Душа в различных обликах

Универсальное общеславянское представление о птице как воплощении души умершего .. равномерно распространено на всей территории Полесья и из всех встречающихся в этом регионе вариантов посмертной инкарнации души является наиболее частотным. Мотив «душа — птица» в полесской традиции связывается в основном с двумя конкретными птицами — кукушкой и воробьем. Варианты «душа — кукушка» и «душа — воробей» имеют четкое ареальное распределение. На западе Полесья воплощением души считается кукушка; в центральном и восточном Полесье — воробей. Граница между ареалами довольно точно проходит по линии рек Ясельды-Припяти-Случи, граница ареала распространения варианта «душа — кукушка» проходит восточнее этой линии лишь на западе Гомельской обл. (Тонеж и Замошье Лельчицкого р-на), где он встречается параллельно с вариантом «душа — воробей». Представления о воплощении души в других птиц немногочисленны: на западе Полесья упоминается
голубь, в Гомельской обл. — сорока и ласточка.

Второй по частотности формой посмертного воплощения души в полесской
(как и в других славянских) традиции является летающее насекомое, обычно бабочка или муха (как правило, оба варианта представлены совместно на одной и той же территории), реже — пчела, комар или жучок. Данный мотив распространен неравномерно — его границы сдвинуты к центральной и восточной части региона, наибольшее число фиксаций приходится на Гомельскую обл. и запад Черниговской обл., тогда как на западе Полесья он встречается лишь в двух селах Волынской и в трех селах Ровенской обл. В Брестской обл. мотив не зафиксирован.
Представления о бабочке как инкарнации души умершего характерны для севера и востока севернославянской территории (Терновская 1989, 153; там же собраны восточнославянские свидетельства об этом). Душа в виде бабочки прилетает на поминальный ужин (витеб.: Шейн 1890, 597; мин.: там же, 601); ночной мотылек, залетевший в окно во время поминальной трапезы, воспринимался как посланец
с «того» света, прилетевший, чтобы забрать волосы и ногти умершего, которые тот собирал при жизни (мин.: Пахаваннi 1986, 162).(.Существовало (и существует) поверье, что обрезанные ногти не надо кидать, а нужно хранить, кладя их за пазуху. На том свете они пригодятся, потому что каждому по смерти придется взбираться на крутую гору. В Подольской губернии говорили, что души умерших будут «драпаться» на крутую стеклянную гору. Верили, что обрезки ногтей после смерти срастаются с ногтями на пальцах. После этого ногти станут крепче, и легче будет взбираться на железную гору, где находится рай.)

Если возле покойника летают мотыльки, это души других умерших (карпат.: Гнатюк 1912, 226). Представления о воплощении души в муху хорошо известны как в Полесье,так и за его пределами. Душа в виде большой мухи до сорока дней живет в доме, поэтому муху в этот период нельзя выгонять из дома (волын.: Беньковский 1896, 18; полтав.: Иваница 1853, 371); после похорон душа прилетает в дом в виде мухи (Снятинский пов. ныне Ивано-Франковской обл.: Fischer 1928, 108). Душами умерших родственников считались мухи и осы, оставшиеся в доме на зиму, особенно те, что летали над столом в Рождественский сочельник (Moszyński 1967, 550). Душа имеет вид зеленой мухи (карпат.: Гнатюк 1912, 306); в виде мухи садится на руку своим родным (там же, 324); душа имеет вид жучка (там же, 397). Подробнее
о воплощении души в виде насекомого см. в работах (Виноградова 1999, 148—149; Гура 1997, 486—491)

Представление о том, что душа живого человека может временно, во время
сна выходить из тела, а затем в момент пробуждения возвращаться назад, в публикуемых материалах встречается в текстах из трех сел. Покинувшая тело душа, обычно в виде насекомого или мыши, ползает по тонкой ветке или по конскому черепу, а позже проснувшийся человек рассказывает, как он лазил по дереву или по дому с множеством окон, ср. (ПЭС, 69—70). Мотив встречается в других регионах (з.-бел.: Federowski 1897, 211; Богданович 1895, 48). Душа во время сна выходит из тела, если в такую минуту человека внезапно разбудить, душа не успеет вернуться обратно, и человек не встанет (закарпат.: Франко 1898, 182)

На Карпатах и Балканах мотив временного выхода души из тела спящего человека обычно связан с образом ведьмы, или вештицы, или опыря, душа которых покидает тело во время сна и летает в виде бабочки (ю.-слав.: Терновская 1989, 151) или светящегося шара (карпат.: Гнатюк 1991, 397; 1912, 306) и творит зло. Если в это время тело спящего перевернуть головой на то место, где были ноги, душа не сможет вернуться обратно (болг.: Маринов 1, 308; карпат.: Гнатюк 1912, 324).
Душу ведьмы, летающую в виде светящегося шара, можно поймать мужскими исподними штанами — до тех пор, пока ее будут удерживать, тело ведьмы будет неподвижным. Муж ведьмы вынужден просить поймавшего такой светящийся шар отпустить душу его жены, т. к. ее тело не может проснуться — популярный сюжет карпатских быличек (с. Головы Верховинского р-на Ивано-Франковской обл., АЕЕЛ). В некоторых случаях любой сон объясняется тем, что душа спящего выходит из тела и путешествует по свету (карпат.: Гнатюк 1912, 324).

Облик души умершего в виде животного — относительно редкий мотив для
полесской традиции, он встречается в нескольких записях. Душа может иметь вид собаки (три записи), кота, коня или волка. Иногда считается, что облик животного (собаки или волка) получают души грешных людей, а вид птицы — праведных (ср. тексты № 154, 156). Представления о появлении души в виде животного распространены у всех славян (Виноградова 1999, 152—153; Толстая 2008, 402), при этом в качестве ипостасей души могут выступать самые разные животные (Moszyński 1967, 549). В течение 40 дней душа появляется в виде различных животных (витеб.: Шейн 1890, 519). Однако наиболее часто этот мотив связан с группой хтонических животных (волк, заяц, ласка, крот); хтоническая символика и связь с душами умерших характеризует в славянской традиции зверей из группы куньих (ласка, соболь, горностай, бобер, росомаха (Гура 1997, 254)).

В разных славянских традициях душа может принимать облик домашних животных (чаще кошки и собаки), а также различных видов скота — козы, свиньи, барана, коровы, коня (Moszyński 1967, 153).

В полесской традиции столб воздуха или пара, часто принимающий форму
человеческой фигуры, — это субстанция души, наиболее характерная для первых дней после погребения, реже — для момента отделения души от тела. Душа в виде сгустка воздуха или пара, имеюшего форму столба в человеческий рост или человеческой фигуры, чаще всего пребывает над могилой в первые дни после погребения или находится вблизи нее, а также встречается на дороге рядом с кладбищем. Это единственная ипостась души, которая повсеместно в полесском
регионе признается опасной и вредной для человека: она может преследовать человека и даже убить его; человек должен избегать соприкосновения с такой субстанцией, поскольку, попав в нее, он может заболеть и умереть. Подобное представление распространено на всей полесской территории, однако в белорусской части Полесья оно встречается гораздо чаще, чем в украинской. Уникальным для данной традиции является представление о душах как тучах, которые держат небо
.
Представления о выходе души из тела в виде струи воздуха, пара или тумана характерны для южнославянских традиций (Българска 1994, 105; Петровић
1939, 32; Чаjкановић 5, 74—75). Пар как форма воплощения души соотносится
с паром как основным видом пищи, которым питаются души умерших (ср. мотив
10.7б. Пар — пища для душ умерших/дедов).

Душа может проявлять себя как двойник умершего человека и принимать
его внешний вид, в том числе показываться в его смертной одежде, особенно в первые сорок дней после смерти. В этом мотиве проявляется двойственность
представлений о том, какую сущность — материальную или нематериальную —представляет собой человек после своей смерти, в том числе в переходный период между этим и «тем» светом. В большинстве текстов, реализующих данный мотив, душа описывается так, как если бы она была материальным двойником человека (ср. текст , где рассказывается о бусах, венке, белом платье, в которое была одета душа умершей девушки). Лишь в текстах из Брянской обл. подчеркивается, что душа невидима и лишь безгрешные дети могут ее видеть.

Тень как субститут души и двойник человека — один из устойчивых образов
традиционной культуры, не только славянской. В Полесье этот мотив встречается достаточно редко, в основном в Житомирской обл. Известны фиксации в Гомельской и Волынской обл. Обычно душа в виде тени проявляет себя в первые сорок дней после смерти. Образ души-тени распространен у южных славян:
когда человек умирает, из него выходит душа в виде тени (серб.: Петровић 1939,33; болг.: Маринов 1, 320—321). Душа умершего может являться родным в виде тени, чтобы дать совет или предупредить об опасности (болг.: Маринов 1, 328).
Демоны
нави, вредящие роженицам, могут забрать душу роженицы, отобрав ее тень и перенеся через море (болг.: Българска 1994, 351). Представление о тени как средоточии жизненной силы человека, без которой человек умирает, используется в ряде магических практик, в частности у южных славян тень человека или животного может служить формой строительной жертвы, приносимой для прочности строящегося дома: при закладке дома мастер замуровывает в стену тень случайно оказавшегося поблизости человека, которой после этого умирает, а его тень (сянка, сенище) превращается в мифологического покровителя данной постройки (Българска 2004, 351).
Мотив невидимости души, В данном мотиве проявляется представление о нематериальной сущности души, которую нельзя увидеть без специальных приемов, а можно только услышать или почувствовать ее прикосновение. Нужно подчеркнуть, что невидимостью может обладать как душа, находящаяся в теле, так и вышедшая из него во  время сна или после смерти . Невидимая форма души синонимична другим формам, выражающим идею души как дыхания в противовес идее души как видения — ветра, тени, воздуха, пара. Этот мотив сближает душу с другими представителями «иного» мира — предками, мифологическими персонажами, которые также невидимы в обычной ситуации. Невидимость души как ее онтологическая характеристика не противоречит способности души показываться в какой-либо зримой форме — подобная амбивалентность универсальна в славянской
традиции и характерна вообще для поверий о всех существах, принадлежащих «иному» миру (ср., в частности, русские представления о домовом как о невидимом существе и, одновременно, о его антропоморфном или зооморфном облике).
Мотив души как невидимой, бестелесной субстанции хорошо известен во всех
славянских традициях

Душа имеет вид падающей звезды. Представление о том, что каждая звезда связана с чьей-то душой, известно в разных славянских ареалах — количество звезд соответствует числу душ живущих людей, у каждого живущего человека есть своя звезда, и его жизнь прекращается с падением этой звезды, ср., например (Покутье: Fischer 1928, 105; закарпат.:Франко 1898, 162; бел.: Federowski 1897, 403). Душа умершего человека вылетает у него изо рта в виде яркой звездочки и летит на небо, к Богу (пол.: Gajda 1986, 40—41). Падающие звезды в польской традиции могут ассоциироваться с душами покутников (dusz pokutujących) — людей, избывающих наказание после смерти за
свои грехи (SSSL 1/1, 234). О падающих звездах как о душах умерших людей в
славянских традициях см. (Fischer 1921, 86—90).
. Падающая звезда — это душа некрещеного ребенка .

Душа в виде цветка. Облик души как цветущего растения представлен в этнографических материалах единичным текстом, хотя связь душ, особенно людей, умерших молодыми, с вегетацией и цветением растений проявляется на разных уровнях славянской традиции в текстах различных жанров (ср. балладные мотивы о превращении в цветок брата и сестры в наказание за инцест, о дереве или цветке, выросшем на месте гибели невинно убитого человека, о превращении женщины в тополь, о деревьях, выросших на могилах разлученных влюбленных и под.). В восточно- и южнославянской
мифологии этот мотив связан с женскими персонажами типа русалки, вилы, са модивы, которые появляются на земле в период цветения растений (Виноградова 2000, 195—219). Мотив встречается в похоронных причитаниях, где душа умершей молодой девушки сравнивается с зацветающим растением: «Где ты будешь зацветать: в садочке или лесочке?» (бел.: Пахаваннi 1986, 363). В карпатском поверье душа молодой девушки вырастает на могиле в виде цветка (Moszyński 1967, 205). Ср. псковский обычай причитать по умершим родственникам в поле в период цветения зерновых (Виноградова 1999, 156)

Душа в облике змеи. Представления о змеином облике души в публикуемых текстах крайне немногочисленны .. хотя воплощение души умершего (особенно первопредка) в змее — весьма распространенный мотив в славянской мифологии, связанный с хтонической символикой змеи, как
и всех гадов в целом (Гура 1997, 277). Ср. общеславянские представления о домашней змее, покровительнице данного дома и рода, воплощающей в себе душу одного из предков рода (Левкиевская 1999а, 339—341; Гура 1997, 307—313).

В Полесье, как и в других славянских традициях, широко распространено
представление о ветре и вихре как месте пребывания и способе проявления душумерших (Левкиевская 1995а, 379—381; Плотникова 1995, 358). Однако вихрь, как и резкий, сильный, порывистый ветер, чаще всего связаны с «нечистыми» душами грешников и самоубийц . Душа как легкое движение воздуха дуновение, слабый порыв ветра обычно проявляет себя в момент выхода из тела, т. е. в момент смерти. Души всех умерших переходят в воздух, в ветер (восточные р-ны Сербии и Македонии: Петровић 1939, 35)

Посмертный образ души может зависеть от греховности или праведности умершего человека. Душа праведника приобретает облик птицы, грешника — облик собаки, волка или змеи. В Полесье этот мотив встречается редко, однако подтверждается сообщениями из других славянских ареалов. Обычно посмертный облик грешников, к которым относят, прежде всего, ведьм и колдунов, бывает связан с «нечистыми», хтоническими животными вроде мыши, летучей мыши, иногда кошки (например, душа умирающего колдуна выходит из тела в виде мыши или кошки; бел.:Шейн 1890, 519), а также с «нечистыми» птицами черного цвета — вороном или галкой, а души добрых людей получают облик белых голубей (бел., пол.: Moszyński
1967, 552—553; Гура 1997, 533). Цветовое противопоставление образа души праведного и грешного человека существенно и в других случаях: души праведников появляются в виде антропоморфных фигур в белом, а души грешников — в виде зверей черной масти — собаки, кошки, волка, ворона или жабы (поляки Вармии и Мазур: Szyfer 1975, 134; Виноградова 1999, 153; Толстая 2008, 402). На Карпатах полагают, что душа грешного человека несет покуту — посмертное наказание за грехи, входя в какое-либо животное — в собаку, коня, вола, свинью, и должна нести это наказание, пока животное не умрет (Гнатюк 1912, 308, 325).

Душа в различных обликах: 12 комментариев

Добавьте свой

      1. Когда умерла моя «младшая» не знаю как правильнее сказать , бабушка, ко мне прилетала птица , стучала в окно в стекло, а когда я ей открыла .дикая лесная птица залетела в дом и села на стол у окна , она меня не боялась. Посмотрела и улетела.
        Когда погиб наш сосед, его семья была далеко а ранним утром , практически когда его убило прилетала птица, летала вокруг моего дома стуча в окна. Он был очень хороший человек….

        Нравится 1 человек

      2. Как вы это чувствуете и видите! А я никогда не могла соотнести такого рода события с душой. удивительное рядом.

        Нравится 1 человек

      3. Это всегда очень не обычно, то есть отличается от обычного события , окно было открыто в сад и очень близко к нему почти до крыши закрывая был куст густой птицы не залетают в такие места , воспринимая как ловушки, она могла бы прыгать в ветках ища место для гнезда, но это было уже лето и она именно прилетела и начала стучать мне по стеклу,я отодвинула и эту створку подумав может там насекомое, но она хотела посмотреть на меня. Это было очень понятно по поведению в доме, она не металась как бывает со случайно влетевшими, она села и смотрела ,очень близко .Я любила ее ,а у нее никого и не осталось из родных к тому времени. Жених погиб на войне и она больше не искала .Простится ей было больше не с кем, аж через месяц я получила телеграмму что ее похоронили люди забравшие ее дом. На самом деле все это всегда очень отличается от обычного поведения. и не так и сложно воспринимать

        Нравится 1 человек

      4. Само по себе мнение о том, что душа — это птица, говорила мне бабушка. Но в ее интерпретации это звучало, как предвестие смерти. Из ее уст я слышала примету — залетела в дом птица — к смерти.. И действительно, несколько случаев прилета птиц в дом было на моей памяти, я не могу это уже точно вспомнить, но всегда это после ее слов было связано со страхом, что кто то близкий умрет. Возможно, это и были в какие то разы души умерших. но я уже не помню деталей и времени, помню только страх.

        Нравится

  1. Уведомление: 31 марта — ЛУННЫЙ ДОМ
  2. Уведомление: 4 апреля — ЛУННЫЙ ДОМ
  3. Уведомление: 5 апреля — ЛУННЫЙ ДОМ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: