблоченный дневник. Если автор найдется и захочет объявить свое имя широкой аудитории — с радостью добавлю все контакты-ссылки

«Возможно, образ Нигин/Никневин — результат «расщепления» изначального образа кельтской Кайлех.

Одна часть этого образа воплотилась в виде дряхлой ведьмы, другая — в образе молодой предводительницы Дикой Охоты. Изначально это была, скорее всего, одна и та же богиня, представавшая в облике то молодой, то старой.

Само слово-эпитет происходит от ирландского Neachneohain — дословно «дочь божества» или «дочь Скатах». В ирландском героическом цикле о Кухулине сохранилась информация о Скатах как о великой шотландской воительнице, ассоциируемой с островом Скай, где стояла её крепость Дун Скатах — Крепость Теней. Существует шотландская сказка «Nighean Righ Fo Thuinn» — «Дочь Короля Под Волной».

0001

В некоторых легендах Никневин — королева Неблагого Двора (Unseelie Court, одного из двух царств фэйри). Также ее называли «Костяной матерью» (Bone Mother) и «Королевой эльфов» (Queen of Elphame, от шотландского elf-hame, т.е. «Дом эльфов»).

Согласно шотландским легендам, каждый год на Хэллоуин Никневин несется по небу во главе Дикой Охоты.

«Злобная великанша, Геката нашей мифологии, оседлавшая бурю и предводительствующая дикой свите, — писал о ней Вальтер Скотт. — Великий шотландский поэт Дунбар оставил описание того, как она мчится по небу в окружении ведьм, «добрых соседей» (фэйри), эльфов и колдуний».

На Хэллоуин Никневин отворяет врата в Иной мир, откуда души умерших проникают в наш мир. В это время ее могут увидеть и живые люди.

Другое священное время Никневин — канун Рождества. Поэтому пряхи всегда старались закончить до этого времени свою работу, чтобы их прялки в момент визита Никневин были пусты. Иначе королева эльфов, согласно сказкам, карала лентяек (напомним, что так же поступали и немецкие Холле и Перхта). В то же время прялки часто служили волшебными «конями» для ведьм из свиты Никневин — может быть, именно поэтому на них не должна была оставаться кудель. Возвращаться к прядению можно было только 7 января, на так называемый «День прялки» (Distaff Day), когда заканчивались двенадцать ночей Йоля.

Людям Никневин дарует способность общаться с духами и колдовать. Для этого следовало провести ночь полнолуния на одном из ее священных мест — такими считались некоторые холмы и возвышенности (например, Tomnahurich Hill в окрестностях Инвернесса), а также перекрестки и берег моря, обнажающийся при отливе. На таком месте следовало ждать появления Никневин в течение девяти ночей; если же она не появится, значит, просителю не суждено обрести волшебную силу.

Сила ее магии так велика, что, по легендам, она может обращать воду в камень, а море — в сушу. Рассказывают, что однажды в шторм морские волны утопили нескольких ведьм из свиты Никневин, летевших слишком низко над водой. В гневе она ударила по воде своим посохом (slachdan), и волны отхлынули, обнажив морское дно.

Среди свиты Никневин, так же, как в свите Холле и Перхты, упоминаются дикие гуси — ее священные птицы. А некий Эндрю Мэн из Абердина, осужденный за колдовство в 1598 году, рассказывал, что Королева эльфов и ее свита ездят на белых лошадях и выглядят, как люди, однако «подобны теням». Все они «танцуют и веселятся, когда пожелают».

Королева эльфов, по его словам, могла быть старой или молодой в зависимости от своего желания. Ее свиту составляли разные виды фэйри, а также души людей, умерших преждевременной и внезапной смертью, например, убитых в бою. В свите был, по рассказу Эндрю Мэна, и сам дьявол — он появлялся из снега и принимал форму оленя.

Иногда Королева эльфов уводила смертных людей в свою страну. Так, женщина по имени Бесси Данлоп, осужденная в Шотландии за колдовство в 1576 году, призналась, что общалась с неким Томом Рейдом — одним из «добрых соседей» (он был призраком убитого солдата, который жил с фэйри, хотя сам не был одним из них). Он уговаривал ее уйти с ним в страну эльфов и даже однажды чуть не утянул туда, схватив за передник.

Мэрион Грант, осужденная вместе с Эндрю Мэном, описывала Королеву эльфов как красивую женщину, одетую в белое. Так же рассказывала о ней Изабель Гоуди, упоминая ее щедрость: Королева эльфов всегда давала ей «больше еды, чем она могла съесть». Изабель Гоуди ещё говорила, что научилась магии в полых холмах фэйри, однако подробнее о них не рассказывала в протоколе допроса, так как ее остановили дознаватели. Они не интересовались фэйри, а хотели знать только о дьяволе и демонах.

В эту эпоху в Шотландии как раз свирепствовала охота на ведьм. Король Яков VI Шотландский (он же Яков I Английский) лично наблюдал за допросами обвиняемых. Написанный им трактат «Демонология» стал пособием для членов специальных комиссий, которые должны были отыскивать и осуждать ведьм. Как правило, для ареста не требовалось никаких оснований, кроме плохой репутации женщины. А уже потом у нее пытками выбивали признание о полетах на шабаш и договоре с дьяволом.

В этих историях упоминается, конечно же, и похищение некрещеных детей, которых приносили в жертву. Сложно сказать, то ли это плод фантазии следователей, то ли следы народного представления о том, что Королева эльфов забирает в свою свиту души умерших детей. Последнее — очень распространенная тема как в шотландском фольклоре, так и в ведьмовских процессах того времени. Например, некая Изабель Халдейн, которая лечила больных детей, всегда знала, кого из младенцев «заберут», потому что, по показаниям соседей, водилась с фэйри. Она даже заранее предупреждала родителей, что им не понадобится колыбель.

Никневин вообще тесно связана с деторождением и младенцами. Так, одна шотландская повитуха в 1582 году называла себя «дочь Никневин»; возможно, это было профессиональное прозвище. А когда уже упоминавшаяся Бесси Данлоп мучилась родовыми муками, к ней в дом пришла сама Королева эльфов под видом неизвестной толстой женщины. Она попросила воды и предсказала, что новорожденный ребенок Бесси умрет, зато муж исцелится от болезни. Позже Том Рейд объяснил Бесси, что Королева эльфов помогла ей в родах в обмен на душу ее ребенка, и утешал ее, призывая не сожалеть о земном.

Возможно, вера, что дети, умершие при рождении или во младенчестве, попадают в свиту Королевы эльфов, была своего рода психологической отдушиной для женщин в эпоху высокой детской смертности. Та же Бесси Данлоп встретила призрак Тома Рейда в период депрессии, связанной с тяжелыми родами, болезнью и смертью ребенка. Возможно, у нее был послеродовой психоз, который привел к галлюцинациям. В этих видениях она слышала то, что хотела услышать: ее ребенок не мертв, он просто в другом мире, о нем заботится Королева эльфов и с ним все хорошо.

Нечто подобное происходило и с девушками, забеременевшими до брака. Чтобы избежать позора и наказания, они часто скрывали свою беременность, а новорожденного младенца оставляли в лесу — это называлось «для Королевы эльфов». Вера в то, что она заберет младенца в свою свиту, была для женщин способом справиться с горем и отчаянием от вынужденного детоубийства».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: