Лабиринты мира. Толкования значений лабиринтов.(продолжение 2)

Германн Керн,»Лабиринты мира»

Священная свадьба?

Мы только что обсудили представление о лабиринте как о чреве и способе «проникновения в утробу Матери-Земли». Если рассматривать данную идею в несколько менее метафорическом плане, вполне оправданным могли бы показаться явные сексуальные коннотации, с которыми ассоциируется проникновение в органоподобное целое лабиринта, а также узость и сама форма его дорожки. Возможно ли, чтобы с лабиринтом ассоциировалось еще и первичное рождение? Существует несколько примеров, подтверждающих данное предположение: на этрусской ойнохое (кувшин для вина) из Тральятеллы  изображены две сношающиеся пары, чья непосредственная близость к лабиринту позволяет высказать предположение, что они тесно связаны с ним определенными смысловыми ассоциациями или же они тот ключ, благодаря которому становится понятно, где именно происходит действие. Клара Галлини совершенно правильно трактовала данную сцену как «священную свадьбу» Тесея и Ариадны, состоявшуюся после испытаний странствованием по лабиринту. Считалось, что подобные обряды способствуют плодоношению полей, поскольку в них воспроизводится космическая иерогамия — порождающий жизнь союз (Отца) Небес и (Матери) Земли. Согласно майским традициям стран Северной Европы, соединение пары на недавно засеянном поле должно магическим образом облегчить возрождение природы. Это же представление лежит в основе «троянских городов» в странах Северной Европы, известных также под названием «девичьи танцы». Во время такого танца девушка скрывается в лабиринте, где мужчина настигает ее и овладевает ею.

Естественно, проблематичной представляется попытка проследить историю этих сравнительно недавних примеров, возвести их к более ранним образцам. Кажется, однако, вполне оправданным предположить, что на ойнохое из Тральятеллы изображены вовсе не события частной жизни этих людей. Они показаны на открытом пространстве, аналогично официальному ритуалу троянской игры, а большое число пар позволяет предположить, что изображаемое действие было широко распространенным обрядом.

Есть еще одно соображение, которое непременно следует принять во внимание в связи с данной точкой зрения — доказать которую непросто, — что лабиринт являлся местом проведения магических обрядов, нацеленных на плодородие, — идея, затрагивающая также вопросы происхождения самой схемы лабиринта. Я имею в виду соотношение между практически повсеместно встречающимися чашевидными знаками и лабиринтами. В этих петроглифах периода неолита или бронзового века (концентрические окружности, разделенные одним или несколькими радиусами) определенную эмбриональную форму различали Эрнст Краузе, Мориц Гернез и Освальд Менгин. Однако попытка Краузе вывести схему лабиринта непосредственно из чашевидных знаков представляется неубедительной — она надуманна и не предлагает мотивации, необходимости, которая бы могла явиться стимулом, движущей силой для подобного эволюционирования. К тому же порядок расположения окружностей не соответствует расположению окружностей в лабиринте критского типа. Чтобы рассматривать чашевидные изображения (о значении которых можно пока лишь догадываться) как архетип лабиринта, сначала придется доказать, что существовали некие факторы культуры, влияющие как на форму, так и на содержание, благодаря которым чашевидные знаки смогли развиться в лабиринт. Это весьма существенное соображение ввиду того обстоятельства, что петроглифов-лабиринтов значительно меньше, чем выдолбленных в камне изображений чашевидных знаков, которым тоже приписываются сексуальные коннотации. Возможные связи между этими явлениями до сих пор остаются нерешенным вопросом. В надежде вызвать интерес к дальнейшим исследованиям мне хотелось бы указать на удивительную схожесть, которая наблюдается между нитью Ариадны в лабиринте на Крите и чашевидным изображением в камне, относящимся, предположительно, к периоду неолита. В формах этих двух изображений проявляется определенное сходство с неолитическими сооружениями в Стоунхендже, которые, ввиду их астрономической ориентации, совершенно правильно интерпретируются как место космической свадьбы Отца-Солнца и Матери-Земли. Таким образом, можно предположить, что подобные идеи вполне могли быть связаны с лабиринтами. Тот факт, что для хопи лабиринты были исключительно местом проведения космических свадеб между Отцом-Солнцем и Матерью-Землей, представляется мне достаточным подтверждением этих предположений (всестороннее исследование которых до сих пор не проведено).

Более того, традиции майских праздников можно проследить в так называемых лабиринтах любви (ил. 419—438), популярных в 1550—1650-е годы, в которых, с одной стороны, отражается магическая идея плодородия, а с другой — разворачиваются эротические «хитросплетения» (благодаря тому, что идею лабиринта как такового вытесняет понятие лабиринта-путаницы).

Лабиринт, толкование лабиринта

План Стоунхенджа

Космическая свадьба?

План Стоунхенджа — комплекса мегалитов, представлявшего собой астрономическую лабораторию, которая воздвигалась свыше тысячелетия (ок. 2750—1500 до н. э.). Большая аллея из мегалитов указывает восходящему солнцу путь к центру сооружения — алтарному камню, освещаемому солнечными лучами только в день летнего солнцестояния, 21 июня. Аллея как бы направляет лучи света во внутреннее святилище, имеющее форму подковы, открытой на северо-восток. Ф. Адама ван Схелтема интерпретирует алтарный камень как «постель Брунгильды», связывая Стоунхендж с событием древнего эпоса, а именно со свадебным путешествием, описанным в «Старшей Эдде». Это непростое путешествие ван Схелтема сравнивает с «трудным, происходящим только раз в год проникновением солнечных лучей в теменос — закрытое пространство, отрезанное от окружения». Этот процесс может быть интерпретирован и как космическая свадьба Неба и Земли. Подобное объяснение дает ключ к расшифровке критского лабиринта и представлениям индейцев хопи (ил. 649—650). Кроме того, Стоунхендж поразительно похож на загадочные чашевидные знаки с их радиусами (ил. 10—14); этой схеме (возможно, ошибочно) приписывается дополнительный сексуальный смысл. Греческий мореплаватель Пифей Массилийский в 325 г. до н. э. приводил сведения о танце, имеющем отношение к Стоунхенджу (к «храму Аполлона в Гиперборее»). Возможно, прав и Адама ван Схелтема, указавший на параллели между Стоунхенджем и «троянскими городами». Иллюстрация из кн.: Adama van Scheltema. S. 21. Abb. I.Источники: Adama van Scheltema. S. 20—24; Newall.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: