История игральных карт ( 5 )

Игральные карты в Германии

Особый интерес представляет рассказ о немецких игральных картах. Прежде всего обращает на себя внимание то усердие, с которым первые их изготовители осваивали свое ремесло, благодаря которому их товар наводнил рынки зарубежных стран. Также стоит отметить знатность кое-кого из художников, несравненные по красоте и мастерству исполнения карты которых дошли до наших дней – редкие, тонкие и очаровательные старинные оттиски XV и XVI вв.; следует упомянуть и о том, что Германия служила лабораторией судьбоносных изобретений, таких как печатный пресс и первый в Европе отпечаток с деревянных клише. Вероятность того, что самыми первыми отпечатками стали как раз игральные карты, как считают многие авторитетные исследователи, выводит нас на долгий и извилистый путь предположений.

В книге Ингольда, напечатанной в 1472 г. под названием Das Guldin Spil, содержится утверждение о том, что карты в Германию завезли в самом начале XV в. Предположительно, сделали это солдаты императора Генриха VII, вернувшиеся из опустошительного похода на Рим. Игральные карты упоминаются в документах из архива Нюрнберга, относящихся к 1380–1384 гг. С 1392 г. в артельных гроссбухах и реестрах немецких городов встречаются совершенно определенные многочисленные ссылки на игральные карты. Имена карточных мастеров и художников зарегистрированы в начале XV в., в частности, в Нюрнберге, Аугсбурге и Ульме. Имена картенмахеров (карточных мастеров) часто встречаются на одной странице с именами картенмалеров (оформителей карт). Следовательно, существовало различие между этими двумя ветвями ремесла, хотя, как и цирюльники с хирургами тех дней, обе эти категории мастеров принадлежали к одной и той же артели. В 1423–1477 гг. в городских реестрах Нюрнберга зафиксированы имена женщин – оформительниц игральных карт.

 

КАРТЫ ИЗ КНИГИ DAS GULDIN SPIL ДОМИНИКАНСКОГО МОНАХА ИНГОЛЬДА, 1472 Г.

Самые древние известные нам немецкие игральные карты, предположительно, напечатали в Штутгарте после 1440 г. Их отличает большой размер – 7×4 дюйма, и относятся они к охотничьим сериям с обозначением масти в виде псов, оленей, уток и соколов. Такое оформление считается стандартным немецким решением с точки зрения оформления игральных карт как напоминание о рассказе, посвященном тоскующему по дому молодому флорентийцу, который при дворе Фредерика служил секретарем. Он жаловался на то, что народ в его северной стране составляли варвары, заботившиеся только лишь о загонной охоте и ничего не смыслящие в поэзии. Как бы там ни было, но в этих симпатичных старинных картах весьма в существенной мере воплотилось ощущение Ренессанса. На десятке каждой масти нарисовано знамя с изображением соответствующего значка. На фигурных картах масти оленей и псов изображены только дамы в виде очаровательных фигурок, одетых в костюмы начала XV в. Та, что соответствует младшему валету (данная колода, как и карточная колода наших дней, состоит из 52 листов, по 10 цифровых и трех фигурных карт каждой масти), стоит в саду в одном случае с олененком, в другом – с борзым псом. Та, что занимает место старшего валета, выглядит очень знатной особой. Она ласкает своего олененка в одной масти и крупного пса в прыжке – в другой. Дамы сидят на роскошных тронах, все они молоды и неотразимо прекрасны.

 

РИСОВАННЫЕ КАРТЫ ИЗ ШТУТГАРТА, 1440 Г.Дама гончих псов и младший валет уток

Младший валет масти уток изображен в виде принца в бархате, кормящего плавающую в пруду утку. Старший валет представлен молодым принцем в широком кружевном воротнике, победно держащим в руке убитую им утку, король – на коне со знаменем, где нарисован значок его масти. Король соколов тоже изображен молодым человеком на коне со своим соколом, сидящим на руке, а старший валет – в образе рыцаря, разговаривающего со своим соколом, младший – в виде самого сокола.

 

РИСОВАННЫЕ КАРТЫ ИЗ ШТУТГАРТА, 1440 Г.

Знамя и король соколов

Представляется невозможным, чтобы такие карты выпускались в большом количестве методом рисования и раскрашивания по трафарету. В записях артельных книг города Ульма начала XV в. сказано о вывозе в бочках большого объема игральных карт на экспорт. В документе 1441 г. находим обращение делавших игральные карты мастеров города Венеции в сенат с протестом по поводу ввоза таковых, из-за чего их «ремесло становится никому не нужным». В качестве альтернативного и более скорого для наших работящих немецких картенмахеров способа само собой на ум приходит печатание игральных карт с помощью деревянных клише.

 

РИСОВАННЫЕ КАРТЫ ИЗ ШТУТГАРТА, 1440 Г.

Двойка и дама оленей

По мнению немецких чиновников, первыми изготовлением ксилографов занялись картенмахеры; монахи, наблюдавшие широкое распространение игральных карт, взяли на вооружение тот же самый размер с формой и напечатали изображения любимых и почитаемых «маленьких святых», а также сакральных символов, которые встречаются среди древнейших оттисков, дошедших до наших дней. Быть может, именно поэтому имен граверов по дереву нет в городских архивах вплоть до середины XV в., зато о мастерах по изготовлению карт можно там много прочитать даже за 30 лет до этого.

Говорят, что немцы научились печатанию с деревянных клише (ксилографии) у купцов, прибывших из Китая в Россию через Аравию и Красное море. Китайская техника похожа на ту, что использовали немецкие граверы по дереву. Марко Поло в «Шамбале» описал процесс изготовления бумажных денег, «одна часть которых стоила не больше пенса, другая часть тянула на венецианский серебряный гроат». Он рассказывал, как «высшее должностное лицо великого хана наносил на вверенную ему печать киноварь и прикладывал ее к купюре и изображение этой печати, окрашенной киноварью, оставалось на деньгах».

Среди древних немецких карт большого художественного достоинства, сохранившихся до наших дней, следует назвать серию под названием Cartes a Ensignees Animees, которую описали Барч и Пассаван. Они оба считали, что эти карты сделаны в 1466 г. мастером по изготовлению игральных карт и мастером, нанесшим на свой товар монограмму E. S. Таких карт существовало несколько колод. И тут сомневаться не приходится, так как они значительно отличаются по размеру и по форме. В одной серии масти обозначены медведями, львами, оленями, птицами и цветами с листьями. Причем листья напоминают по форме изображения фавнов. В разрозненном виде встречаются серии масти лягушек, псов, кроликов, леопардов, драконов и прочих вымышленных чудовищ.

Существует предположение о том, что числовые карты данных серий шли от 1 до 9 в каждой масти, а еще были три фигурные карты – либо король, дама и рыцарь, либо тот же король, а также старший и младший рыцари. Разнообразие значков масти объясняется тем, что карты в то время изготавливали в соответствии с пожеланиями покупателя, который ставил на них любые значки по собственному усмотрению. На фигурных картах изображены персонажи в костюмах, которые носили при дворе. А в одной серии с использованием масти щита с гербом, в виде короля с тремя цветками ириса, как считает Пассаван, изображен Карл VII французский. К тому же существует масть шлемов, которая, судя по размеру, должна принадлежать к упомянутой выше колоде карт. Последние напечатаны с медного клише, и животные на каждом из карточных листов демонстрируют не только различное отношение к окружающему миру, но и разные характеры.

 

CARTES À ENSIGNÉES ANIMÉES

Показана девятка птиц

 

СВЯТОЙ ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ, ЯКОБЫ ИЗ СЕРИИ ИГРАЛЬНЫХ КАРТ НЕМЕЦКОГО МОНАСТЫРЯ, 1450–1460 ГГ.

 

НЕМЕЦКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ, ОТПЕЧАТАННЫЕ С ДЕРЕВЯННЫХ КЛИШЕ В АУГСБУРГЕ, НЕ ПОЗЖЕ 1460 Г.

Показаны двойка желудей, десятка или знамя колоколов и младший валет листьев

 

CARTES À ENSIGNÉES ANIMÉES Король цветка ириса, считающийся Карлом VII

Круглые карты из Кельна относятся еще к одной серии, которую Пассаван так описывает в Le Maitre des Cartes a jouer de forme ronde: «Оригиналы этих карт следует назвать среди самых совершенных произведений граверов XV в. Надпись „Salve Felix Colonia“ с тремя коронами, находящаяся на надписанной упаковке, говорит нам о том, что данные карты изготовлены в Кельне. Если исходить из того, что фигура на коне масти аквилегии (водосбора) – это король Франции Людовик XI, правивший в тот период, тогда следует одновременно вывод о том, что они появились между 1461 и 1483 гг. До сих пор мы не можем назвать имя мастера, выполнившего эти гравюры, а также практически невозможно предложить какую-либо другую гравировку, которую можно было бы с достаточной уверенностью назвать его произведением. Манера исполнения напоминает работы Джона кельнского из Зволле, однако в деталях она явно отличается».

 

КРУГЛЫЕ КАРТЫ ИЗ КЕЛЬНА, 1470 Г.

Дама попугаев, валет роз и король Коломбин, считающийся Людовиком XI

В такой колоде насчитывается пять мастей: зайцы, попугаи, гвоздики, аквилегии и розы. Предполагается, что пятая масть предназначалась для замены одной из других по желанию владельца. Каждая масть состоит из 13 карт: короля, дамы, валета и десяти чисел. На тузе каждой масти нанесена надпись на латыни. Короли и дамы изображены в виде роскошно наряженных фигурок на лошадях, а валеты – в виде тяжеловооруженных всадников. Внешне они больше напоминают фламандцев, чем немцев.

Рассмотрим третью серию карт, одну часть из которых приписывают Израилю фон Мекенену, а другую – Шонгауэру. Вся колода состоит из 52 листов с итальянскими значками масти в виде кубков, мечей и жезлов. Однако масть денариев заменили мастью гранатов. Их гравюры – оттиски с медных клише, отличающихся высокой техникой ювелиров. Эскизы двойки жезлов и тройки мечей Барч приписал работе Шонгауэра. Признание в каждой масти принадлежит королю, даме и валету. Масть граната использовалась в честь Филиппа Красивого, который после венчания с дочерью испанского короля Фердинанда и Изабеллы, а затем еще и победы над Гранадой взял себе такую эмблему. Фигурные карты данной серии отличаются от всех остальных более совершенным оформлением и высоким качеством исполнения. Короли при этом изображены сидящими на массивных готических тронах, дамы – в утонченных и царственных одеждах, а валеты – верхом. На десятке каждой масти представлено знамя.

Самые красивые карты создал ювелир из Нюрнберга Вергилий Солис; их сохранилось очень мало, и наша колода считается единственной известной полной серией. Колода снова состоит из 52 листов, а масти обозначены львами, обезьянами, павлинами и попугаями. На каждом тузе проставлена монограмма мастера. Признание в каждой масти принадлежит королю, даме и валету. Данные карты, особенно цифровые, представляют собой образцы высшего совершенства условного изображения.

Стоит упоминания к тому же серия карт в виде гравюр, относимых к работам Ганса Бегама, а также карты мастера Йоста Аммана, приведенные в томике «Книги ремесел». Под каждой карточной картинкой находится стих на тему морали. Масти обозначены изображениями книг, типографских шаров, винных кружек и стаканов, а знаменитый юмор этого мастера доступен практически каждому человеку.

В нашей коллекции находится колода из 32 листов карт для игры в «Трапполу» размером 1¾× 1½ дюйма, отпечатанных с серебряных клише в XVII в. В качестве мастей применены сердечки (черви), колокольчики, желуди и листья с прихотливым расположением фигурок животных и людей на каждом листе, очень напоминающем по стилю Йоста Аммона. Древняя немецкая монограмма находится на шестерке листьев, а на фигурных картах изображены образы короля, дамы и рыцаря. Десятки обозначены в виде знамен, и еще имеются двойка, шестерка, семерка, восьмерка и девятка каждой масти. «Траппола» пришла из Италии, где считалась более удобной игрой на удачу, чем старые карты Таро, во Франции в то же самое время появилась игра в пикет.

Интересно заметить, что все эти старинные немецкие карты относятся к категории цифровых (за исключением колоды из 52 листов), а не старых карт Таро. Такие карты изготавливались отнюдь не в массовом количестве, ведь они относились к товарам высшего качества для немногих избранных.

Эти карты, вызвавшие впоследствии массовые протесты в Венеции, совершенно однозначно носили итальянские значки масти и во всех подробностях соответствовали итальянским стандартам.

 

КАРТЫ, ПРИПИСЫВАЕМЫЕ ФОН МЕКЕНЕНУ И ШОНГАУЭРУ, 1500 Г.

Показаны тройка и девятка мечей, валет кубков, двойка и десятка жезлов и туз гранатов

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ РАБОТЫ ВЕРГИЛИЯ СОЛИСА, НАЧАЛО XVI В.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ ИЗ «КНИГИ РЕМЕСЕЛ» ЙОСТА АММОНА

В нашей коллекции находится 45 листов из колоды, изначально состоявшей из 52 игральных карт XV в. традиционных немецких мастей в виде сердечек (червей), колокольчиков, листьев и желудей. Такие карты должны были выпускать в очень большом количестве, соответственно и стоили они дешево, поэтому особенно не ценились. Так что сегодня их труднее отыскать, чем все остальные ценные с исторической точки зрения карты. Точно такую же, но менее полную серию обнаружил доктор У. Стьюкли, и теперь они находятся в коллекции игральных карт Шрейбера, хранящейся в Британском музее. Там же находятся и карты, изготовленные в это же время по трафарету, а в Королевской библиотеке Берлина хранится 31 похожая карта, отпечатанная с деревянных клише. Наши карты отыскались совсем недавно в родном переплете книги Ульриха фон Рейхенталя под названием Concilienbuch von Konstanz, изданной в Аугсбурге в 1483 г.

Этот переплет выглядел обычным для издателей книг из города Ульма, и мы полагаем, что наши игральные карты отбраковал кто-то из мастеров того же города. В нашей колоде отсутствуют тузы, а также тройка, четверка, пятерка сердечек и четверка желудей, зато имеются две пятерки колокольчиков. Зингер в своем труде «Исследования в области истории игральных карт» пишет так: «В библиотеке городской ратуши Ульма хранилась древняя рукописная летопись данного города, заканчивавшаяся 1474 г. заголовком, под которым шла следующая справка: „Игральные карты отправлялись в больших бочках в Италию, на Сицилию и в прочие страны морского побережья, а взамен поступали пряности и прочие товары“. С опорой на прочитанную выше информацию можно себе представить, насколько многочисленным должно быть население мастеров по изготовлению и раскраске игральных карт в данном городе».

Карты из нашей коллекции отпечатаны с деревянных клише на старинной бумаге и слегка тронуты червем. На каждой из двух мастей изображен вепрь в двух разных позах. На листах других колод коллекции У. Стьюкли и одной – берлинской изображен единорог или белый лежащий олень, которого Зингер называет эмблемой Ричарда II и проводит между ними некую связь. На картах прочих колод, кроме животных, изображены скрещенные молот и топор (они могли в свое время служить своего рода гербом) или крест. Несколько позже на карточных листах часто изображали кресты городов Саксонии. На шестерке сердечек из нашей серии автор изобразил улыбающегося лиса с несчастным гусенком в пасти, а на девятке – длиннохвостого свирепого кота. Над знаменем в качестве значка масти нарисован парящий сокол. Эти знамена любопытно сравнивать с теми, что нарисованы на картах из Штутгарта, и с точно такими же красивыми на более поздних сериях с мастью граната. На всех остальных немецких игральных картах XV в., отпечатанных с деревянных клише, вместо знамен изображаются 10 точек.

Старший и младший валеты карт всех мастей изображены в виде рыцаря, иногда с мечом, а иногда в лихой накидке. На картах коллекции У. Стьюкли рыцарь желудей стреляет из арбалета. Зингер предполагает, что этот рыцарь целится в белого оленя на карточной двойке; лучники к тому же представлены крестьянами, для которых выбрана масть желудей, хотя такой выбор мог быть случайным из-за каприза изготовителя карт древности. В любом случае речь идет о забавном несущественном отклонении.

Короли представлены сидящими на троне в итальянской манере. То же самое видим на листах других серий, отпечатанных с деревянных клише и раскрашенных по трафарету, а также на картах масти граната. На круглых картах из Кельна и обычных из Штутгарта королей изображали верхом на коне. Во всех этих карточных колодах XV в., сделанных с помощью деревянных клише, отсутствуют тузы, причем в колодах из 52 листов того времени, изготовленных гораздо тщательнее, они есть. Для игры «Траппола» требуется колода из 36 карт: единица, двойка, семерка, восьмерка, девятка, десятка и три фигурные карты каждой масти. При этом только в XVIII в. тузы в общем и целом выкинули из колоды, и она стала состоять из 32 листов. Никто не знает игры, для которой требуется 48 карт, и не существует современного описания какой-то колоды или игры на такое количество карт, хотя в следующем столетии мы находим много карточных колод вроде бы совсем без тузов.

 

ЛАНДСКНЕХТЫ ЗА ИГРОЙ В КАРТЫ

С гравюры Антония из Вормса, 1529 г.

Наши небольшого формата карты XV в. раскрашены вручную розовыми и зелеными цветовыми оттенками, поблекшими за долгие годы.

Удалось обнаружить карты XVI в., оттиснутые с деревянных клише и раскрашенные по трафарету точно так же, как старинные французские карты, использовавшиеся для изготовления обложек книг того же столетия. На них изображены немецкие значки сердечек для церкви; соколы или колокольчики для знати (первые считались символичными для загонной охоты, а вторые служили любимым украшением костюмов придворных особ); листья для хлеборобов или простых граждан и желуди для лесников или крестьян. Существует три фигурных карты для каждой масти: король, старший и младший рыцари, а также девять чисел, то есть колода состоит из 48 листов.

 

LE GRAND BAL, 1500 Г.

В народной игре «Ландскнехт» используются карты для «Трапполы» или 36 листов обычной колоды из 52 карт. Игра эта особой сложностью не отличается, и на гравюре Антония из Вормса, изготовленной в 1529 г., изображены два солдата, играющие в нее. Ее назвали «Ландскнехт» (пеший солдат с копьем), и считается, что возникла она где-то ближе к концу XV в. среди солдат расформированных войск, бродивших по провинциям Южной Германии. Лежащая на столе карта напоминает больше пятерку французской масти бубен, чем пятерку сердечек, которая, понятное дело, может быть либо французской, либо немецкой.

Еще одно изображение представляет собой оттиск 1500 г. под названием Le Grand Bal («Большой бал»). В одном из углов – изображение герцога и герцогини Баварии, удалившихся от суеты света туда, где они за столом играют в карты. Соперники ведут счет мелом на столе.

На оттиске, приписываемом Израилю фон Мекенену, представлена оживленная игра между дамой и господином. Обе фигуры обуты в узконосые туфли в соответствии с модой, существовавшей при дворе в конце XV в.

Теперь посмотрим на карту с расширенным заголовком в таком виде:

«В году 1452-м после проповеди, произнесенной в общественном месте напротив капеллы нашей госпожи Нюрнбергской кардиналом Иоанном Капистраном, на рыночной площади подверглись сожжению 76 лопаточных клише, 2640 триктраков (служившие шахматными досками), 40 тысяч игральных кубиков и целая куча игральных карт, а также различных цацек и прочих бесполезных предметов.

Исходя из всего этого создается такое впечатление, что немцы изготавливали игральные карты для зарубежных стран, а также для себя с собственными народными значками масти в виде сердечек, колокольчиков, листьев и желудей, которые, можно предположить, вошли в обиход примерно в то же самое время, когда французы придумали свои черви, пики, трефы и бубны».

Наряду с тем, что немцы считаются самыми первыми изготовителями «карт для азартных игр», они отличились тем, что изобрели древнейшие обучающие игры в карты. Их изобретателем считается францисканский монах Томас Мурнер. Он родился в Страсбурге и в начале XVI в. был преподавателем философии. Интересное описание его игры приводится в книге Memoires de Dom Calmet, abbe de Senones, изданной в 1728 г. Он пишет: «Этот монах, преподававший философию в Кракове, а потом в швейцарском городе Фрибурге, видел, что его юные ученики испытывали большие затруднения в изучении трудов испанцев, которые им приходилось осваивать. Он решил испытать новый метод с помощью картинок и цифр в форме игры в карты. Таким образом, удовольствие от игры в карты должно было помочь ученикам в преодолении всех сложностей в процессе усвоения сложного материала. На своем поприще он добился таких заметных успехов, что великие доктора наук Краковского университета заподозрили этого святого отца в колдовстве, так как его подопечные демонстрировали выдающиеся успехи в учебе. И чтобы как-то оправдаться, ему пришлось продемонстрировать свои новые игры самим великим ученым мужам, которые не только одобрили его новаторский подход, но и выразили великое восхищение методом преподавания науки данным добропорядочным монахом».

 

СТАРИННАЯ ГРАВЮРА РАБОТЫ МАСТЕРА ИЗРАИЛЯ ФОН МЕКЕНЕНА

Карты Томаса Мурнера дошли до наших дней в виде изображений в книге Logica memorativa. В имеющемся у нас экземпляре, считающемся большой редкостью и приобретенном в библиотеке Дидо, представлены изображения во всю страницу 52 деревянных клише.

 

ИОАНН КАПИСТРАН ОСУЖДАЕТ МИРСКУЮ СУЕТУ, НЮРНБЕРГ, 1452 Г.

«Mes Nouvelles Etudes historiques sur les Cartes a jouer. Paris. 1842».

Спустя 120 лет после публикации карт Т. Мурнера новое издание в Париже выпустил французский адвокат Жан Баледен, посвятивший свой труд кардиналу де ла Валетту. Отпечатки самих карт уменьшили в размере, а костюмы на некоторых изображениях подработали под современную моду той поры.

Судя по всему, должны существовать три издания данных карт: первое – в Кракове в 1507 г., второе – в Страсбурге и еще одно в Брюсселе, от которого пошла парижская перепечатка.

 

ОДНА ИЗ КАРТ, ПРИВЕДЕННЫХ ТОМАСОМ МУРНЕРОМ В ЕГО КНИГЕ LOGICA MEMORATIVA, СТРАСБУРГ, 1509 Г.

В 1518 г. Т. Мурнер выпустил новую колоду карт, тоже в книжном виде, но на этот раз для обучения студентов своду законов Юстиниана. Книга вышла под заголовком Charti-ludium Institute Summarie, напечатали ее в Страсбурге в типографии Йоханнеса Прииса на деньги Йоханнеса Кноблауха. По форме эти карты ничем не отличаются от тех, что предназначались для первой игры, но для новой были необходимы 12 мастей по 10 карт. На первой карте каждой масти изображена фигура одного из немецких правителей. Масти обозначены значками соколов, колокольчиков, гребней, желудей, сердечек, корон, черпаков, церковных колоколов, мехов, четок, щитов, рыб и ножей.

 

КАРТА, ПРИВЕДЕННАЯ В КНИГЕ ТОМАСА МУРНЕРА CHARTILUDIUM INSTITUTE SUMMARIE, СТРАСБУРГ, 1518 Г.

Книга Андреама Штробля Das Geistliche Deutsche Carten Spel вышла из типографии Зульцбаха в 1603 г. после многочисленных согласований с высшими церковными сановниками. Все восемь карт четырех мастей – сердечек, колокольчиков, листьев и желудей – представлены библейскими иллюстрациями в декоративной рамке. Масть обозначена ненавязчиво, зато наглядно. Гравюры прекрасно исполнены с медных клише, и каждой масти посвящено почти по триста страниц. Книга отпечатана на прекрасной старинной бумаге, а переплет изготовлен из дубовых панелей со свиной кожей и с застежками.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ ПО АСТРОНОМИИ ИЗ СЕРИИ, ИЗГОТОВЛЕННОЙ В НЮРНБЕРГЕ В 1656 Г.

Известный интерес представляет серия карт по астрономии, выпущенная в Нюрнберге в 1656 г. В нашей коллекции находится всего лишь семь листов из данного выпуска. Они представляют собой черно-белые оттиски с деревянных клише, и на них находятся изображения орбит Солнца, Луны, Земли, Венеры, Сатурна, Марса и Меркурия. Астрономические рисунки занимают практически всю поверхность карты, но под каждым изображением нашлось место для объяснения на немецком языке. Имеется иллюстрированная книжечка, в которой можно посмотреть любопытную иллюстрацию с двумя гравюрами отдельных дисков (на одном представлена Земля, а на втором – ее орбита), свободно подшитая к странице в специально оставленном для нее месте.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ ПО ГЕОГРАФИИ ИЗ НЮРНБЕРГА С ИЗОБРАЖЕНИЕМ МИРА, 1640 Г.

В 1719 г. в Нюрнберге появилась более поздняя астрономическая серия работы математика Иоганна Филиппа Андрае. Колода состоит из титульной карты и фронтисписа, остальные 52 листа несут стандартное немецкое обозначение масти в дополнение к условному обозначению созвездия с атрибуциями по системе Коперника, но с немецкими названиями вместо обычных латинских. Сами карты раскрашены вручную.

В нашей коллекции находится еще один экземпляр карт для такой игры с утраченной титульной картой. Мистер Клулоу относит данную серию к 1685 г.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ ПО АСТРОНОМИИ, ИЗГОТОВЛЕННЫЕ В НЮРНБЕРГЕ, 1719 Г.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В «ТРАППОЛУ» НАЧАЛА XVIII В., ИХ ПЕЧАТНЫЙ ЭСКИЗ ПОКРЫТ ЭКСКЛЮЗИВНОЙ ШЕЛКОВОЙ АППЛИКАЦИЕЙ

 

ИГРАЛЬНАЯ КАРТА ПО ГЕОГРАФИИ ИЗ НЮРНБЕРГА С ИЗОБРАЖЕНИЕМ ЕВРОПЫ, 1678 Г.

Известны две серии игральных карт по географии, выпущенные в Нюрнберге во второй половине XVII в. В колодах обеих этих серий насчитывается 52 карты с французскими значками масти, расположенными в верхнем пределе листа. Остальная часть его поля занята географической картой. На игральных картах первой серии изображены географические карты частей света, причем другие примеры такого рода карт неизвестны.

По их форме отпечатаны игральные карты второй серии, с изображением географических карт стран Европы. Вероятно, печатали их в одной и той же типографии. На пиковом тузе изображена проекция Меркатора и подпись «J.H. Seyfrid delineavit. Wilhelm Pfann sculpsit». Имя Пфанна к тому же находим на трефовом и бубновом тузе. Их напечатал в Нюрнберге Иоганн Гофман в 1678 г., и говорят, что придумал Иоганн Преториус.

Существуют серии карт, изготовленных в Аугсбурге в 1685 г. Иоганном Стридбеком. Масти обозначены воинами, философами, знаменитостями и поэтами. В верхней части каждого листа в круглом медальоне изображены портреты, а под ними даны описания на немецком языке. Кроме того, проставлены французские значки масти, а внутри отметки представлены числа или инициалы. Карты оттиснуты с медных клише без раскраски.

Практически 100 лет спустя выпустили почти те же самые карты, только на этот раз портреты взяли из немецкой истории. Колода начинается с Карла Великого и заканчивается

Иосифом II. Для карт выбрали большой размер, а портреты выгравировали грубовато.

 

ЗНАМЕНИТЫЕ ПЕРСОНАЖИ

Карточная игра на основе исторических мотивов Иоганна Стридбека, Аугсбург, 1685 г.

Стоит упомянуть к тому же вышедший в Германии около 1655 г. выпуск серии Reines Renommees Стефано делла Белла, описания к которым выполнены на немецком языке. Им не хватает изысканности французских серий, а значки масти отличаются от оригиналов.

На геральдической серии нюрнбергских карт 1693 г. изображены гербы правивших в Европе королевских семей. Описания приведены на немецком языке, хотя значки масти на картах французские. Гербы пикового рыцаря отражают отношение Германии к Испании того времени, так как на них изображена легенда Die Spanischen Reiche in Italie.

Вспомним об аугсбургском издании домономской геральдики в виде неразрезанного листа дубликата парижского выпуска за тем исключением, что Reglemens du Jeu («Правила игры») тоже предлагаются на немецком языке. Следующее издание этих карт, выпущенных в 1719 г., представлено в виде отдельных карточных листов с написанным по-немецки текстом на фигурных картах. Эскизы исходных карт в этой серии совсем изменены, в результате чего геральдика представляется совершенно нелепой.

 

НЕМЕЦКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ ПО ИСТОРИИ, 1765 Г.

По листам с немецкими значками карточной масти просматривается бесконечное разнообразие эскизов и компоновок. В нашем распоряжении находится неразрезанный лист нарисованных по трафарету старинных карт, которые представляются стандартными для тех, что находятся в общем употреблении. На двойке листьев изображен олень, на двойке желудей – лев, на двойке колокольчиков – вепрь и на двойке сердечек – медведь. Вашему вниманию предлагается серия колоды для игры в «Трапполу» из 36 листов. Украшение из двух точек все еще служит отличительной чертой карт, изготовленных для такой игры, на тройке сердечек обнаруживаем дату – 1556 г.

В коллекции находятся и неразрезанные листы игральных карт, отпечатанные в синих контурах со старинных деревянных клише. На двойке и шестерке сердечек напечатано имя «Михаэль Форстер». Эскиз карт выполнен грубо, и можно предположить, что их изготовили в начале XVII в. На фигурных картах более поздних эскизов, приближающихся к французским стандартам, тоже стоит имя «Михаэль Форстер из Мюнхена». Изготовление первого и второго листа могло принадлежать двум поколениям мастеров, а то и больше. Второй лист можно без сомнения назвать работой Михаэля Форстера, проявившего свое мастерство в начале XVIII столетия.

 

КАЛЛИГРАФИЧЕСКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ РАБОТЫ ИОГАННА КРИСТОФА АЛЬБРЕХТА, НЮРНБЕРГ, 1769 Г.

На втором листе карточной верстки в синем контуре напечатано 48 игральных карт малого размера 21/8 × 15/8 дюйма. На фигурных картах изображены король и два рыцаря – сильный и слабый, отличающиеся поворотом масти вверх или вниз. Рисунок по-детски прост, при этом фигурки изображены очень живо, чего так часто не хватает немецким игральным картам. На всех тузах изображено знамя со значком масти, а также птица в полете. На двойках представлен вепрь, а на восьмерке сердечек нарисован припавший к земле пес. Такие карты могли изготовить где-то в последней четверти XVII столетия.

А вот колода карт для игры в «Трапполу» начала XVIII в., после выхода из-под печатного пресса покрытая тонкой шелковой аппликацией. Цвета подобраны настолько тщательно и гармонично, что небольшие фигурные карты с изображением короля в струящихся парадных одеждах и двух рыцарей каждой масти выглядят весьма нарядно по сравнению с жалкими рисунками прошлого. Прелестно выглядят декоративные цветы на числовых картах, а также значки масти сами по себе.

 

ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ, НЮРНБЕРГ, 1693 Г.

Теперь посмотрим на карточный лист середины XVIII в. с одним из королей, надписанным как Im Regensburg, с изображением фигурных карт, проработанных до мельчайших подробностей. Взгляните на королей, дам, кавалеров и рыцарей. Особого внимания заслуживают дамы в костюмах своего времени.

За ними следуют многочисленные листы карточной верстки работы Андреаса Бенедикта Гоби, во второй половине XVIII в. выпустившего в Мюнхене игральных карт больше всех своих коллег. Среди его фигурных карт наблюдается удивительное разнообразие типов. Иногда в образе дам предстают простые немецкие домохозяйки в коронах, небрежно надвинутых на затылок под несуразным углом. А рыцари похожи на флегматичных и солидных немецких юношей. Среди этих карт XVIII в. встречается несколько примеров сдвоенных листов, то есть с двумя головами, повернутыми вверх и вниз. Кавалеры часто выглядят на восточный манер: в индийских тюрбанах, с длинными опущенными усами и в свободных жаккардовых пальто.

 

НЕРАЗРЕЗАННЫЙ ЛИСТ ИГРАЛЬНЫХ КАРТ ИЗ ЮЖНОЙ ГЕРМАНИИ, 1556 Г.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ МИШЕЛЯ ФОРСТЕРА, ЮЖНАЯ ГЕРМАНИЯ, 1610 Г.

 

ЧЕРВОННЫЙ ВАЛЕТ РАБОТЫ МИШЕЛЯ ФОРСТЕРА ИЗ МЮНХЕНА, 1723 Г.

В своем подавляющем большинстве эти стили представляют собой искусно повторенные в малейших деталях стили, модные при дворе. Причем фигурки, пусть даже отпечатанные с деревянных клише, не претерпели стилизации, как на французских игральных картах. На некоторых из фигурных карт изображены профили, забавно напоминающие тех людей, что служили при династии Габсбургов. Цифровые карты украшены странными группами фигурок с большим разнообразием предметов, явно позаимствованных у Йоста Аммана, но редко повторяющих его прихотливые черты. На картах одной серии изображены высокие напудренные парики деятелей двора, а многие неуклюжие маленькие дамы представлены с такими же неуклюжими и нелепыми зонтиками, цветами или веерами в руках.

 

МЮНХЕНСКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ, ОКОЛО 1680 Г.

Карты из колоды для игры в «Трапполу» издания 1805 г. по форме представляют собой квадратные листы с оттиском с деревянного клише и карандашной раскраской. Они отличаются от других игральных карт грубой бумагой и небрежным исполнением.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ РАБОТЫ СЕБАСТЬЯНА ФОЙИ, АУГСБУРГ, 1721 Г.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В «ТРАППОЛУ», ИЗГОТОВЛЕННЫЕ В МЮНХЕНЕ АНДРЕАСОМ БЕНЕДИКТОМ ГОБЛОМ, 1750 Г.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В «ТРАППОЛУ» РАБОТЫ КОНРАДА ИЕГЕЛЯ, НЮРНБЕРГ,1800 Г.

Серия игральных карт для «Трапполы» работы Конрада Иегеля из Нюрнберга примерно того же времени представляется гораздо более занимательной. На них оживают рыцари и мелкие фигурки на цифровых картах, а трафаретная раскраска выглядит свежей и веселой.

Еще одна квадратная серия состоит из 24 игральных карт: короля, двух рыцарей, двойки, девятки и десятки каждой масти; она тоже отпечатана с деревянных клише и ярко раскрашена по трафарету.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В «ТРАППОЛУ» РАБОТЫ И.Е. БАКОФЕНА, НЮРНБЕРГ,1813 Г.

На двойке листьев ниже двух смешных иволг стоит дата: октябрь 1813 г. На двойке желудей можно найти имя мастера – И.Е. Бакофен, а под ним степенного и задушевного льва, который должен напоминать короля. В лапах льва – геральдический щит Нюрнберга.

Похожие игральные карты поступают из Дрездена, Альтенбурга, Аугсбурга и многих других городов Германии; отличия все-таки отыскать можно, но не индивидуальные и не слишком интересные, а также слишком многочисленные, чтобы все их перечислять. Многие имеют местное значение.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В «ТРАППОЛУ» РАБОТЫ Ф.А. ЛАТТМАНА, ГОСЛАР, 1872 Г.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В «ТРАППОЛУ» РАБОТЫ ДОКТОРА НАУК Т. ШРЕТЕРА, ЙЕНА, 1876 Г.

Игральные карты из Граца во многом напоминают швейцарские, а в серии, изготовленной в Госларе в 1872 г., на числовых картах изображены виды окружающей гористой местности. В виде старших рыцарей изображены охотники, а младших – слуги.

Колоду карт для игры в «Трапполу» в Йене выпустили в 1876 г., причем масти обозначили причудливо нарисованными нектарниками, подсолнухами, листьями и желудями. На двойке нектарников изображен герб короля Максимилиана, он сам, два валета его эпохи и один из его пехотинцев. Тот же сюжет повторяется на картах остальных мастей. Масть подсолнухов представляет Рудольф Габсбург со слугой-луч-ником, оруженосцем с соколом, а ниже нарисован геральдический щит с надписью «Dr. T. Schroeter, Jena». Масть листьев посвящается Фридриху Барбароссе с двумя крестоносцами, а Карл Великий представлен королем желудей с бродячим менестрелем и трубачом. Карты, изготовленные методом литографии, отличаются безупречным замыслом и исполнением.

Весьма интересные карты для игры в «Трапполу» в 1897 г. изготовил Юлий Диас с прекрасными иллюстрациями в манере Йоста Аммана. Для их изготовления использовался метод четырехцветной печати с передачей давления по плоскости с последующим закреплением с помощью широкой полосы. Рисунок отличается строгостью, а изображения всех четырех королей весьма отличаются друг от друга: астролог, шут, полный и веселый монарх, а также худой и раздражительный монарх. На картах восьми рыцарей изображены попрошайки, калеки, хромые и слепые.

Еще одну иллюстрированную методом литографии серию выпустили в Лейпциге около 1885 г. Эскизы к этим картам разработал Е. Бургер; масть сердечек посвящена любви, украшена купидонами, трубадурами и т. п. Колокольчики снабжаются рисунками предприятий промышленности и торговли, листья – загонной охоты, желуди – войной. Все это характерно для Германии Средневековья.

Позже на немецких числовых картах для «Трапполы» и «Ската» уже не было причудливых эскизов со сдвоенными головами.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ CARTES DE FANTASIE РАБОТЫ ЮЛИЯ ДИАСА, МЮНХЕН, 1897 Г.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ РАБОТЫ ГАНСА БОКА, ВЕНА, 1583 Г.

 

ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ НАЧАЛА XVII В. НА СЮЖЕТЫ ОХОТЫ РАБОТЫ НЕИЗВЕСТНОГО НЕМЕЦКОГО ГРАВЕРА

 

НЕМЕЦКИЕ КАРТЫ ТАРО XVIII В.

Две верхние карты – это арканы из «Восточной» серии, изготовленной во времена, когда большой популярностью пользовался китайский стиль чиппендейл. Две нижние карты взяты из серии «Животные Таро»

Венские карты выглядят во многом как повторение немецких. Многие колоды богемских карт, изготовленных в Вене, отличаются крайней грубостью и раскрашены как-то примитивно. Впечатление в целом можно назвать не вполне приятным. На фигурных картах в своеобразном стиле изображены местные деятели. На многих карточных листах нанесено имя венского мастера середины XIX в. Я. Неедлы. Перед вами колода карт для «Трапполы» с весьма радостным изображением Аугсбурга. А среди игральных карт и пробных оттисков еще одного венского мастера Иосифа Гланца (около 1860 г.) встречаются многочисленные примеры швейцарских карт, а также богемских – с немецкими значками масти.

В этих немецких землях весьма часто встречаются игральные карты с французскими значками масти. Самой старинной в нашей коллекции числится колода, состоящая из 52 листов, отпечатанных с медных клише и раскрашенных вручную. Практически на всех листах стоит монограмма неизвестного художника. Наряду со значками масти, расположенными необычным образом, на них изображены сюжеты дневной охоты в поле и в лесу Германии начала XVII в. Короли и валеты предстают в виде галантных господ, а дамы – милых и миниатюрных девушек. О существовании других образцов таких карт ничего не известно.

К середине XVIII в. обнаруживается громадное число колод карт Таро, изготовленных в Германии. Забавно, что значки масти на числовых картах остаются французскими. Арканы претерпели заметное внешнее изменение и вместо старых символов стали изображать все, на что была способна фантазия изготовителя. Большой популярностью пользовались карты Таро с изображением животных.

 

БОГЕМСКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ «ТРАППОЛА» РАБОТЫ Я. НЕЕДЛЫ, ВЕНА, 1855 Г.

 

ТИПОВЫЕ НЕМЕЦКИЕ ФИГУРНЫЕ КАРТЫ ТАРО XVIII В. РАБОТЫ АНДРЕАСА БЕНЕДИКТА ГОБИ, МЮНХЕН, 1750 Г.

На большинстве таких карт находим изображение чудовищ из легенд, а неизменная пальма на заднем плане и сама расцветка придают им восточный колорит. Названия им не присвоены, должно быть, потому, что у изготовителей не нашлось подходящих слов. Зато проставлены крупные римские цифры, причем подчас сразу и сверху и снизу. Только мат или слон старинных арканов остается иногда в своем первозданном виде и не нумеруется. Изображения на фигурных картах короля, дамы, кавалера и рыцаря каждой масти позаимствованы у персонажей из благородных немецких семей. Андреас Бенедикт Гоби из Мюнхена изготовил множество вариантов таких серий карт Таро.

В кое-каких из этих серий арканы в виде животных перемешаны со слонами, несущими на спине паланкины, и господами верхом на верблюдах с зонтами в руках. В результате восточный колорит только сгущается. Некоторые из этих арканов изображены со сдвоенными головами, отчего изображение воспринимается с большим трудом. Иногда на арканах воспроизводятся картины охоты и охотники с горнами, соколами, псами и лошадьми.

В коллекции находятся серии карт Таро с изображением зверей примерно 1770 г. выпуска, на которых обрамление оттиснуто с деревянных клише настолько неровно, что его почти не видно. Краски нанесены по трафарету и выглядят очень мягкими. Изготовителем таких карт мог быть мастер откуда-то из Южной Германии.

По краю каждого листа карт Таро серии, изготовленной Иосифом Фетшером из Мюнхена, нанесена узкая декоративная окантовка. На этих картах изображены сдвоенные головы, очень красивыми можно назвать их эскиз и раскраску.

 

МУЗЫКАЛЬНЫЕ КАРТЫ ТАРО РАБОТЫ П.Ф. УЛЬРИХА, ЛЕЙПЦИГ, 1780 Г.

Самым интересным изготовлением среди всех этих забавных небольших серий отличается колода, оттиснутая с медных клише и раскрашенная вручную. Своими восточными фигурами они напоминают китайский стиль чиппендейл, вошедший в моду как раз в то время.

Существует серия музыкальных карт Таро 1780 г., для которой арканы разрисованы музыкальными нотами и сценками из популярных в то время опер. На фигурных картах изображены персонажи опер, а на спешенном трефовом валете видим имя мастера – П.Ф. Ульрих из Лейпцига.

Колода карт Таро с фигурными листами баварского типа, по преданию принадлежавшими жене Наполеона Марии-Луизе, содержит просто удивительные по красоте арканы в виде животных. На аркане IV изображен верблюд с двумя синими и двумя коричневыми ногами, при этом создается впечатление, что на него натянули детские рейтузы; на аркане V нарисован лис из сказки с девятью симпатичными разноцветными хвостами; на VI видим волка, тоже в детских рейтузах, пожирающего синего ягненка; и на XIII – крокодила с красными пятнами на его зеленой коже, поглощающего несчастную жертву, синие бриджи и красные ноги которой еще торчат из пасти рептилии. Эту колоду оттиснули с деревянных клише, и ее эскизы выглядят очень грубо. Они явно должны были внушать тревогу Наполеону, но, как ни странно, такая вещь все-таки оказалась при дворе. Очаровательные предметы создавали карточные мастера того времени. Серию прекрасной раскрашенной вручную гравюры изготовил Андреас Бенедикт Гоби из Мюнхена. На арканах он изобразил венчание, веселых небольших всадников и украшенные цветами кареты с пояснительными стихами или куплетами на каждом карточном листе.

 

ОБРУЧАЛЬНЫЕ КАРТЫ ТАРО РАБОТЫ АНДРЕАСА БЕНЕДИКТА ГОБИ, МЮНХЕН, 1780 Г.

Теперь посмотрим колоду, состоящую из 52 листов с французскими значками масти, но фигурные карты для нее изготовлены в немецком стиле, а дамы в руках держат вееры и зонтики. Их в 1800 г. изготовил Лаурец Уммер из Мюнхена, имя которого стоит на карте пикового валета.

На листе раскрашенного вручную пробного отпечатка фигурных карт для колоды, выпущенной в память о битве при Лейпциге, почему-то опять проставлены значки французской масти, хотя короли изображены в виде медальонных портретов правителей союзных стран, а валеты – военных руководителей сражения. В качестве дам выступают Помона, Флора, Диана и Церера, но в костюмах по моде 1813 г.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В ПИКЕТ РАБОТЫ ЛАУРЕЦА УММЕРА, МЮНХЕН, 1800 Г.

 

ФИГУРНЫЕ КАРТЫ, ВЫПУЩЕННЫЕ В ПАМЯТЬ О БИТВЕ ЗА ЛЕЙПЦИГ, 1813 Г.

На игральных картах второй серии, тоже изготовленной в Лейпциге с тем же самым замыслом, изображены портреты в более условном карточном виде. Их отличают прекрасная графика, мягкая расцветка и приятное зрительное восприятие, им не хватает лишь очарования, присущего игральным картам постарше. На червонной даме сохранилась надпись «Industrie Conytoir in Leipzig» и дата – 1813 г.

Заслуживающую отдельного внимания серию карт Таро с изображением зверей изготовил Петер Шахнер из Вельса в 1816 г. Причем наиболее забавными картами следует назвать валетов верхом на пятнистых деревянных конях-качал-ках. Десять лет спустя появилась серия прекрасных и столь же необычных карт. На фигурных картах и арканах изображены забавные фигурки в турецких костюмах. Среди них находим дервишей и танцующих девушек, янычар и швейцаров, солдат и матросов. Изготовил эти карты Г. Мюллер, чье имя находим на бубновом валете.

На картах Таро зверей, изготовленных в Нюрнберге в 1830 г., можно полюбоваться прекрасными изображениями стоящих верблюдов и морских драконов, дерзкого оленя, надменно взирающего на ружье охотника, и живописных дикобразов с разноцветными грозными иголками. Их создателем числится Иоганн Мат Бакофен. Существует похожая серия работы Франца Фазольта из Брно, примерно того же времени.

В серии карт Таро, выпущенных во Франкфурте в 1879 г., на арканах изображены исторические сцены и персонажи всех земель и времен. На фигурных картах тоже нарисованы знаменитости: Гордон и Людовик XIV, Кеплер, Леопольд I, Карл I, Мальборо и Шекспир. Названия арканов даны по-французски. На более позднем издании этих карт стоит итальянская гербовая марка с надписью «Venezia».

На серии, изготовленной карточным мастером из Франкфурта приблизительно в то же самое время, изображены стандартные немецкие карты Таро того времени. На арканах видим бытовые сценки немцев, а фигурные карты изготовлены в обычном баварском стиле.

 

НЕМЕЦКИЕ ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ 1834 Г., ИЗГОТОВЛЕННЫЕ В ПАМЯТЬ О ПОРТУГАЛЬСКОМ ВОССТАНИИ

 

НЕМЕЦКИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ КАРТЫ – КОЛОДА ДЛЯ ИГРЫ В «ТРАППОЛУ» С НОТАМИ НАРОДНОЙ ПЕСНИ, 1840 Г.

На протяжении XIX в. происходило увеличение числа колод карт для французского пикета из 52 листов. В колоде 1825 г. единственный намек на изготовителя появляется в виде инициалов G. B. на бубновом валете. Фигурные карты никакой особой привлекательностью не обладают.

На всех четырех тузах серии карт 1834 г. выпуска напечатаны сюжеты времен Португальского восстания. На тузах похожей колоды, выпущенной во Франкфурте в 1868 г., можно полюбоваться сценами из жизни Петра Великого, Фридриха Великого, Наполеона и Веллингтона.

 

ОВАЛЬНЫЕ КАРТЫ, ЛЕЙПЦИГ, 1865 Г.

Следующая колода выбрана из серии карт для пикета на 52 листа. Это очень толстые и тяжелые карты с грубого клише, раскрашенные карандашами. На фигурных картах изображены крестьяне, в образе королей представлены лучники или тяжеловооруженные всадники, а тузы обозначены щитами. В нижней части каждой карты напечатаны две тактовые черты музыки со словами из тюрингской народной песенки. Эти карты изготовлены как раз во времена выхода французских музыкальных серий.

В колоде карт для игры в пикет на 52 листа, изготовленной в Вюртемберге где-то около 1850 г., на бубновом валете находим имена мастеров-изготовителей – Суц и Кюнц. Числовые карты изготовлены с трафарета, а фигурные – с помощью деревянных клише причудливой резьбы.

В 1860 г. мастер из Гамбурга Г. Бубке выпустил колоду, состоящую из 52 карт с забавными значками масти, похожими на французские. Кроме значка масти на каждой карте изображены виды Гамбурга или его окрестностей, а на фигурных карточных листах – люди в местных костюмах. Исключение составляют пиковый и червонный короли в виде Карла Великого и Карла XII соответственно.

 

КАРТЫ ТАРО РАБОТЫ Г.Ф. МЮЛЛЕРА, 1826 Г.

Национальные костюмы Турции, 1826 г.

Отходом от типовых карт можно назвать овальную серию, изготовленную в Лейпциге около 1865 г. Персонажи фигурных карт изображены в исторических костюмах с декоративной окантовкой и повторением значка масти рядом с каждым из них.

Фигурные карты всех этих серий сохраняют немецкий стиль, несмотря на французские значки масти. В колоде карт, изготовленных во Франкфурте около 1870 г., выражения лиц и костюмы героев фигурных карт напоминают персонажи рейнских легенд.

В колоде, выпущенной во Франкфурте около 1878 г., находятся фигурные карты, символичные для Азии, Европы, Африки и Америки. К американским символам относятся Фердинанд, Изабелла и испанский посол. Числовые карты украшены изображениями людей и событий в части света, к которой относится соответствующая масть.

 

ВАЛЕТ, ДАМА И КОРОЛЬ ВЕНСКОЙ СЕРИИ КАРТ ТАРО, ИЗГОТОВЛЕННОЙ В 1820 Г. МАТИАСОМ КОЛЛЕРОМ

 

ВЕНСКИЕ КАРТЫ ТАРО РАБОТЫ МАТИАСА КОЛЛЕРА, 1820 Г.

 

ВЕНСКИЕ КАРТЫ ТЕАТРАЛЬНОГО ТАРО РАБОТЫ УФФЕНГЕЙМЕРА, 1827 Г.

 

РЕБУС ТАРО, БУДАПЕШТ, 1832 Г.

 

ВЕНСКИЕ КАРТЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТАРО, 1848 Г.

 

КАРТЫ ВОЕННОГО ТАРО РАБОТЫ Т. АЛЬБРЕХТА, ИНСБРУК, 1750 Г.

 

КОЗЫРЬ ИЗ КОЛОДЫ КАЙЗЕРОВСКОГО ТАРО, ВЕНА, 1870 Г.

В конце века немецкие карточные мастера отличились многочисленными прекрасными литографическими сериями с фигурными картами, персонажи которых предстали совсем не в обычных придворных костюмах различных земель и времен. Этим они очень напоминают французские карты типа French Jeu Louis XV. Серии, изготовленные в Госларе, отличаются истинной художественной ценностью и большой самобытностью. На фигурных картах появились совершенные фигурки Средневековья: дамы в вуалях и геннинах, а также короли, рыцари и егеря из рыцарских романов о Фридрихе Барбароссе и Отто Саксонском.

В начале 1820 г. появились венские карты Таро особого рода, отличающегося и от французского, и от немецкого исполнения. Иногда на арканах изображались виды Вены, а в другой раз появлялись сюжеты из романов сэра Вальтера Скотта, когда на фигурных картах рисовали известных всем персонажей из его произведений. На картах Таро серии из Будапешта с такими фигурными листами на каждом аркане изображали названия романов В. Скотта в виде ребуса.

Отметим к тому же появление театральных Таро, на арканах которых запечатлены сцены из популярных пьес и опер. Многие из таких венских серий состоят всего лишь из 54 листов: четырех цифровых и четырех фигурных карт каждой масти сверх 22 арканов. Такие карты получили известность под названием «Таро для кофе-хауса», и они считаются плодом местного развития старой игры.

Многие венские карточные мастера признаны знатоками своего ремесла, и до наших дней дошли оттиснутые вручную пробные отпечатки фигурных карт, персонажи которых иногда изображались в классических костюмах, иногда – в полудиком великолепии русского двора, иногда – в виде достоверных миниатюр, изображающих лордов и дам Вены. Среди таких художников достойны упоминания Эльфингер, Паузингер и Гигерл.

Приблизительно в 1848 г. появились серии арканов с нелицеприятной политической сатирой на правительство, а еще через 10 лет – с изображением эпизодов Крымской войны. Примерно в то же время из Братиславы (Прессбурга по-немецки) пришли арканы совершенно определенно с китайскими мотивами, а еще в одной серии можно увидеть хождения Блонделя в поисках своего короля.

 

КАРТЫ ТАРО РАБОТЫ ДИТЫ МОЗЕР, ВЕНА, 1906 Г.

Серии Таро со зверями работы Паузингера в карандаше и чернилах представляются полезными наглядными пособиями для студентов. Разнообразие предметов выглядит буквально неистощимым. Венские оттиски в карикатурах показаны в колоде примерно 1860 г. и в картах на историческую тему с изображением королей от Рудольфа до Иосифа II. Тут же стоит упомянуть Таро на военную тему, на которых появляются Франц-Иосиф со своими генералами. На так называемых кайзеровских Таро изображена охота на всех землях, а на картах серии работы Гигерла примерно того же времени появляются карикатуры на венских модных персонажей. Самый оригинальный и прелестный выпуск придумала Дита Мозер в пользу венской благотворительной кампании, развернувшейся на Рождество 1906 г. Всего отпечатали 100 карточных колод. Арканы снабжены сдвоенными головами, на них изображены Ноев ковчег с людьми, животные, дома и деревья. С помощью фигурных карт передано ощущение витражей, на которых нарисованы средневековые рыцари, египтяне, ассирийцы и члены королевской семьи XVI в. Числовые карты рассечены поперечными полосами и окантованы черным цветом.

 

КАРТЫ ТАРО РАБОТЫ ДИТЫ МОЗЕР, ВЕНА, 1906 Г.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В ПИКЕТ РАБОТЫ ЛОШЕНТИОЛА, ВЕНА, 1806 Г.

Первые венские карты для игры в вист, хранящиеся в нашей коллекции, относятся примерно к 1850 г. Две карточные колоды помещены в шкатулку, причем листы меньше по размеру, чем наши нынешние карты. Изображения на фигурных картах и оформление числовых выполнены со вкусом и вызывают самые положительные эмоции. Несколько лет спустя появились карты для пикета положенного размера. В нашей коллекции находятся эти карты, изготовленные из железа с обычной раскраской. Можно предположить, что их мастера вдохновил пример серебряных карт, использовавшихся при французском дворе во время правления Людовика XV.

Вена весьма удачно представлена среди игральных карт, выполненных методом прекрасной литографии, с удивительными фигурными картами, обнаруженными и во Франции, и в Германии. Имеются все их размеры – от самых маленьких пасьянсных до колод игры в пикет максимального формата.

Из игральных карт с французскими значками масти можно взять колоду, на каждом числовом листе которой с большим вкусом и тщательностью выгравированы разнообразные цветы. Значки масти тоже выгравированы и раскрашены вручную, а на трефовом тузе стоит имя художника «Ше Лошентиол, Вена, 1806 г.» («Chez Loschentiohl a Vienne, 1806»). Он работал ювелиром, и его изделия всю жизнь пользовались большим спросом со стороны королевской семьи. Фигурные карты тоже отпечатаны с медных клише, на них в полный рост изображены знаменитые персонажи, а на двух из них – червонной даме в образе Марии Стюарт и пиковой даме Ифигении – стоит подпись «Mayer». Этот Майер служил подручным у Лошентиола. Известно о существовании еще всего лишь двух колод таких карт.

Немцам принадлежит первенство в изобретении первых и самых знаменитых переводных карт, как называются те игральные карты, значки масти которых служат частью смешного замысла. В конце XVIII в. в традицию вошло в качестве новогодних подарков преподносить карманные альманахи. Их обычно оборачивали в красный сафьян, а внутри находились копии симпатичных гравюр со знаменитых картин, сентиментальные рассказы и стихи, а также практически всегда несколько страниц размером с переводную игральную карту. Иногда такие карты отличали большой талант и остроумие, для чего требовалось высокое авторское мастерство.

 

КАРТЫ С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ К ШИЛЛЕРОВСКОИ «ЖАННЕ Д’АРК», 1805 Г.

В 1805 г. книготорговец из Тюбингена И.Г. Котта выпустил полный набор таких карт, в котором на фигурных картах изобразили персонажей шилллеровской «Жанны д’Арк». А числовые карты представляли собой переводные листы всевозможных предметов, совсем не относящихся друг к другу или фигурным картам и не связанных с ними.

Предприятие оказалось настолько выгодным, что на протяжении последующих пяти лет он выпустил еще несколько колод. В 1806 г. на фигурных картах изобразили Улисса и других классических персонажей; в 1807 г. – героев шиллеровского «Валленштейна»; в 1808 г. – арабские костюмы; в 1809 г. он вроде бы не отметился (пропустил); в 1810 г. автор вернулся к фигурным картам, на которых изобразил сказочные и смешные персонажи. Комическими фигурами стали карикатуры на Наполеона и других знаменитых людей. Карты нарисованы с большим умом, и, как говорят, над ними работал сам Осиандер. Последняя серия под названием «Рыцарские ордена» вышла в 1911 г. Все карточные листы – прекрасные гравюры ручной раскраски.

 

КАРТЫ ДЛЯ ИГРЫ В ПИКЕТ, ВЕНА, 1809 Г.

В Вене происходило то же самое. Одну серию в 1809 г. создал Г.Ф. Мюллер. Персонажи на фигурных картах одеты в роскошные костюмы, а имя оформителя можно увидеть на бубновом валете. Карточная колода выпуска 1814 г. мало чем отличается от упомянутой выше. Существует великое множество сюжетов, неподдельный интерес вызывают причудливые замыслы, выполненные с безупречным мастерством. Фигурные карты и метки масти раскрашены от руки. Имя художника Иоганна Нейдла находим на червонном тузе вместе с государственной печатью и датой.

Третья венская серия фигурных карт с персонажами в классических костюмах тоже создана Г.Ф. Мюллером. Пиковая масть служит иллюстрацией венской истории, «Беатрисы», и эти карты по несколько штук одновременно изначально появились в «Хранилище произведений искусства» в 1818–1819 гг.

На многих немецких картах, особенно изготовленных в Богемии и Венгрии, значатся итальянские значки масти. На картах постарше эти значки масти нанесены по трафарету красной и синей краской. Сами карточные листы большие по размеру – 5½ × 2¼ дюйма. Большой интерес с точки зрения замысла представляет колода карт для «Трапполы» из 36 листов, отпечатанных с деревянных клише. Выражение лиц и положение тел персонажей фигурных карт передано с большой экспрессией.

 

ВВЕРХУ: ПЕРВЫЕ ДВА АРКАНА СЕРИИ ТАРО

ВНИЗУ: ВАЛЕТ И ДВОЙКА МЕЧА ИЗ КОЛОДЫ «ТРАППОЛА», ИЗГОТОВЛЕННЫЕ В ПРАГЕ В 1664 Г.

 

ВЕДЬМА, КОТ, ПТИЦА И ЛОШАДЬ

Из колоды карт для «Игры птиц», в которую в старину играли в Рейнской стране, около 1750 г.

 

ВЕНСКИЕ КАРТЫ, 1814 Г.

Прекрасно передана живость лошадей под рыцарями, а на единицах кубков и денариев у ног лошадей натурально лают псы. На карте рыцаря мечей написано слово «Prag». На двойке мечей напечатаны куплет в венском стиле, но на немецком языке вместо итальянского, и дата «Die Karten Jst Drum Nicht Erdacht Das Man Zanck und Hader Nacht. 1664 H.S.». Имя мастера находим на единице жезлов: «Augustin Z. Mahler in Prag». На выпуске, изготовленном в Праге через 150 лет, за исключением пропавших на двойках старых куплетов и замены сдвоенных голов на фигурных картах, практически никаких изменений не найти. Мы имеем дело с очередным примером живучести старых форм в этом ремесле.

 

ПЕРЕВОДНЫЕ КАРТЫ РАБОТЫ Г.Ф. МЮЛЛЕРА, ВЕНА, 1818 Г.

Такие карты пользовались весьма широкой популярностью. Их отличает тонкая ручная раскраска. Колоду таких карт подарил Лафайет одному из своих помощников по имени Маркиз де Кальмес, и она до сих пор остается собственностью его потомков, живущих в Америке

Многочисленные поздние выпуски таких карт «Траппола», изготовленных в Триесте и Вене, все больше напоминали итальянские игральные карты современного вида. К тому же от случая к случаю встречаются выпуски карт Таро со старинными символическими арканами, и на них всегда стоят значки итальянской масти. При этом снова наблюдаем неизменность старинного порядка: их всегда печатали с деревянных клише и раскрашивали по трафарету. Инициалы изготовителя – Le Chariot – обычно встречаются на седьмом аркане.

Упомянутые выше старинные знаковые фигуры всегда служили поводом, чтобы предположить существование гадальных карт. В Германии их выпускалось множество. В толстой книге с пергаментным переплетом Zeit Kurtzende Lust und Spiel Haus объемом 1372 страницы, вышедшей в Кюнстбурге в 1680 г., находим описание многих из игральных карт, а также тогдашних игр и как ими развлекались народы разных стран. Сохранились достойные внимания гравированные печатные формы.

Автор книги Vier Farben, написанной в Лейпциге в 1829 г., Сюзанна Румплер объясняет легенды и предания на примере «карточных игр» простых немцев, а также показывает, как можно использовать игральные карты для непогрешимого предсказания судьбы.

Среди выпусков гадальных карт сохранилась одна колода иллюстрированных, название которых дано на французском, немецком и английском языках. Они дошли до нас в яркой коробочке с надписью «Цыганская мать-гадалка Сивилла». Существует несколько вариантов гадальных карт «Ленорман» (Le Normand). Мадемуазель Ленорман пользовалась непререкаемым авторитетом в XIX в. как прорицательница, и легенды о всеобщей вере в ее предсказания выглядят просто невероятными.

Неразрезанный лист гравюр конца XVII в. работы Дж. Ф. Штейдтнера дает представление об игре Brautt Spiel. На нем видно семь иллюстрированных карт, в углу четверок стоят символы масти червей, колокольчиков, желудей и листьев.

Монастырские карты еще для одной забавной карточной игры изготовили в Аугсбурге в 1753 г. В верхней части каждого листа написано название немецкого значка масти, а остающееся пространство занято отрывком из религиозной литературы на немецком языке. Перед нами единственные карты, в которые папа римский в то время разрешил играть священнослужителям и участникам монашеских общин.

 

НЮРНБЕРГСКИЕ ГАДАЛЬНЫЕ КАРТЫ РАБОТЫ И.Е. БАКОФЕНА, 1820 Г.

 

НЕМЕЦКИЕ ГАДАЛЬНЫЕ КАРТЫ, ОКОЛО 1840 Г.

Старинная игра под разными названиями: «Игра птиц» – в Северной Рейн-Вестфалии и Швейцарии, «Куку» – в Италии, а также «Гнау», «Камбио» и «Килле» – в Скандинавских странах: Норвегии, Швеции и Дании, где в нее играют до сих пор, состоит из двух выпусков фигурных карт по десять листов каждая и двух выпусков числовых карт с римскими числами по 12 листов каждый. Фигурные карты ручной раскраски выпуска XVIII в. выглядят такими же чудесными, как и карты Таро с изображением зверей, относящиеся к тому же историческому периоду.

 

ИГРА BRAUTT SPIEL («РАЗВЛЕЧЕНИЕ НЕВЕСТЫ»), ОКОЛО 1700 Г.

 

ВЕНСКАЯ КАРТОЧНАЯ ИГРА HARLEQUIN ET PIERROT («АРЛЕКИН И ПЬЕРО»), 1806 Г.

Теперь напомним о существовании простенькой, но увлекательной игры в немецкие поговорки. Колода для такой игры состоит из 24 карт с цифрами от единицы до 24, на каждой из которых напечатана немецкая поговорка, и еще

24 карты, точно так же пронумерованные, с иллюстрациями к этим поговоркам в виде раскрашенных от руки гравюр. Их оформление во многом напоминает стиль Ходовецкого, а напечатаны они с медных клише. На некоторых картах мы видим надпись «H.F. Muller».

 

ВЕНСКИЕ КАРТЫ ПОД ДОМИНО

В разнообразных коллекциях числятся свои колоды карт для домино, но вторых таких причудливых не существует

Еще в одной игре примерно того же времени применялись небольшие карты тоже в виде чудесных раскрашенных гравюр. Она называлась Harlequin et Pierrot, nouveau jeu de societe avec 32 cartes enluminees et 60 cartes contenant des Numeros (новая народная карточная игра «Арлекин и Пьеро», колода из 32 фигурных и 60 числовых карт). На листах cartes enluminees изображались удивительные фигурки в полный рост в костюмах начала XIX в. Арлекин изображен на зеленом фоне, а Пьеро – на оранжевом, два комплекта числовых карт пронумерованы от 1 до 15. На рубашке Пьеро читаем надпись: «Настоящую колоду нарисовал молодой польский лейтенант Каминский, служивший в полку, расквартированном в Болье, во время марша корпуса G. P. в 1815 г.». Существует инструкция для игры в эти карты на французском и немецком языках, опубликованная в Вене в 1806 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: