Гимбутас М. Г. Что такое цивилизация?

я продолжаю размещать  выдержки из книги  Гимбутас М. Цивилизация Великой Богини: Мир Древней Европы.Собранные в ней данные могут в корне переменить наше представление о прошлом, о потенциале настоящего и будущего.

image004
Наша общая историческая память должна быть сфокусирована по-новому. Необходимость эта тем более велика, что, как мы видим, путь «прогресса» ведет к уничтожению самих условий существования
жизни на земле.
Эта книга исследует способы существования, социальные структуры и верования народов, населявших Европу с VII по III тыс. до н. э.: применительно к этой эпохе я буду использовать термин «Древняя
Европа», имея в виду европейский неолит до прихода индоевропейцев. В этот период формируются стабильные земледельческие общины, значительно увеличивается численность населения, наши предки
создают богатый художественный язык и сложную символическую систему, связанную с различными проявлениями культа Великой Богини.
Убедительные свидетельства существования быстро развивавшейся неолитической культуры с середины VII тыс. до н. э. присутствуют в Эгейском регионе, на Балканах, в Центральной и Восточной Европе.
Вторая очаговая зона — центральная часть Средиземноморья. В западных прибрежных районах Средиземноморья окончательный переход от охоты и собирания продуктов питания к земледелию занял
все VII тыс. до н. э., а в Западной Европе эта смена произошла лишь в начале V тыс. до н. э.
Первая часть книги посвящена описанию сообществ культур, существовавших с 6500 по 3500 г. до н. э. (в случае Западной и Северной Европы — несколько долее 3500 г. до н. э. ), их размещению и хронологии.
Искусство и архитектура этих региональных групп отличались удивительным богатством стилей, изобретательностью и воображением. Далее речь пойдет о религии, письменности и социальных структурах. В заключительной главе рассказывается об
упадке этих культур, о чужаках, носителях иного хозяйственного,
социального и идеологического типа, чей приход изменил мир Древней Европы. За этими событиями — не только распад цивилизации Древней Европы, но и переход к патрилокальным и воинственным типам общества. Как свидетельствуют междисциплинарные исследования в области археологии, лингвистики, мифологии и древнейшей истории, это изменение хронологически совпадает с индоевропеизацией Европы.
Слово «цивилизация» нуждается в объяснении. С точки зрения археологов и историков, оно подразумевает наличие политической и религиозной иерархии, военного искусства, классов и высокого уровня
разделения труда. Такого рода структуры действительно характерны для патрилокальных сообществ, в том числе и для индоевропейского, в отличие от описываемых в этой книге матрилокальных культур.
Цивилизация, существовавшая в Древней Европе между 6500 и 3500 гг. до н. э., а на Крите — вплоть до 1450 г. до н. э., знала долгий период ничем не потревоженного мира, благодаря чему был создан художественный язык удивительной красоты и изящества —
верный признак того, что для нее было характерно более высокое качество жизни, нежели для многих патрилокальных и классовых типов общества.
Я не согласна с тем, что понятие «цивилизация»
приложимо исключительно к патриархальным и воинственным
сообществам. Генерирующие способности любой цивилизации определяются уровнем творческих и эстетических достижений, наличием нематериальных ценностей и свободы, делающей
существование осмысленным и радостным, а еще —сбалансированным распределением отношений между полами. Европейский неолит не был периодом «доцивилизационным» (как его окрестил Колин Рен¬
фрю в своей книге «До цивилизации: радиоуглеродная революция и доисторическая Европа», 1973 г. ). Напротив, это была цивилизация в самом лучшем и истинном смысле слова. В V и в начале IV тыс. до н. э.,
на излете ее существования в Центральной и Восточной Европе, у древних европейцев были города, объединявшие значительную часть населения, святилища высотой в несколько этажей, священные письмена, просторные жилища из четырех-пяти комнат, профессиональные керамисты, ткачи, медники, золотых дел мастера и другие ремесленники, чья продукция отличалась сложностью и разнообразием.
Благодаря существованию сети торговых путей такие товары, как обсидиан, раковины, мрамор, медь и соль, могли перемещаться на сотни километров.
Конечно, все это не возникло на пустом месте. Рядом, в анатолийском поселении Чатал-Хююк, многочисленные святилища были украшены поразительно богатыми и искусными стенными росписями еще за тысячу лет до того, как Европа достигла высокого уровня в архитектуре,
фресках, скульптуре и керамике. А Чатал-Хююку предшествовал трехтысячелетний эволюционный переход к земледелию
и оседлым формам существования. Неоспоримое богатство религиозного символизма Центральной Анатолии и Древней
Европы — результат непрерывного развития, начавшегося в эпоху позднего палеолита.
Серьезное заблуждение считать, что неотъемлемой частью человеческого состояния является война. Действительно, начиная
с бронзового века и до нынешнего времени жизнь людей нередко сопровождалась боевыми схватками и возведением укреплений.
Однако это не так в случае палеолита и неолита. Среди пещерных рисунков эпохи палеолита нет изображений боевого
оружия (то есть оружия, направленного против себе подобных), как нет и свидетельств его существования в эпоху древнеевропейского неолита. Ни один из примерно 150 дошедших до нас рисунков из
Чатал-Хююка не запечатлел конфликты, сражения, войны или пытки.
Местоположения древнеевропейских поселений не слишком выгодны с точки зрения обороны: как правило, их выбор обусловлен соображениями удобства, наличием хорошей воды, плодородной земли
и пастбищ для скота. Древняя Европа не знала ни труднодоступных укреплений на возвышенностях, ни кинжалов, копий или алебард. Неолитические поселения порой бывали окружены рвом и очень редко- деревянной или каменной изгородью.
Земляные укрепления и другие оборонительные сооружения появились в эпоху позднего неолита и в медном веке, когда
возникла необходимость защиты от набегов чужаков. В Центральной Европе эти изменения стали заметны лишь к концу V
и в IV тыс. до н. э.
Это исследование сфокусировано на религии, и этот выбор сам по себе значим.
В книгах по европейскому неолиту нередко рассматриваются жилища, инструментарий, керамика, торговый обмен и проблемы окружающей среды, однако они не касаются «второстепенного» вопроса —религии. Такой подход трудно объясним, поскольку в рассматриваемую эпоху повседневная и религиозная жизнь были нераздельны.
Упуская из виду сакральную составляющую жизни эпохи неолита, мы рискуем не понять культуру в целом. Но археологам не удастся
до бесконечности прятаться за научный материализм, открещиваясь от многодисциплинарного подхода.
Лишь при комплексном использовании археологических, мифологических, лингвистических и исторических данных мы сможем прийти к пониманию и материальных, и духовных реалий доисторических культур. Кроме того, социальная организация неолитического общества была неразрывным образом связана с религией: они взаимно друг друга отражали.
Последние полвека археологию раздирают противоположные
тенденции. Как утверждает Джеймс Мелларт: «Необходима сбалансированная амальгама лучших элементов обеих школ (то есть, с одной стороны, раскопок «мусора», с другой — святилищ), которая бы препятствовала сектантским раздорам между разными направлениями археологии, ориентированными на «искусство» или на «науку»

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: