Деды , как система годичных молений предкам

ilrg1d_5a9e5ecfb13939_21981698-tmb-720x411xfill

Царь Иван Васильевич в 1551 г. предъявил церковному собору (названному по количеству статей в итоговом описании его действий «Стоглавым») целый ряд претензий, связанных с плохой деятельностью духовенства. Среди его замечаний некоторые касались своеобразных разгульных поминок на кладбищах.
Из вопросов Ивана Грозного, вникавшего во все стороны русской жизни, выясняется, что в середине XVI в. существовал целый цикл общественных молений, обращенных ко всему сонму предков. Если мы поставим царские вопросы в строгий календарный порядок, то уловим и логику этого порядка и обнаружим целостную систему, как бы воскрешающую этапы древнего языческого ритуала похорон предка и вместе с тем связанную с годичным аграрным циклом.
Первым звеном этой системы будут костры из соломы, зажигаемые весной, в интервале от 19 марта до 22 апреля и в «великий четверг» страстной недели, упомянутый Грозным. Разведение костров сопровождалось «кликанием мертвых», т. е. теми самыми действиями, которые приписывались Карне, богине погребального плача и причитаний. Этнографическими материалами подтвердилась даже такая упомянутая царем-этнографом деталь, как то, что четверговые костры разжигались «порану»: на Севере, «чтобы заговорное слово было крепко, ходят в лес.. до солнечного восхода за вересом или можжевельником… ранним же утром, до восхода солнца зажигают его на сковороде посреди избы на полу и все члены семьи скачут через этот огонь…».( Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1903, с. 393.)
Различие между наблюдениями Грозного и Максимова заключается в том, что исследователь XX в. отразил более позднюю стадию культа предков, когда все обряды сосредоточились только на доме крестьянина: ночью, в темноте прядут нитку (в левую сторону) и обвязываются ею по запястьям, до восхода солнца приносят в дом хвойные ветки, разбрасывают их по двору, кормят домового цыпленком, разжигают свой домашний костерчик на сковороде и прыгают через него.
В это же время дети бегают вокруг двора с колокольцами (скотскими боталами) в руках, чтобы отогнать всякую нечисть от скотины. На восходе солнца обливаются водою, смывая с себя все нечистое.( Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила, с. 390-392.)
К этому следует добавить, что в этот же день хозяин дома прокапчивает «четверговой свечей» три креста на косяке входной двери.
О разведении костров у нас есть интересные сведения в одном поучении против язычества, основа которого относится к началу XII в. В более поздней переделке (по мнению Н. М. Гальковского XVI в) есть прямое свидетельство о кострах:
…И воду к кутьи заупокойней оставляють на столци. И сметье (мусор) у ворот жгутъ в великой четверг, молвяще тако: «У того огня души приходяще огреваются».( Галъковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси. М., 1913, т. II, с. 34. О датировке см. с. 30.)
Грозный, очевидно, наблюдал не внутренние домашние обряды в избах, а большие костры на улицах или у ворот, хорошо заметные отовсюду. К XIX в. старый обычай общественного празднования свелся к огню только внутри избы.
Языческий, ритуальный характер костров из соломы явствует не только из их горючего материала (солома применялась в первобытных кострищах-(солома применялась в первобытных кострищах-зольниках и в погребальных кострах курганов), но и из того, что царь считал нужным упрекнуть духовенство в попустительстве этим кострам в честь предков, к которым обращались «палившие солому». Церковный собор послушно согласился «заповедати, чтобы по-рану соломы не палили и мертвых не кликали бы». Эти костры, окруженные крестьянами, плачущимися о своих умерших, уводят нас к погребальным огням языческих времен; они вполне логично увязываются со всем комплексом четверговых магических действий: кормление домового, охрана двора, обновление заклинательных знаков на дверях, «микрокостер» (имитация древнего очага?) в избе и др. — все это один круг обращений к предкам-охранителям.
Вторым звеном системы молений предкам была «родоница» (радуница), проводимая через 12 дней после имитации погребального костра. Сейчас это вторник (вторник фоминой недели) — день ничем не примечательный и, по всей вероятности, здесь играл роль отсчет 12 дней от костра, а число 12 во всех магических операциях всегда связано с 12 месяцами солнечного года. Неясна этимология слова «родоница». Возможно, что первоначально оно было связано с «родичами», «дедами» и лишь впоследствии превратилось в радуницу…
Текст 25-го царского вопроса слишком краток и не проясняет сущности празднества. Здесь снова повторяются «оклички», т. е. какие-то обращения к мертвым, и упоминаются «вьюницы», во время которых происходят всякие беснования и «упрекание скверными речами». Этнография хорошо знает радуницу во всех подробностях. Приведу суммарное описание русской радуницы, сделанное С. В. Максимовым в 1903 г.
«В этот день православная Русь обыкновенно поминает родителей. Еще загодя крестьянские женщины пекут пироги, блины пшеничные, оладьи, кокурки, приготовляют пшенники и лапшевники, варят мясо, студень, жарят яичницу.
Со всеми этими яствами они отправляются на погост (кладбище), куда является и священник с причтом, чтобы служить на могилах панихиды … Бабы поднимают невообразимый рев и плач на голоса с причитаниями и завываниями …
Крестьяне христосуются с умершими родственниками, поминают их, зарывают в могилы крашеные яйца, поливают брагой, убирают их свежим дерном, поверх которого ставятся всевозможные лакомые блюда, в том числе и водка и пиво.
Когда яства расставлены, поминальщики окликают загробных гостей по именам и просят их попить-поесть на поминальной тризне…».( Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила, с. 425-426.)
«Вьюницы» тоже известны этнографии XIX в. «Вьюнец» или «вьюничник», — пишет В. Даль, — обряд поздравления молодых в первую весну после брака в субботу святой недели (у Грозного — «о велице дни»), а иногда и на фоминой (у Грозного «на родоницы», т. е. во вторник фоминой недели)».( Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1953, т. I, с. 329.)
Обряд поздравлений молодоженов, повенчавшихся в январе — феврале этого года (в марте и апреле не венчали из-за великого поста) оказался присоединенным к празднику «красная горка», к новомy циклу бракосочетаний и был приурочен к дню предков «родонице». Культ предков был очень многогранен: дедов молили и о сохранности дома, и о целости скотины, о здоровье людей и об урожае и о семейном благополучии вообще. Поэтому вполне логично, что «вьюницы» были приурочены к главному дню поминовения родичей, носившему специальное наименование «родоницы» — предки должны были освятить новую семью, которая поручалась их заботам.
Поздравление молодых происходило не на кладбище, а у домов молодоженов: односельчане толпами подходят к избам молодых и поют под окнами:
Вьюн да вьюница,
Подайте кокурку, да яйцо;
Если не дадите —
Вломимся в крыльцо!
( Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила, с. 423.)
Молодая («вьюница») должна распахнуть окно и одарить пришедших яйцами и пшеничным пирогом с изюмом — кокуркой.
Третьим звеном системы годичных общесельских молений предкам являются необычные по форме празднества, описанные в 23-м царском вопросе.
Празднество происходило накануне известных «зеленых святок» (троицын день и пятидесятница) в интервале между 5 мая и 9 июня, в самый разгар весенних молений о росте и благополучии взошедших на полях хлебов.
Взятое само по себе, вне системы молений предкам, это празднество выглядит очень странно: происходит оно на кладбище, на жальнике (в Новогородчине жальники сменяют древние курганные могильники) и состоит из трех этапов:
1. Плач и «великий вопль» по умершим.
2. Ритуальные действия («бесовские игры»), производимые специально прибывшими заранее («… егда учнут …») скоморохами.
3. Общие пляски и пение всех, пришедших помянуть предков.
По всей вероятности, это своеобразное сочетание надгробных плачей с плясками вызвано стремлением противопоставить мертвенномy началу начало жизнеутверждающее.
Исступленные публичные плачи-вопли по мертвым вызывали протесты русского духовенства еще в XIV в., когда появилось поучение «О желеющих», приписанное святому Дионисию.
Под «желением» здесь понимается комплекс поминальных обрядов, сопровождаемых «многымь плачемь и рыданиемь горкымь» и самоистязанием: «Дьявол учить желению тому. А другыя по мертвемь резатися и давитися и топитися в воде». «Последнее есть горе — желя и ведеть таковыя во тму кромешнюю» тех людей, которые «в желений ходяща бес приимаеть». В этом случае «желение» обозначает то же, что и «игрище», т. е. специально устроенное действо.
Церковь обвиняла желеющих в том, что они отрицают воскресение из мертвых. «Да того желения мнози в ересь впадають … желя смертная в пагубу». Участникам желений церковь отказывала в покаянии и в причастии. Особо выделены желеющие женщины, очевидно умелые вопленицы; по такой жене и муж грешен: «Аще бо жена не верна, то и муж не чист!».( Гальковский Н. М. Борьба христианства… М., 1913, с. I, с. 168-171.)
В XVI в. (может быть, не без воздействия царского вопроса) появилось поучение «еже не плакати о умерших», приуроченное именно к субботе троицкой седмицы. Здесь бичуются те, которые «тщеславия деля плачются, а отшедше упиваются и кощуны деют».( Гальковский Н. М. Борьба христианства…, с. 183.)Кощуны приравниваются к полупристойным действиям («кощуны и играния неподобные»). Пьяные «глумятся и кощюнять». Словом «кощуны» переводилось греческое mythoi. Прав был Грозный, что во время поминовений «скверными речами упрекалися».
В этнографическом материале есть еще и четвертое звено системы молений предкам, отсутствующее в царских вопросах Стоглавомy собору. Это — знаменитая «дмитровская (родительская) суббота», предшествующая (или совпадающая с ним) Дмитрову дню 26 октября старого стиля. Однако не будем упрекать Грозного в забывчивости — есть основания считать, что дмитровская родительская суббота была одобрена и официально утверждена именно этим царем,( Чичеров В. Н. Зимний период русского земледельческого календаря XVI-XIX веков. М., 1957, с. 38.) что и объясняет отсутствие упреков русскому духовенству по поводy дмитровских празднеств. Возможно, что исключение, сделанное царем для осенних молений, связано с памятью о русских воинах, погибших осенью 1380 г. В. И. Чичеров прав, что включение дмитровской субботы в православный церковный обиход могло быть делом Сергия Радонежского, а затем Ивана Грозного, но сами осенние поминания следует считать «отзвуком древнего культа предков».Исследователь приводит поговорку: «Покойнички на Русь Дмитриев день ведут; покойнички ведут — живых блюдут». Далее он говорит о «кормлении земли».( Чичеров В. Н. Зимний период…, с.38-39.)
Празднование родительской субботы начинается вечером в пятницу, в избах: после ужина семьи хозяйка накрывает стол новой скатертью, ставит еду и приглашает предков. На Дмитров день пекут и готовят 12 блюд из зерен и мяса. Поминовение вновь совершалось на кладбище и тоже завершалось разгулом.
Эту последнюю стадию, проводившуюся после обмолота урожая и завершения всех, мужских и женских, сельскохозяйственных работ (и хлеб и лен уже сложены) следует рассматривать как благодарение предкам-дедам за дарованные блага.
Итак, перед нами система годичных молений предкам, в которых тема отдельной семьи и её дома связана с темой всего селения; наиболее заметные действия происходят на общем сельском погосте, иной раз с наймом целой труппы скоморохов. Экстраполяция поминаний на все 12 месяцев года явствует из частого счета на 12 в этих поминаниях. Вся система годичных поминаний, расставленных в календарном порядке, представляется мне как бы растянутым во времени воспроизведением* этапов древних языческих похорон по обрядy трупосожжения:
1. Сожжение костра из соломы, как имитация погребальной «крады великой». Одновременно сожжение хвойных веток в доме для очищения жилища и живущих в нем.Весенние Деды, Осенние Деды
2. «Родоница». Воззвание к умершим, плач по ним. Призыв предков к охране дома и двора, к покровительству молодым семьям. Кормление земли яйцами и брагой.
3. Еще один плач по умершим, сменяемый буйной тризной с ритуальными «сатанинскими» плясками, пением и играми, а иногда и драками.Зеленые святки
4. Благодарение предкам. Поминки на кладбище с приносом ритуальной еды. Угощение «дедов» каждой отдельной семьи в её доме.
Моления предкам открываются имитацией погребального костра, получают развитие в начале аграрного цикла работ весною (родоница-радуница), достигают кульминации в «зеленые святки», когда земледельцы озабочены своими нивами, и завершаются благодарственными приносами из нового урожая осенью, перед зимним замиранием природы. Все это происходит в двух различных пространствах: одна часть молений предкам связана с домом, с местом, где они, предки, строили, жили, трудились, праздновали, а другая часть проходит на месте упокоения их праха, в «городе мертвых», где стоят рядами, как избы в селе, деревянные избушки-домовины, покрывающие урны с сожженными костями (в раннее время) или истлевшие костяки погребенных предков.
Культ предков, постоянно поддерживаемый новыми похоронами уходящего поколения и овеществленный домовинами на кладбище, был очень важной составной частью древних языческих представлений. Его аграрно-магическая и апотропеическая, охранительная направленность еще более укрепляла его и позволяла противостоять порицаниям духовенства.

по материалам книги » «Язычество древних славян»,» Рыбакова Б.А.

Деды , как система годичных молений предкам: 3 комментария

Добавьте свой

  1. Уведомление: 29 марта — ЛУННЫЙ ДОМ
  2. Уведомление: 4 апреля — ЛУННЫЙ ДОМ
  3. Уведомление: 5 апреля — ЛУННЫЙ ДОМ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: