Леди и Медведи


Статуэтки женщин и медведя с острова Рэбун, охотская культура, Хоккайдо

Культ медведя был распространен у народов Дальнего Востока, многие из которых, считали его своим предком. При раскопках стоянок Охотской культуры на Хоккайдо была отмечена череда находок женских статуэток и медвежьих фигурок, которые залегали вместе. Это отражало древнюю культовую связь женщины и медведя.

Охотская культура — это археологическая культура железного века на побережье Охотского моря, датируемая 1-м тыс. до н.э. — началом 2 тыс. н.э. Распространена в бассейне река Амур, на острове Сахалин, на севере Хоккайдо, на Курильских островах и Камчатке. Основа хозяйства — морской зверобойный промысел. Потомками Охотской культуры считают нивхов, ительменов и кереков. На Хоккайдо представители культуры столкнулись с культурой Сацумон, которая её вытеснила и частично поглотила. Культура Сацумон была смешанной, но считается наиболее вероятным предком современных айнов (по материалам Википедии).

Очень может быть, что именно через Охотскую культуру медвежий культ вошел в культуру айнов, чей Праздник Медведя являлся поистине ярким, хотя и жестоким действием.

Кстати, отголоски мифа о людях-медведях есть не только у жителей тихоокеанского региона, но и по всей Азии (например, у хантов, селькупов), в некоторых местах Европы (богиня-медведица древних греков и кельтов, у балтов и славян — человек-медведь, у скандинавов — берсерки). Но айнский тип праздника отличался от евразийско-американского, который включал обряды, совершаемые по случаю убийства медведя на охоте. Айнский праздник был основан на выращивания медведя в клетке, с последующим принесением его в жертву. Еще одна особенность именно айнского праздника —  приурочивание его к поминкам умершего родственника, то есть культу предков.


В его основе лежит миф о родстве Медведя и Айнов (кстати, Айну — это просто «мужчина», «человек»). Айны называли медведя Камуи — Бог, во время праздника происходят его проводы к духам Верхнего мира.

У Бронислава Пилсудского есть прекрасное описание Праздника у Сахалинских айнов, я нашла еще описание праздника у японских Айнов. Плюс описание подобного ритуала у потомков Охотской культуры. Они все похожи в общих чертах.
Легенда, записанная Пилсудским гласит, что  Медведица полюбила человека Яйресупо (Яйресупо только на половину  человек, на другоую половину он Бог-Камуи, при этом его эпитет «сам себя вырастивший») и родила от него мальчика-медвежонка. Она отвела его к людям племени отца. Там малыша кормили два года, растили, а потом отправили в лес к матери. Он принес ей подарки от людей, а его отец научил его делать инау. Эту песню поют на каждом Празднике Медведя.

Инау — главный предмет религиозного культа айнов, обструганные особым образом ивовые палочки, столбы, или снятые древесные стружки, которые держали в каждом доме на особом месте. Айну уподобляли их человеку, живому телу, наделенному собственной душой. Инау изготовляли при рождении ребенка для того, что бы он хранил  его всю жизнь, как вместилище души. Инау преподносились дары, их использовали при религиозных действиях. Предполагают, что их использовали, как замещение человеческих жертвоприношений (до 19 века айны практиковали тайные жертвоприношения с ритуальным каннибализмом, по Добротворскому)

С этих пор идет традиция добывать маленького медвежонка. Женщины вскармливали его своей грудью. В большом почете и уважении животное жило в племени течении трех-четырех лет. Он был их божеством, которое однажды должно было отправится в Верхний мир, чтобы рассказать богам о тех хороших людях, с которыми он прожил столько времени, что бы те даровали айнам удачу на охоте и рыболовстве.

Во время праздника воцарялся мир (а айны очень воинственный народ), гости приходят ото всюду, из разных родов. Здесь отражается племенной характер праздника, общее поедание мяса, как реликт традиций общества, где все продукты считались собственностью всей общины.

Примерная «программа» праздника.

Первый день — канун убиения медведя, все бодрствуют, примеряют наряды, играет музыка. В доме хозяина медведя устраивали танцы, готовили амулеты и инау.
Старухи устраивали плач у клетки с животным. Перед рассветом, кто-нибудь обращался к медведю с речью о том, что они хорошо о нем заботились, кормили его, купали в реке:
«И вот, – продолжает он, – мы устраиваем в твою честь великий праздник. Не бойся, мы не причиним тебе никакого вреда. Мы только убьем тебя и пошлем к богу леса, который любит тебя. Сейчас мы покормим тебя лучшей пищей, какую ты когда-либо получал от нас. Все мы будем оплакивать твою кончину. Убьет тебя лучший среди нас, айнов, стрелок. Вот он, смотри, он плачет, он просит тебя о прощении. Это произойдет так быстро, что ты ничего и не почувствуешь. Тебе не нужно объяснять, что мы не можем кормить тебя вечно. Мы достаточно сделали для тебя – теперь твоя очередь пожертвовать собой ради нас. Попроси бога зимой послать нам в изобилии выдр и соболей, а летом тюленей и рыбу. Не забудь наших наказов, ведь мы любим тебя, и дети наши тебя никогда не забудут«.
Когда медведь съедал свой последний ужин, старухи вновь поднимали плач.

Второй день — медведя выводят из клетки, трижды проводят вокруг неё и дома его хозяина, а так же дома того айна, который накануне обращался к нему с речью.


Бревенчатое сооружение — это клетка, в которой содержали медведя в течении его взращивания.

Так же его водят по домам айнов, где его угощают. Все стремятся посмотреть на него, простираются перед ним ниц. Гиляки так же любят приставать к животному, намеренно его щекоча, дразня и толкая. От такого внимания медведь сильно волнуется.

Его ведут к специальной священной площадке, где стоят вырезанные из дерева фигуры медведя. Потом привязывают его меж двух столбов и стреляют в сердце из лука, ростом в человека.

Оружие, которым было убито животное, бросатся на землю, старики и старухи поднимают плач. Мертвому медведю дают поесть риса и дикого картофеля и со словами благодарности отрезают лапы и голову, которые за тем, хранились, как реликвия. Душа медведя покидает его тело.

Третий день — поедание мяса медведя и хождения в гости

Айны ели мясо медведя и пили его кровь, все кроме женщин. Кровь пили сразу же по убиению медведя, пока она еще теплая, а мясо варили (жарить его запрещено). Этим айны отличаются от других народов, например, тех же гиляков, которые не пили кровь.
Останки медведя вносились в дом через дымоход (так как через дверь их нельзя было вносить, а окон у айнов не было), перед головой раскладывали рис, картофель, спички, табак и трубку.
Гости не разъезжаются до тех пор, пока все мясо не съедено. В последнюю очередь съедался мозг и внутренности.

Четвертый день — день выноса костей.
Кости выносят и крепят на шестах, туда же выносят и череп медведя. Процессия из мужчин несет череп медведя на шесте, глаза, обернутые в стружки инау, уши,  нос, два позвонка, нижнюю губу, лапы и пищевод, кости в рогоже.

Позади несли еду и саке. У места «захоронения» пили и ели.

Пятый день — запретный, когда медведь входит в свой посмертный дом.

Было и продолжение праздника, когда удушали черных собак, именно в них должен был войти временно дух медведя

Праздник японских айнов называется Иоманте и отличался лишь деталями.

Вот легенда, записанная у японских айнов:
«В древние времена жила семья, муж и жена. Однажды муж заболел и вскоре умер, не оставив детей, и жена осталась совсем одна. Соседи увидели, что женщина будет иметь ребенка, и некоторые из них сказали: «Несомненно, эта женщина вышла замуж снова». Другие говорили: «Нет, ее покойный муж воскрес из мертвых». Но сама женщина говорила, что с ней произошло чудо, и описала его так: «Однажды вечером к ней в хижину вошло какое-то существо, похожее на мужчину, одетого в черные одежды. Он сказал: «Женщина, я – Бог, который обитает в горах — медведь, но я сейчас принял телесную форму человека. Твой муж умер, и ты одинока. Я видел это, и я пришел сказать, что у тебя будет ребенок. Он будет моим подарком тебе». И сказав это, он ушел. От божества женщина родила двух сыновей человека и медведя. Однажды человек, вступив с братом медведем в поединок, победил его. Умирая, медведь просил во имя благополучия человека обязательно устраивать для всех убитых на охоте медведей похороны и праздник, на котором, согласно завещанному ритуалу, люди должны будут, церемониально есть мясо медведя«.

Главным атрибутом праздника Медведя у японских айнов, помимо самого медведя, был алтарь из костей животных.


Большой алтарь (слева), молитва перед алтарем (справа)

После молитвы медведя выводят из клетки.

Медведя, у которого на шее веревка, поражают в сердце.

Затем медведя зажимаю меж бревнами и душат

С медведя снимаю шкуру и растягивают её перд алтарем

Хозяин медведя по традиции выставлял все богатство, которым владел — посуду, ткани, роскошные кимоно, оружие. Он же угощал всех сакэ.


Акварель Бёзана Хирасавы

После этого женщины исполняют традиционный танец Limousse. Во время освеживания головы медведя, женины танцевали под аккомпанимент ударов о бревно и пели песни. Некогда, они надевали для этого танца халаты из рыбьей кожи, украшенные на спине красивым узором. Во время танца они имитировали телодвижение медведя, как он резвится, идет. На голове женщина были венки из инау, а в руках специальные погремушки из полого куска дерева, оклеенные рыбьей кожей, с камешками внутри.

Есть еще описание такого праздника у нивхов, орочей, нанайцев, но основа его сильно не меняется.

У нивхов, например, праздник приурочен к Новому году.

Сам праздник имеет очень сложную семантику и проихождение. Медведь был и идеей воскресающего сезонного зверя-бога, и тотемным предком, посредником между племенем и духами гор, в ритуале есть отголоски культа близнецов, культа предков, первобытные пережитки вроде распределения продуктов между всеми членами племени.

Меня же заинтересовала  древняя связь женщины и медведя в Охотской культуре, а так же в обычаях айну. В любом описании Медвежьего Праздника женщина играет лишь роль кормилицы, да еще принимает участие в ритуальных танцах. Но очевидно, что на самом деле её роль некогда была гораздо глубже. Уже из приведенных выше легенд, видно, что женщина была матерью того первого Медведя, принесенного в жертву, и женой Медведя, который по сути, представляет собой Хозяина Леса — Природного Бога, покровителя Охоты, не заручивших поддержкой которого даже и нельзя было думать о том, чтобы пойти в лес и добыть самую обычную белку.
Хозяин Гор (он же глава Верхнего мира) предстает в облике то медведя, то человека, он противопоставлен образу владыки Нижнего мира, имеющему облик девятихвостого лиса. Эти два персонажа ведут между собой борьбу.

Медведь, как тотемное животное, вступает в священный брак с человеческой женщиной. Отголоски этого мифа можно найти во многих сказках с Нижнего Амура.
Например, одна сказка о двух сестрах, которые отправились к стадам оленей, но заблудились из-за сильной пурги.  Ночью младшая сестра потерялась, а старшая, пытаясь её отыскать, провались в берлогу. Медведь не тронул девушку, был добрым и ласковым. Она провела с ним всю зиму. Весной он показал ей дорогу домой. Семья обрадовалась возвращению девушки, да вот только та очень тосковала по медведю и вскоре вновь ушла в лес.
Минуло время, мать девушки шла мимо пещеры и услышала детский плач. Пойдя на голос, женщина обнаружила дочь и двух малышей. Один из них был самым обычным, а второй весь покрыт шерстью. Как и всякая любящая мать, она постаралась отгородить дочь от насмешек деревенских жителей, взяв воспитание медвежонка на себя, а той оставив обычного ребенка.
Шло время, медвежонок превратился в сильного и могучего зверя, а его брат стал настоящим богатырем. И однажды братья решили сойтись в поединке. Человек победил зверя и убил его. Перед смертью медведь завещал ритуалы охоты, трапезы и захоронения медведей. естественно, мать не ела медвежьего мяса. Сказка почти дословно повторяет айнскую легенду о происхождении Медвежьего Праздника.

Существовало табу для женщин на употребление в пищу медвежьего мяса. Действительно, не может жена и мать есть своего  и сына.

Второй вариант мифа, в котором охотник вступает в связь с медведицей — это уже отражение каких-то инициальных обрядов, обязательных для юношей, желающих стать охотниками и воинами. Возможно, роль Медведицы некогда играла шаманка. Характерно то, что во время Праздника айнские женщины пели песни о первопредке Яйресупо (это был обязательный элемент всего Праздника), от имени Медведицы-матери, которая вступила с ним в связь. Яйресупо — сын бога неба или небесного огня и дерева ивы (из которого изготавливались инау), он олицетворял собой образ огня. Вступая с ним в связь, древняя шаманка-медведица вступала в символический союз с богом.

О великих шаманках упоминают древние источники.
В Японии, как и у айнов, женщины имели более независимое положение во времена древних государств (конец IV в. — начало XII в. н.э.).
Вспомним легендарную загадочную императрицу Химико, которая сыграла значительную роль при объединении страны (государство Ямато) в 3 веке до н.э. её часто называют колдуньей. Мужа она не имела. Прислуживали ей только женщины, и лишь один мужчина имел право контактировать с ней. входил и выходил из дворца, передавая народу её слова. Так же упоминается брат, помогавший ей править. При погребении Химико было убито около 1000 слуг и рабов. После её смерти так же была избрана императрица-шаманка, 13-летняя родственница.

Перед нами предстает образ символа, шаманки, которая олицетворяла собой сакральную власть. Светской властью заведовал, скорее всего, мужчина, стоящий в кровном или священном родстве с ней.

На закреплении полового неравенства в Японии оказало сильное влияние Конфуцианство и распад древней системы государственности, его феодализация, создавшая новые правила и законы, чтобы упрочить положение феодалов.

Но раскопки подтверждают большое влияние женщин в мифо-ритуальной системе, которое некогда существовало. А раскопки поселений Охотской культуры обнаруживают большую роль женщины в мифе о Медведе, а так же древности самого праздника.

Сделанные из глины и костей животных фигурки медведей и женщин находят по всем местам расселения Охотской культуры, особенно много из было найдено на острове Рэбун. Фигурки мишек были в основном из кости касатки.


Мишки с острова Рэбун

Медведи из поселения Кабукай изображены в сидящей на задних лапах позе. Судя по тому, что акцент делался на мягкости их шерстки и лапках, перед нами в основном медвежата.

Все это свидетельствует о том, что у Охотской культуры уже существовал какой-то свой Праздник Медведя, во время которого происходило убиение медвежонка.
И находки медвежьих фигурок сопровождалось находками женских статуэток, которые не могл.

У женской статуэтки на лице надета маска (хотя это может быть стилистический прием в изображении лица) и сложная прическа или головной убор.
Фигурка вырезана из клыка моржа, 13,5 см. Она есть на заглавном фото темы, там видно, что статуэтка хорошо отполирована

 

Рядом с уже упомянутой статуэткой еще одна, меньшего размера, она так же есть на заглавном фото, тоже вырезана из клыка моржа.
Размер меньше, 9 см, но и здесь эта своеобразная ромбическая прическа или головной убор, и, возможно, тоже маска
.

Срезанные основания обеих скульптурок объясняются буддистским влиянием, которые таким образом подчеркивали связь богинь-матерей с землей.


Находка на острове Рэбун из рога оленя. Какое-то животное некогда было обвито вокруг талии женщины, предположительно медведь

Своеобразные геометрические прически могут стилизованными венками из инау. Детали одежды женских статуэток напоминает Охотской культуры острова Рэбун напоминает описание айнских женщин во время ритуального танца в честь праздника медведя. Женственность, четко прослеживаемые изгибы женского тела, предполагает, что они были одеты в облегающую одежду из рыбьей кожи с  узорами на спине, у них были сложные прически, возможно, с венками из инау. На лицах, так же могли быть ритуальные маски, на что намекает их необычная, треугольная или ромбовидная форма. Такие маски использовали в ритуалах, связанных с богиней домашнего очага или огня. А из традиций Айну известно, что богине очага Ундзи молились в случае болезни медведя.


Обращает на себя внимание и поза, в которую сложены руки на статуэтках

Женщины на статуэтках могли быть теми древними  шаманками племени, которые сочетались в священном браке с Медведем. Они же становились матерью священного животного-посредника, которые его затем вскармливали, а после ритуального убийства отправляли его обратно к отцу (то есть духам верхнего мира), чтобы он похвастал подарками, которые ему дали люди.  А тот, в свою очередь, отблагодарил племя богатой добычей.

badea35db37db2f576d72a67e25c4fe4.jpg
Женщина айну кормит медвежонка

Шаманки, как матери медведя, имели высокий статус и почитание среди людей своего племени.

статья взята тут https://mazayka-urza.livejournal.com/38098.html

она  частично дублирует уже написанное ,но я ее оставила как есть

Леди и Медведи: 6 комментариев

Добавьте свой

      1. У меня мыслей много вертится на эту тему, не могу пока толком сформулировать. И Берлин, и мультик из «Горы самоцветов» о маленьком медведе, который все определялся, кто он… что быль, а что сказка…

        Нравится 1 человек

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
<span>%d</span> такие блоггеры, как: