Душа живая..

maxresdefault

В полесской народной антропологии душа понимается как главная субстанция, которая содержит жизненную силу и обеспечивает жизнь в человеческом теле. При жизни человека душа находится в его теле, хотя во время сна может ненадолго его покидать и путешествовать по земле в виде какого-либо насекомого. Душа живого человека может покидать тело также во время летаргического сна (т. н. «обмирание») и временно перемещаться в потусторонний мир, где она знакомится с устройством рая и ада и видит мучения грешников, после чего снова возвращается в свое тело.
В момент смерти душа навсегда покидает тело и уходит на «тот» свет и пребывает там, где ей будет назначено Богом в зависимости от того, какую жизнь, праведную или грешную, человек вел на земле. Человеческая душа бессмертна, а тело смертно и после смерти сгнивает в земле. Душой обладает только человек, наличие души у животных подвергается сомнению — у них вместо души есть только пар.
Полесские представления о душе, собранные во второй половине XX в., показывают, что в этом ареале полностью сохранилась трактовка души, свойственная всем славянским традициям, сложившаяся, с одной стороны, под влиянием христианского вероучения о душе, а с другой — в результате развития собственно народных верований. Это определяет ряд особенностей восприятия души в зависимости от того, принадлежит ли она живому человеку или существует как самостоятельная субстанция после его смерти. В первом случае душа воспринимается скорее как особый орган человеческого тела, во втором, — как мифологизированное существо, посмертный двойник и субститут человека.
Традиционная концепция «устройства» человека рассматривает его как синтез двух противоположных элементов — материального, смертного тела и бессмертной души (которая, впрочем, может обладать всеми характеристиками материального существа, в частности потребностью в пище, питье, обогревании, обмывании). Это отличает народную антропологию от христианского богословия, которое воспринимает человека как триаду духа, души и тела

Верования о душе в Полесье, как и во всей славянской традиции, имеют мифологическую окраску, они тесно связаны с представлениями о смерти, посмертном существовании и загробном мире. В традиционной культуре душа становится объектом рефлексий и мифологического осмысления, в основном в период ее посмертного существования, когда ей приписываются поведение и особенности самостоятельной сущности — способность свободно перемещаться в пространстве (летать или ходить), иметь зримый облик или проявлять себя через шум и прикосновения, показываться живым людям, оставлять следы, иметь материальные потребности (пить, есть, купаться, вытираться полотенцем, нуждаться в свете и тепле).
Такое отношение к душе обусловливает поведение родственников в период, когда она еще находится в доме, прежде всего связанное с запретами на разные виды работ, способных загрязнить душе глаза или заградить ей путь в потусторонний мир.
Известные в Полесье ритуальные действия, призванные проводить душу на «тот» свет (ср.: поднимать воздух, вздымать заздорóвное), являются вариантами разных обрядовых форм проводов души, распространенных в других славянских ареалах.
Проводы души имеют схожую семантику с обрядами проводов/изгнания различных мифологических существ, чье пребывание на земле ограничено определенным временем (ср. полесские и южнорусские проводы русалки в конце Русальной недели или изгнание шуликунов на Крещенье в севернорусской традиции). Все это придает душе черты мифологического существа, сближающие ее с другими представителями «иного» мира, и, прежде всего, с фигурой покойника как мифологическим эквивалентом человека после смерти, преимущественно в переходный сорокадневный период его существования .

Посмертное существование души делится на два неравных периода, с каждым
из которых связаны свои представления о ее материальном воплощении, месте пребывания, времени появления, свойствах, потребностях, «поведении» и т. д.
Первый период, переходный, длится с момент отделения души от тела до ее окончательного перемещения на «тот» свет (до сорокового, иногда до девятого или двенадцатого дня). В этот период душа, отделившаяся от тела, но все еще сохраняющая связь с ним и своим домом, посещает места своего прижизненного пребывания, возвращается в дом, где может находиться незримо, но может показываться людям в различных обличьях.
Во второй период душа умершего окончательно достигает назначенного ей
места в «ином» мире и теряет свою индивидуальность, существуя в потустороннем мире как часть сонма душ предков, возвращаясь вместе со всеми душами на землю лишь в годовые поминальные дни .
Данный цикл существования души является единственно допустимой нормой — через него проходят все «правильно» умершие и правильно похороненные покойники. Все другие случаи, когда по какой-либо причине душа не покинула этого мира в назначенный срок или же не получила пристанища и осталась между мирами (душа «ходячего» покойника, некрещеного младенца, грешника, самоубийцы), с точки зрения традиции являются патологией, и такие души причисляются к разным видам демонических существ.

Полесские представления о посмертном существовании человека содержат двеуниверсальные антиномии, характерные для осознания посмертного бытия человека в общеславянской картине мира.
Первая антиномия связана с вопросом о том, какую физическую природу имеет человек после смерти. В славянской традиционной культуре онтологически заложена двойственность, нерасчлененность представлений о том, в какой сущности пребывает человек после смерти, особенно в переходный (обычно сорокадневный)период, когда он еще может посещать свой дом и в той или иной форме контактировать с живыми людьми.
С одной стороны, существует четкое представление о том, что в момент смерти бессмертная душа отделяется от смертного и тленного
тела и в дальнейшем человеческая личность существует лишь в виде бестелесной души. Поэтому все посмертные проявления покойника (приход в дом, явление родным, странствия в сорокадневный период, потребность в питье, еде, умывании) суть действия его души, что передается в текстах устойчивыми клишированными формулами: душа ходит, летает, сидит за образами, умывается и пр.

С другой стороны, параллельно с этим посмертная сущность человека описывается как покойник, который, в отличие от души, осмысляется как некий посмертный эквивалент человека и воспринимается как более материальная сущность, обладающая гораздо большей степенью мифологизации, чем душа.

В частности, в отличие от души, покойник в загробном мире сохраняет все индивидуальные прижизненные привычки и потребности, — это представление поддерживается обычаем класть ему в гроб вещи и предметы, которыми он пользовался при жизни (трубку и табак курящему, водку пьющему, костыль хромому, очки тому, кто плохо видел и т. д.).
По сравнению с душой, покойник осмысляется как более опасное и вредоносное для живых существо, способное «утянуть» за собой все хозяйство. Благодаря такой двойственности этиологии умершего человека, в полесских текстах (впрочем, это свойственно всей славянской традиции) в одних и тех же ситуациях он описывается то как душа, то как покойник, человек
Данная двойственность поддерживается представлением о том,что душа может принимать облик умершего человека и появляться в его смертной одежде, а также целым рядом аналогичных мотивов, через которые умерший человек описывается то как душа, то как покойник: душа/покойник странствуют в сорокадневный период после смерти; душе/покойнику тяжело, если по ним слишком тоскуют и плачут родные; пока душа/покойник находятся в доме, нужно соблюдать запреты на работу (не белить, не прясть, не мыть полы, не стирать), чтобы не повредить им и т. д.
Вторая антиномия определяет противоречивость и двойственность народных представлений о том, где пребывает душа после похорон. С одной стороны, считается, что душа после переходного периода уходит в загробный мир, а в могиле остается только тело; с другой — в ряде мотивов реализуется мысль, что могила, кладбище и есть то пространство, где пребывают мертвые после смерти.

Последний похороненный покойник дежурит у ворот кладбища) и куда живые приходят на встречу с ними (ср. обычай оставлять еду на могилах в поминальные дни или закапывать в могилу предметы, которые нужно передать на «тот» свет). .
Мифологическое восприятие отделившейся от своего тела души проявляется,
прежде всего, в корпусе мотивов, касающихся ее внешнего облика и поддерживающих весьма архаические представления о зримых формах души. Наряду с убеждением, что душу нельзя увидеть, в Полесье повсеместно существуют рассказы о том, что она воплощается в видимые формы — птицы, насекомого, животного, тени, столба пара или дыма, стоящего над могилой или движущегося по дороге.
Чаще всего в полесской традиции душе приписываются зооморфные образы летающих живых существ (по аналогии с главной характеристикой души — ее способностью летать) — душа показывается в виде птицы, бабочки, мухи, пчелы, комара. Менее характерными являются образы гадов (например, змеи) или животных (душа может иметь вид собаки).
В связи с зооморфным обликом души важно обратить внимание на то, как осмысляются полесской традицией сами эти образы — как внешние формы, ипостаси, которые может принимать душа, или как перевоплощение, переход человеческой души в иное существо. Казалось бы, полесская традиция, как традиция христианская, не может содержать в себе идею об инкарнации — посмертном переселении души в тело другого существа. Однако публикуемые тексты дают основания считать, что для самих носителей традиции этот вопрос не столь однозначен.( как не однозначен он и для христианства.- прим.мое)
С одной стороны, в текстах этот мотив выражается стандартными формулами,
описывающими акт принятия душой того или иного облика: душа обернеца птахой какою (Дяковичи житк. гомел.); покойник кукушкою прыляцеў (Гортоль ивацев. брест.); душа — як птица (Присно ветк. гомел.); як муха летае, дак, можэ, то душа (Пирки браг. гомел.). Эти и похожие формулы ясно указывают на то, что, с точки зрения носителей традиции, душа лишь внешне уподобляется птице или насекомому, но не воплощается в реальных животных. С другой стороны, в ряде текстов недвусмысленно указывается, что птица или насекомое — это не внешний облик души, а реальное животное, в которое переходит, переселяется, «назначается» душа после смерти:
Примечательно, что то или иное посмертное воплощение души человеку дает сам Бог в зависимости от степени греховности человекаТакое представление о посмертном воплощении души в какое-либо животное, в зависимости от греховности человека, встречается и на Карпатах: «грешная душа входит в животное, в пса, в кота, коня, в вола, в свинью и в том животном обязана избывать наказание (покутувати), пока животное живет»(Тростяници снятин. ив.-фр. (Гнатюк 1912, 308)). Для избывания наказания выбирается такое животное, у которого нелегкая жизнь. Например, конь как инкарнация
души, выбирается потому, что он тяжело работает, его бьют, а потом убивают; собака — потому что она гавкает, а зимой мерзнет на дворе. После смерти животного, в котором пребывает человеческая душа, она уходит на небо, если уже отбыла свое наказание, или же переселяется в другое животное для продолжения наказания (там же).
Данные факты свидетельствуют о наличии в полесской (и шире —славянской) традиции двойственного осмысления того, что собой представляет зримый облик души — внешнюю форму, которую человек способен воспринять своим земным зрением, или реальное животное, в которое воплощается душа.
Кроме зооморфных ипостасей, душа в полесских верованиях, может представлять собой различные виды воздуха, ветра, тени (в связи с семантикой «душа —дыхание»), наиболее распространенным среди них является столб пара или воздуха, который находится над могилой недавно похороненного человека или вблизи нее. Эта ипостась души интересна тем, что подобная сущность (уподобляющая душу природному явлению) единственная среди всех других ее образов представляет опасность для живого человека: она движется за человеком, преследует его и может убить.

Живые родственники должны заботиться о душе умершего, пока она находится в состоянии перехода. Душе свойственны человеческие потребности — она хочет пить
(поэтому ей ставят в доме воду), она нуждается в воде для мытья, в тепле, испытывает голод. Поэтому для нее кладут хлеб, готовят поминальный обед, в праздники
оставляют на ночь посуду и ложки (но часто считается, что она питается только
паром от горячей пищи).

Места пребывания души, освободившейся от тела в момент смерти, определяются временем и маршрутами ее перемещений. Сначала душа находится вокруг
покинутого тела, затем внутри дома (где маркированными являются окна, подоконники, красный угол, место за иконами, стены), в котором она остается от трех
до сорока дней. Освободившись от тела, душа сначала садится в изголовье, у окна,
на печке, в углу или на стенах дома, за иконами. Этим объясняется повсеместный
в Полесье запрет на различные виды работ в сорокадневный период после смерти
человека — белить печь или хату, мотать нитки, чтобы не забрызгать, не загрязнить, не замазать душу, чтобы она не запуталась в нитках. Позже душа летает по
свету, преимущественно по тем местам, которые человек посещал при жизни, проходит через мытарства. При погребении тела душа стоит над вырытой могилой,
остается на могильном кресте или в воротах кладбища. Позже перемещается на
предназначенное место в загробном мире, координаты которого в мировом пространстве понимаются весьма расплывчато и неопределенно — на небе, наверху.

Существует единственное свидетельство о том, что души умерших находятся на
радуге .
Для благополучного перемещения души умершего человека на «тот свет»
крайне важны ритуальные действия живых родственников: соблюдение правил
погребения и отпевания, поминальные трапезы, а также совершение обряда «проводы души», происходящего на сороковой день после смерти, когда душа покидает
дом и отправляется в загробный мир. В Полесье этот обряд называется «поднимать
заздорóвно» или «вóздух поднимать». Если не совершить этот обряд, душа не сможет уйти на предназначенное ей место в загробном мире и может превратиться
в «ходячего» покойника.
Через год после смерти душа умершего приобщается к
общему сонму предков, «дедов», поминовение которых подчиняется общему годовому поминальному циклу.
…Согласно полесским верованиям, душа может покидать тело спящего человека в виде мухи, жучка, муравья, птички. Спящему снится то, что происходит с его душой. Но если душа невернется в оставленное тело, человек умрет.
Второй мотив связан с темой посещения душой живого человека «иного» мира во время летаргического сна (т. н. «обмирание») — рассказы этого жанра носят нравоучительный характер и эксплицируют наиболее значимую для данного сообщества систему анти-ценностей (в виде рассказов о том, какие посмертные муки за какие грехи предназначены).
СХЕМА ОПИСАНИЯ
1. Формы воплощения души
1а. Душа принимает облик птицы
1б. Душа принимает облик насекомого
1в. Душа спящего человека в виде насекомого выходит изо рта и заходит назад, когда он просыпается
1г. Душа принимает облик животного
1д. Душа принимает вид столба пара или воздуха
1е. Душа принимает облик умершего человека (в той одежде, в которой его
похоронили)
1ж. Душа принимает вид тени
1з. Душа невидима, проявляет себя лишь тактильным и звуковым способом
1и. Душа имеет вид падающей звезды
1к. Душа показывается цветком
1л. Душа принимает облик змеи
1м. Душа появляется вихрем, ветром
1н. Души грешного и безгрешного человека получают разное воплощение
1о. Умершие видят живых людей, живые не видят умерших
2. Смерть — это выход души из тела
3. Странствия души в сорокадневный период после смерти
4а. Душа умершего нуждается в питье и поминовении в сорокадневный период после смерти
4б. Душа умершего нуждается в обогревании
5а. На сороковой (девятый, двенадцатый) день душа умершего покидает земной мир и переселяется на «тот свет»
5б. Чтобы душа перешла на «тот свет», на 40-й день после смерти «поднимают
воздух»
6. Запреты и предписания в сорокадневный период после смерти
6а. Запрет белить печь/дом, чтобы не повредить душе
6б. Если слишком плакать, тосковать по покойнику, его душа будет в воде/он
будет таскать ведра со слезами
6в. Необходимо зажигать свет по ночам, чтобы душе умершего было светло
6г. Облегчать душе умершего путь на «тот свет»
7. Время появления души
7а. Душа появляется ночью
7б. Душа появляется в полночь, полдень
7в. Душа появляется днем, утром
7г. Душа появляется в течение 40 дней после похорон
7е. Душа появляется весной
7ж. Душа появляется до первых петухов
8. Посмертная участь души
9. Душа животного
10. Приход душ на землю в календарный период
11. Посещение «того света» душой живого человека («Обмирание»)

по материалам  книги «Народная демонология Полесья»

Душа живая..: 9 комментариев

Добавьте свой

    1. Нужно будет поподробнее поработать с источником)Тема поднялась, так как приближается время возделывания земли, но и время Весенних Дедов, поминального периода. Когда души предков могут пообщаться со своими потомками.Интересно как представляли это в разное периоды., как сплетались представления разных народов контактировавших друг с другом.

      Нравится 2 людей

    2. Предки помогают потомкам, прилетают к ним на «радуницу», когда «дедов» поминают на кладбище, на месте захоронения праха, у их дедовской домовины. Название Радуница -также может быть связано с радугой

      Нравится 1 человек

  1. Уведомление: 29 марта — ЛУННЫЙ ДОМ
  2. Уведомление: 4 апреля — ЛУННЫЙ ДОМ
  3. Уведомление: 5 апреля — ЛУННЫЙ ДОМ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: