История игральных карт ( 8 )

Игральные карты в Испании

Просвещенный Сальвини, писавший свои труды в начале XVIII в., верил в большую вероятность того, что игральные карты, а также шахматы принесли с собой мавританцы во время своего вторжения в Европу. Эти сарацины захватили всю Азию с Африкой и попытались переплыть море еще в VII в. К 832 г. они полностью завоевали Сицилию, в 710 г. были в Испании, а около 731 г. через Лангедок вторглись на территорию Франции и дошли до Арля. Южная Испания принадлежала им до 1492 г. Около 842 г. отряды сарацин продолжили путь с Сицилии на Калабрию и через несколько лет дошли до Рима и Тосканы. Они оставались в разных областях Италии до X в. Папа римский и итальянские правители пользовались их услугами как солдатами для ведения своих непрекращающихся войн. По сравнению с европейцами сарацины представлялись свободными от предрассудков и суеверий людьми, к тому же существуют неопровержимые доказательства того, что мы обязаны им за появление в Европе науки, письменности и, безусловно, шахмат. Марокканцы теперь увлекаются старинной испанской игрой в ломбер, которая во многом напоминает индусскую игру под названием «Ганжифа». И теперь трудно сказать, была ли эта игра изначально их собственной, или они переняли ее у испанцев.

Буллет в своей книге Recherches Historiques sur les Cartes a Joufer, написанной в 1757 г., и монсеньор Ляббе Риве в Eclaircissements Historiques et Critiques sur l’lnvention des Cartes á Jouer, изданной в Париже в 1780 г., считают, что проникновение европейских игральных карт в Испанию произошло через сарацинский восточный источник.

В арабских сказках «Тысячи и одной ночи», где надо было бы искать сведения об игральных картах, не находим о них ни малейшего упоминания. Именно поэтому и потому, что ни Марко Поло, ни Чосер о них даже не обмолвились, мистер Уилтшир, в 1878 г. написавший предисловие к каталогу коллекции игральных карт Британского музея, верит в их европейское происхождение.

Как известно, испанских игральных карт, изготовленных раньше 1600 г., не существует, хотя ни у кого не возникает сомнений в том, что они появились задолго до указанного времени. Авторитетный специалист по французским игральным картам нашего времени Даллеман считает, что их могли завезти в Испанию из Франции с багажом какого-нибудь рыцаря из свиты дю Геклена, отправившегося на битву с Педро Жестоким около 1367 г.

Еще одно его не лишенное интереса предположение состоит в том, что игральные карты могли прийти в Испанию прямиком из Фландрии на торговых судах, курсирующих между двумя этими странами с партиями шерсти и прочих жизненно важных товаров. Он добавляет в связи с этим, что для данного предположения находится подтверждение в самом названии карт по-испански – Naipes. По утверждению автора испанского словаря Фернандеса Куэсты, члены Академии его страны предполагают, что слово Naipe могло происходить от фламандского слова Knaep, означающего «бумага».

В разное время во Франции игральные карты упоминались как «листья», «страницы» или даже «бумага для игры» – «papier a jouer». А в XV столетии немецкие карты «Траппола» однозначно назывались Trappola Blattem в простом значении «листья».

Около 1540 г. фламандский писатель Эклу, или Паскасий Юст, совершил путешествие по Испании. Позже он написал о страстном увлечении испанцев карточными играми. Он объехал много территорий этого королевства, где не мог достать товаров первой необходимости, даже хлеба и вина, зато в каждой самой захудалой деревеньке у жителей можно было найти игральные карты.

Начиная с XV столетия мастера из Тулузы и Трира изготовили для Испании значительное количество игральных карт. А ремесленники Руана отправляли на фламандских парусных судах специально для испанского рынка изготовленные игральные карты, которые шли и дальше – в Португалию. К тому же наладилась бойкая торговля испанскими картами с Лиможем.

 

ФРОНТИСПИС ИЗ КНИГИ ПАСКАСИЯ ЮСТА

 

Эти древние испанские карты отличаются относительно небольшим размером, особенно те, что ввезли из Лиможа и Руана. Их раскрасили по трафарету желтым, оранжевым и зеленым цветом. Размер некоторых из тех, что находятся в нашей коллекции, составляет только лишь 27/8 × 15/8дюйма, и они считаются большой редкостью. Их изготовили в итальянской манере, то есть с загибом бумаги карты назад с образованием бортика, отмеченного замысловатыми диагональными линиями по лицевой стороне карты. Сама бумага представляет интерес своей текстурой, а оформление можно назвать грубоватым оттиском с деревянных клише. Полвека спустя игральные карты стали больше по размеру, в частности те, что поступили из Трира и Бордо. К тому же использовалось больше веселой алой и синей краски, а также желтой, которая больше всего нравится испанцам. В нашей коллекции хранятся карты, изготовленные португальским мастером Инферрерой в то же самое время, что и французские. Они также оттиснуты с деревянных клише с раскраской по трафарету в оранжевый и черный цвет. Бумага ничем не отличается от той, на которой нарисованы карты из Лиможа; и снова листы бумаги со стороны рубашки согнуты с образованием бортика. Этот бортик оставлен без покраски. Вверху и внизу каждой карты нанесено название масти, к которой она относятся, а также представлены числа или – в случае с фигурными картами – инициалы с указанием ее разряда. Строение и одежда персонажей на фигурных картах вызывают самую искреннюю симпатию, особенно весело разукрашенные кавалеры. Тузы с буквами А украшены драконами, держащими в пастях символы масти. Некоторые из этих карт, выставленные в Национальной библиотеке Парижа на всеобщее обозрение под табличкой 96 Les Cartes Tarots et les Cartes Numerales, кардинально отличаются по цвету. Они тщательно раскрашены в красных и синих тонах, сходных с теми, что использовал Жан Валай из Трира.

 

ОБЛОЖКА И ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ КНИГИ «СОВЕРШЕННЫЙ ИГРОК», 1734 Г.

На фронтисписе работы Хогарта изображена игра в «Тени на троих» (Ombre a trois) за треугольным столом. Эта старинная испанская карточная игра очень полюбилась при английском дворе. Ей на смену пришла игра для четырех участников под названием «Кадриль» (Quadrille), пользовавшаяся популярностью до конца XVIII в.

 

Национальная испанская игра в ломбер совершенно очевидно появилась в донкихотские времена, и в испанской колоде для этой игры насчитывается 40 карт. Из колоды исключены восьмерки, девятки и десятки, а также в соответствии с восточной традицией отсутствует дама. Вместо нее используется кавалер или конный рыцарь. В отличие от итальянских карточных королей испанские всегда стоят в развевающейся, усыпанной драгоценными камнями мантии. Так как в ломбер часто играли втроем, на протяжении XII, X и XVII вв. специально для этой игры изготавливали треугольные карточные столики.

 

ИСПАНСКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ, ИЗГОТОВЛЕННЫЕ В МАДРИДЕ В 1792 Г.

 

ИСПАНСКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ 1840 Г. ВЫПУСКА С ИЗОБРАЖЕНИЕМ ФИГУРНЫХ КАРТ МАСТИ МЕЧЕЙ И ТРИ ЧИСЛОВЫЕ КАРТЫ МАСТИ ЖЕЗЛОВ

 

За символы масти для испанских карт приняты кубки, мечи, денарии и кресты или жезлы, и снова их оформление отличается от итальянского. Испанские мечи выглядят как прямые обоюдоострые рапиры, а жезлы – как тяжелые неуклюжие кресты. Испанские символы масти всегда располагаются параллельно друг другу и никогда не сплетаются, как итальянские. Единственным исключением в этом плане выглядят карты мастера Инферреры.

На 1583 г. приходятся сообщения о массовом отъезде карточных мастеров из Лиона в Испанию по причине непомерных налогов, введенных в их стране, но все мастера из Трира на протяжении XVII в. поставляли игральные карты в города по всей Испании.

 

УПАКОВКА ДЛЯ ИСПАНСКИХ ИГРАЛЬНЫХ КАРТ

 

СЛЕВА: ФРОНТИСПИС КНИГИ LIBRO Y BARAJA ДОНА ФРАНСИСКО ГАЗАНА С ОБЪЯСНЕНИЕМ ЗНАЧЕНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ КАРТ ПО ГЕРАЛЬДИКЕ ДЕ БРИАНВИЛЛЯ, МАДРИД, 1748 Г.

СПРАВА: ГЕРБ EL REY DE OROS С ГЕРАЛЬДИЧЕСКИМИ ЗНАКАМИ ПАПЫ КЛИМЕНТА XII ИЗ НЫНЕШНЕГО ИЗДАНИЯ ДАННЫХ СТАРЫХ КАРТ

 

В нашей коллекции хранится полная колода на 48 игральных карт, состоящая из девяти числовых листов, рыцаря, кавалера и короля четырех мастей и изготовленная в Мадриде в 1792 г. Об этом сообщается на четверке денариев, и там же можно прочесть имя мастера: «Real fabricados de Madrid рог D. Felix Solesie e Hijos». Карты оттиснули с деревянных клише и раскрасили по трафарету красным, синим, зеленым и желтым цветом. Данные фигурные карты, в отличие от карт мастера Жана Валая, сработанных на 100 лет раньше, выглядят скорее как испанские, а не французские.

На картах колоды, изготовленной в 1801 г., в верхнем правом углу нанесена нумерация всех мастей от 1 до 12. На ее упаковке можно прочесть имя дона Педро Кастилло (Don Pedro Castillo). Такая нумерация карт стала обычным делом только спустя много лет. На картах, изготовленных по трафарету в Кадисе около 1840 г., подобная нумерация отсутствует, нет ее и на картах мастера дона Санмиарти-сына 1852 г. выпуска. Не видно ее и на картах с надписью «J.B. David en Cadiz у Puebla», датированных 1868 г. Тем не менее на картах на несколько лет моложе, изготовленных в Барселоне мастером Кристобалем Массо, в верхнем правом углу номера стоят.

Изменения по сравнению с данными картами, нарисованными по трафарету, обнаруживаются на прекрасных гравюрах игральных листов, выполненных около 1872 г. на фирме Fulladosa у Ca., находившейся в Барселоне. Масть мечей нанесли синей краской, кубков – красной, жезлов – коричневой и денариев – оранжевой. На фигурных картах видим изображения дамы, кавалера и короля, и всем им присвоены имена испанских правителей, грандов и благородных дам, начиная с Педро Жестокого и Сида. Здесь мы имеем дело с единственным примером испанских карточных дам (экземпляр – в нашем распоряжении) за исключением тех португальских карт, которые изготовил Инферрера. Но они стоят относительно низко для себя и отличаются итальянскими чертами.

Сохранились похожие трафаретные карты мастеров Хосе Бау из Валенсии, Леона и дона Сегундо Олеа из Кадиса, а также потомков Камеса, Г. Вилласенора, Хуана Кодолы, Себастьяна Комаса Бикарта и Симеона Дуры из Валенсии.

 

ИСПАНСКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ, ИЗГОТОВЛЕННЫЕ МЕТОДОМ ЛИТОГРАФИИ В 1900 Г.

 

УПАКОВКА ДЛЯ ИГРАЛЬНЫХ КАРТ И КАВАЛЕР МЕЧЕЙ, МЕКСИКАНСКИЕ КАРТЫ, 1868 Г.

 

Иногда вместо имени мастера на картах писали наименования фирм (La Flor, El Ciervo или El Sol), а упаковки украшали вычурно, под стать их названий.

 

МЕКСИКАНСКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ NAIPES NACIONALES, 1896 Г.

 

Сохранились игральные карты, выполненные методом плоской печати в 1899 г. мастером Рудольфо де Олеа из Кадиса, а в следующем году вышли карты некоего Гераклио Фоурньеры из Виктории. В этих колодах персонажи фигурных карт одеты в костюмы своего времени, под мастью кубков изображены удалые представители знати XVII в.: мечей – тамплиеры, денариев – куртизанки, жезлов – индусы.

История мексиканских карт начинается с 1868 г. Их изготовил Ф. Мунгуйя, чья фабрика сначала называлась La Campana, а потом La Estrella и находилась в Мехико. Тем временем Ж.Б. Техеда владел карточной мануфактурой в Пуэбло. Эмильо Куэнка из Мехико, владеющий фабрикой El Sol, хранит колоду ломберных карт на 40 листов, изготовленных в 1896 г., которые все называют Naipes Nacionales. На них изображены ацтекские символы. Короли и рыцари представлены в виде вождей ацтеков, кавалеры – конкистадоров, масть кубков нарисована как ацтекская керамика, а вместо мечей – мачете, притом что денарии и жезлы украшены ацтекскими символами.

Глава 10
Игральные карты в Швейцарии

Повествование об игральных картах в Швейцарии начинается с того момента, когда некий брат из монастыря в Брефельде по имени Иоганн написал на совершенной латыни такие слова: «De Мoribus et Discipline Humane Conservations». Таким образом, известное развлечение под названием карточной игры [Ludus cartarum] пришло к нам в 1377 г., но когда и кто ее придумал, мне знать не дано. Но хочу заметить по этому поводу, что она ставится в заслугу благородным и простым людям, особенно если они играют вежливо и не ставят на кон свои деньги. В первой главе своего труда он рассказывает, что «в игре, которую люди называют карточной, они рисуют карты в разном виде и играют ими тем или иным образом». Из такого заявления можно сделать вывод о том, что игральные карты уже надежно вошли в жизнь народа и использовались достаточно долго, причем существовало несколько вариантов карточной игры. Он продолжает так: «В том виде, в каком эта игра дошла до нас, для нее предусмотрено четыре короля, изображенных на четырех карточных листах, а каждый из королей держит в руке определенный символ и сидит на королевском троне. А под королем находятся два королевских конюших. Один из них держит в руке символ вверх, а второй – вниз».

Эти двое конюших – в колоде карт XV в., а позже они представлены дамами и валетами или двумя валетами с рыцарями. Интересно отметить, что в руках всех «одноголовых» валетов, даже тех, что рисуют нынче в Бельгии, жезл в руках двоих из них все еще держится головкой вверх, а у других двоих – вниз. Указанная дата тоже совпадает с той, что отмечена в архиве двора Иоганна и Венцесласа Брабантского.

Дальше он дает описание колоды из 52 карт, добавив, что под этими первыми названными тремя картами к каждому королю относятся еще по десять карточных листов, «на каждом из которых располагается символ соответствующего короля: на первом – один раз, на втором – два раза и так далее».

К сожалению, автор не дает описания упомянутых символов, и нам, скорее всего, не удастся узнать, пришла ли эта игра из Италии, Германии, Франции или Испании, а также нарисовали ли эти карты в какой-нибудь соседней долине со швейцарскими символами масти в виде гербов, желудей, роз и колокольчиков. Эти старинные швейцарские карточные колоды состояли из фигурных листов с изображением короля, кавалера и валета, использующихся до сих пор, а также тузов, символы которых нарисованы на знаменах. В швейцарской колоде, изготовленной в Шаффхаузене, насчитывается по шесть числовых листов каждой масти, а в колоде, изготовленной в Золотурне, их девять.

Сохранилось письменное свидетельство того, как из-за старого указа правителя Лиона от 1583 г. многим ремесленникам пришлось уехать в Швейцарию из-за чрезмерных сборов, причитающихся с игральных карт. Этот указ «напугал карточных мастеров до такой степени, что те предпочли не подвергаться страданиям, а покинуть свое королевство и свои родные края, не поступившись собственной свободой и забрав с собой клише для изготовления этих карт печатным способом. В сложившихся неблагоприятных обстоятельствах, в скором времени поразивших всю Францию, король данный указ отменил, но было уже слишком поздно». Однако в летописи, составленной через 15 лет, находим упоминание об особых порядках, введенных в Лионе для изготовителей швейцарских игральных карт.

 

ПЕРВЫЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ, ИЗГОТОВЛЕННЫЕ В БАЗЕЛЕ

Посмотрите на швейцарские символы масти в виде гербов, колокольчиков, роз и желудей. Тузы обозначены знаменами, XVI в.

 

Многие из старинных швейцарских карт, сохранившихся до наших дней, представляют собой все те же знакомые нам карты Таро. Их оттиснули с деревянных клише, по размеру они большие и исполнены очень грубо, зато весьма радуют глаз своими старыми красными и синими оттенками. Самые старые серии, находящиеся в нашей коллекции, сделал Йоханнес Пелагис Майер из Констанцы, в конце XVII в. владевший предприятием по изготовлению игральных карт. Изображения la Papesse и le Pape заменяют на жизнерадостных Юнону и Юпитера, а написание их имен по несуразности может соперничать только с оформлением самих карт.

 

ДАМА И КАВАЛЕР, А ТАКЖЕ ТРОЙКА И ЧЕТВЕРКА КУБКОВ ИЗ СЕРИИ КАРТ ТАРО РАБОТЫ МАСТЕРА ЙОХАННЕСА ПЕЛАГИСА МАЙЕРА ИЗ КОНСТАНЦЫ, 1680 Г.

 

КОРОЛЬ, ДАМА, КАВАЛЕР, А ТАКЖЕ ДВОЙКА, ТРОЙКА И ЧЕТВЕРКА ДЕНАРИЕВ СЕРИИ КАРТ ТАРО РАБОТЫ МАСТЕРА БЕРНАРДА ШАЕРА НАЧАЛА XVIII В.

 

ВАЛЕТ ДЕНАРИЕВ, КОРОЛЬ КУБКОВ И КОЗЫРНАЯ ДВОЙКА, А ТАКЖЕ СОЛНЦЕ С ЛУНОЙ ИЗ КОЛОДЫ КАРТ ТАРО, ИЗГОТОВЛЕННЫХ В КОНСТАНЦЕ В 1680 Г.

 

ВВЕРХУ: ПИКОВЫЙ И ЧЕРВОННЫЙ КОРОЛИ ИЗ ВЫПУСКА ШВЕДСКИХ ИГРАЛЬНЫХ КАРТ 1880 Г.

ВНИЗУ: ТРИ КАРТЫ ИЗ ВЫПУСКА, ОТПЕЧАТАННОГО В ШВЕЙЦАРИИ В 1878 Г.

На тузах изображены виды страны, а на фигурных картах нарисованы персонажи в костюмах и гербы различных кантонов

 

ИЗ ВЫПУСКА ШВЕЙЦАРСКИХ КАРТ, ИЗГОТОВЛЕННЫХ В 1874 Г.

Здесь представлены туз, двойка и шестерка, а также три знака отличия на гербе

 

В колоде карт начала XVIII в., изготовленных на фирме Bernard Schaer in Miimliswil im cant. Solothurn, тоже вместо Papesse и Pope числятся Юнона и Юпитер. Французский цветок ириса нарисован на двойке кубков и всех денариях числовых карт этой масти.

На двойке денариев третьей серии карт Таро стоят как имя изготовителя, так и дата изготовления: «Joseph Jagi, M. Cartier a Mumliswil. 1779». На четверку денариев нанесли три французских цветка ириса. Оформление этих карт отличается повышенной резкостью. Господствующими тонами выступают густо-синие краски на серо-голубом фоне. На картах Таро данных серий сохраняются особенности таких карт, изготовленных во Франции. Одной из таких особенностей можно назвать положение короля денариев: у него недовольное выражение на лице и он всегда сидит на краешке своего трона со скрещенными ногами.

 

ДАМА, КАВАЛЕР И ВАЛЕТ ЖЕЗЛОВ ИЗ СЕРИИ КАРТ ТАРО РАБОТЫ КАРТОЧНОГО МАСТЕРА ИЗ МЮМЛИСВИЛЯ ИОСИФА ДЖАГИ, 1779 Г.

 

Эти эскизы в большей своей части изготавливались в Швейцарии, а цветов ириса могли вполне добавить французские ремесленники в те долгие годы снабжения швейцарцев игральными картами. В архивах Руана сохранились обращения за защитой от чрезмерных поборов, адресованных уполномоченным лицам этого города в 1701 г. Под такими петициями стоят подписи без малого сорока карточных мастеров: «Умоляем вас подумать над тем, что город Руан считается единственным городом в нашем королевстве, где можно говорить правду. В этом городе производятся товары для вывоза в зарубежные страны, и совершенно справедливо сказать, что в нем делается такого товара больше, чем в остальных городах, вместе взятых. На самом деле репутация игральных карт из Руана известна в Испании, Швеции, России, Швейцарии, Дании, Англии и особенно во Фландрии. Поэтому в 1648 г., когда король вводил налог на все карты, изготавливаемые в его королевстве, он сделал исключение для игральных карт, сработанных в Руане».

Даже карты Таро последней четверти XIX в. сделаны по этим старинным эскизам и с сохранением сложившейся традиции. В 1747 г. появился пространный доклад мастеров карточного дела, составленный в Париже для председателя госсовета, с описанием степени популярности французских игральных карт в различных зарубежных странах. При этом внимание адресата, в частности, обращалось на высокий спрос на них в Швейцарии, где они полюбились народу больше всего.

Владелец предприятия по изготовлению карт Жан Хемау, живший в конце XVII столетия, вспоминает об отношении к фигурам и их аксессуарам на своих картах, оттиснутых с немецких клише более чем столетней давности. Это старинное напоминание служит показателем привычки к популярным оттискам наиболее красивых сюжетов, выполненных первыми великими мастерами гравюры. Представители церкви не возражали в связи с тем, что король желудей сидит на настоящем готическом троне, украшенном по бокам красивыми пергаментными панелями, характерными для мебели того времени. Король роз восседает на просторном низком троне, очень напоминающем те, что изображены на выпущенных в Нюрнберге картах со средневековыми картинами. На голове короля колокольчиков водружена украшенная цветами корона, которая тоже пришла из немецкой карточной колоды XVI в. А король гербов сидит на одном из высоких кресел, относившихся чаще всего к немецкой церковной обстановке XV в.

Желуди растут на черенках совсем не так, как принято в природе, а розы заканчиваются в листьях, в середине которых, к всеобщему изумлению, находим головку ангела. На четверке колокольчиков нарисована крепость, на которой висит герб города Эпинали, где жил и работал Жан Хемау. На многих старинных картах точно так же изображены нюрнбергский лев и герб.

Практически все особенности этих старинных карточных колод сохранились на швейцарских картах, которые до сих пор изготавливают в Швейцарии.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В «ТРАППОЛУ» С ОБОЗНАЧЕНИЕМ НЕМЕЦКИХ МАСТЕЙ, НА КАЖДОЙ ИЗ ЭТИХ ДВОЕК ИЗОБРАЖАЕТСЯ ОДНО ИЗ ЧЕТЫРЕХ ВРЕМЕНГОДА

Здесь предлагаются фигурные карты и двойка арканов, которая считается зимой, около 1885 г.

 

Еще одна причуда швейцарских карт из колоды для игры в «Трапполу», когда используются немецкие символы масти, состоит в наличии четырех эскизов на листах четырех двоек с символикой весны, лета, осени и зимы. На таких колодах королей обычно изображают на коне, кавалера – армейским офицером, а валета – швейцарским охотником.

На картах одной из них, изготовленных для Эдуарда Гланцля из Инсбрука в 1878 г. Генрихом Гофманом из Вены, фигуры нарисованы с одной головой и в исторических костюмах. Королями представлены Рудольф, Фредерик, Максимилиан и Франциск I, а на числовых листах изображены исторические события и деревенская жизнь при их правлении.

В другой серии два валета каждой масти названы именами швейцарских персонажей, самый знаменитый из которых Вильгельм Телль.

На фигурных картах еще одной серии, на этот раз колоды в 52 листа с французскими символами масти, под названием Vues et Costumes Suisses, изготовленных Жаном Мюллером из Шаффхаузена, изображены гербы и национальные костюмы жителей различных кантонов, а на тузах нарисованы виды Швейцарских Альп с деревнями, расположенными среди заснеженных горных вершин.

 

ИЗ ВЫПУСКА В ЖЕНЕВЕ ШВЕЙЦАРСКИХ КАРТ ТАРО, 1873 Г.

 

Такие пользующиеся популярностью украшения тузов имеются во многих карточных колодах с французскими символами масти. Фигурные карты изготовлены по индивидуальным эскизам, не похожим ни на французские, ни на немецкие, за исключением одной серии, находящейся в нашей коллекции и относящейся к 1873 г. Они оттиснуты с деревянных клише, а эскизы явно позаимствованы со старых французских карт мастера Андриё. Пиковый валет подписан как «Gassmann a Geneve». К тому же у нас хранится серия карт Таро примерно того же времени, изготовленная тем же самым мастером. В этом случае он отходит от старых эскизов и предлагает черно-белые арканы, фигурки в гротескном изображении, которые должны удивлять зрителя. Фигурные карты, произведенные методом плоской печати, и числовые карты раскрасили по трафарету.

К тому же сохранились колоды миниатюрных карт размером ¾ × ½ дюйма в маленьких скользящих обложках, изготовленных в Интерлакене и Женеве.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
<span>%d</span> такие блоггеры, как: