Образ свиньи/кабана как Богини/Бога, и как Духа Хлеба.

.Джеймс Фрэзер «Золотая ветвь» — отрывок из книги

Воплощение Деметры в образах свиньи и лошади.

Переходя к богине хлеба Деметре, нельзя не вспомнить, что в европейском фольклоре обычным воплощением хлебного духа была свинья.Возникает вопрос: а не могла ли свинья – животное, столь тесно связанное с Деметрой, – первоначально служить воплощением самой богини?

Ведь свинья, как известно, была посвящена Деметре. Греческие художники изображали богиню несущей свинью или в сопровождении свиньи. Считалось, что свинья была ее жертвенным животным, якобы потому, что свиньи наносят вред посевам и в силу этого являются врагами богини.

Действительно, случается, что после того, как животное воспринимается как бог или, наоборот, бог как животное, бог сбрасывает с себя эту оболочку и принимает чисто антропоморфный облик. В таком случае в животном, которое первоначально приносили в жертву в качестве бога, люди начинают видеть жертву, приносимую богу по причине его враждебности к данному животному. Такую метаморфозу претерпел Дионис; возможно, ее претерпела и Деметра. В пользу того, что первоначально свинья являлась воплощением самой богини хлеба Деметры или ее дочери и двойника Персефоны, говорят обряды, совершавшиеся во время тесмофорий, одного из праздников в честь этой богини. В Аттике тесмофорий были осенним празднеством, участие в котором принимали исключительно женщины. Участницы тесмофорий отмечали траурными обрядами нисхождение Персефоны (или Деметры) в подземный мир и с радостью приветствовали возвращение богини из царства мертвых.

Первый день праздника в соответствии с этим именовался днем нисхождения или днем восхождения, а третий днем богини, «производящей на свет прекрасные плоды» (Kalligeneia).* Участницы тесмофорий, как правило, бросали в «пропасти Деметры и Персефоны» (то есть в священные пещеры и склепы) свиней, лепешки и сосновые ветви. В этих пещерах и склепах, по преданию, обитали змеи, стоявшие на страже пещер и поедавшие большую часть свинины и лепешек. Впоследствии, скорее всего на следующем празднике тесмофорий, сгнившие остатки свиней, лепешек и сосновых ветвей поднимали наверх женщины-«извлекательницы», которые после трехдневного ритуального очищения спускались в пещеры и, отпугивая змей хлопаньем в ладоши, поднимали испортившиеся останки и складывали их на алтаре. Тот, кому удавалось овладеть куском подгнившего мяса и лепешки и посеять его вместе с семенным зерном, мог не сомневаться в хорошем урожае.

Чтобы объяснить этот варварский древний обряд, была придумана легенда такого содержания. Когда Плутон похищал Персефону, некоему свинопасу по имени Эвбул случилось пасти стадо как раз на месте этого события. Бездна, в которой Плутон исчез вместе с Персефоной, поглотила все его стадо. Поэтому каждый год во время тесмофорий свиней сбрасывали в пещеры в память об исчезновении эвбулова стада. Из этого следует, что сбрасывание свиней в склепы на тесмофориях было составной частью трагического нисхождения Персефоны в подземный мир. А из того, что сбрасывали именно свиней, а не статуи Персефоны, мы можем заключить, что это обрядовое действие служило не сопровождением нисхождения Персефоны, а самим этим нисхождением, другими словами, что свиньи-то и являлись Персефоной. Когда позднее Персефона и Деметра (эти богини были эквивалентны) приняли человеческий об лик, возникла необходимость подыскать причину, по которой на тесмофориях в пещеры сбрасывали именно свиней. С этой целью греки и выдумали легенду о том, что неподалеку от места похищения Персефоны паслось-де стадо свиней, которое исчезло под землей вместе с девушкой. Легенда эта является не более как неуклюжей попыткой перебросить мостик между древним представлением о духе хлеба как о свинье и новым представлением о нем как о богине в образе женщины. Отзвук более древнего представления докатился до нас, впрочем, и в этой легенде: когда скорбящая Деметра пустилась на поиски Персефоны, свинья наступила на следы девушки и стерла их. Отсюда можно заключить, что первоначально отпечатки ног свиньи, Персефоны и Деметры ничем не отличались друг от друга. Тесная связь свиньи с хлебом обнаруживается также в предании, согласно которому свинопас Эвбул был братом того самого Триптолема, которому Деметра открыла тайну хлеба; более того, если верить одной из версий этого мифа, в благодарность за то, что он сообщил богине о судьбе ее дочери, Эвбул тоже получил хлеб в дар из рук Деметры. Следует отметить еще, что участницы тесмофорий, по всей вероятности, употребляли в пищу свинину. Трапеза эта, думается, была таинством причащения, во время которого участники культа вкушали тело бога.

В пещере в городе Фигалия (на юго-западе Аркадии) была обнаружена так называемая Черная Деметра – статуя с телом женщины, но с лошадиной головой и гривой. Не правда ли, изображение богини в виде свиньи и ее изображение в виде женщины с конской головой в смысле грубости и неотесанности мало чем отличаются друг от друга? В предании о Деметре из Фигалии говорится, что одной из животных ипостасей духа хлеба в Древней Греции, а равно и в современной Европе, была лошадь. Известно, что, пустившись на поиски дочери, Деметра обратилась в лошадь, чтобы избегнуть любовных заигрываний Посейдона. Оскорбленная его назойливыми приставаниями, она удалилась в подземную пещеру неподалеку от Фигалии в горах на западе Аркадии. Облачившись в черные одежды, богиня оставалась там так долго, что плоды земли начали увядать. Человечество ждала неминуемая гибель, если бы Пану не удалось уговорить богиню усмирить свой гнев и выйти из пещеры. В память об этом событии жители Фигалии установили в пещере изваяние Черной Деметры, женщины в длиннополой одежде с лошадиной головой и гривой. Эта Черная Деметра, в отсутствие которой гибнут земные плоды, очевидно, является мифологическим выражением голой зимней почвы, с которой спал зеленый летний наряд.

( я бы не стала так легко смешивать образы Деметры и Персефоны,,так как приведенные тут примеры говорят лишь об одной из богинь, и свинья на руках может замещать ребенка-Персефону,и их эквивалентность явление более позднее.Скорее всего тут характерное для Греции смешение  образов богинь имевших сходные функции ,богини-кобылицы и богини-в образе свиньи)

…Отношение Аттиса а Адониса к свинье. Переходя к Аттису и Адонису, перечислим немногие факты, показывающие, что эти божества растительности, подобно другим таким же божествам, воплощались в животных. Почитатели Аттиса, как известно, не употребляли в пищу свинину. Из этого можно заключить, что они считали свинью воплощением Аттиса. Такое мнение подкрепляет предание о том, что Аттиса разорвал вепрь. На примере Диониса-козла и Деметры-свиньи мы убедились, что, как правило, животное, которое поранило или убило бога, первоначально было самим этим богом. Быть может, крики Hyes Attes! Hyes Attes!, которые испускали участники этого культа, означали не что иное, как: «Свинья Аттис! Свинья Аттис!» Слово hyes, возможно, было фригийским вариантом древнегреческого слова hys – «свинья».

Что же касается Адониса, то в подтверждение его связи со свиньей приводят предание, согласно которому этот бог был убит вепрем. Если верить другому преданию, кабан распорол своими клыками кору дерева, из которого появился на свет младенец Адонис. Согласно третьему преданию, бог погиб от руки Гефеста на горе Ливан во время охоты на диких кабанов. Из всего этого следует, что, хотя связь Адониса с кабаном не вызывала сомнения, причина ее существования выяснена не была и для ее объяснения древними были сочинены различные предания.

Наверняка считали свинью священным животным сирийцы, В их великой религиозной столице – городе Иераполе (на берегах Евфрата) свиней запрещалось приносить в жертву и употреблять в пищу; человек, прикоснувшийся к свинье, считался нечистым всю оставшуюся часть дня. По одним сведениям, сирийцы поступали так потому, что свинью считали нечистым животным, по другим – это было связано с тем, что она, напротив, была животным священным. Такое расхождение мнений говорит о том, что религия сирийцев еще не вышла из того туманного состояния, при котором идея святости и идея нечистоты еще четко не отделяются одна от другой, но составляют единое расплывчатое представление, которому мы даем название табу. Это хорошо согласуется с предположением, что свинья служила воплощением бога Адониса, а пример Диониса и Деметры наводит на мысль, что предание о враждебности бога по отношению к данному животному обязано своим происхождением более позднему превратному пониманию этого бога как воплотившегося в свинью. То, что поклонники Аттиса, а возможно, и почитатели Адониса не употребляли в пищу свинину, не исключает возможности того, что свинью в торжественных случаях предавали закланию в качестве представительницы божества и что свинина употреблялась для причащения. Ритуальное заклание и поедание животного как раз и подразумевают, что речь идет о священном животном, которое нельзя убивать для обычных нужд.

Отношение иудеев к свинье отличалось той же двусмысленностью, что и отношение к ней язычников-сирийцев. Греческие авторы так и не пришли к окончательному выводу, поклонялись ли они свинье или, напротив, испытывали к ней отвращение. С одной стороны, иудеям запрещалось употреблять в пищу свинину. Но, с другой, те же иудеи запрещали убивать это животное. Если первое правило говорит о нечистоте свиньи, то второе еще более красноречиво свидетельствует в пользу его святости. Представление о свинье как о животном священном объясняет оба эти предписания: одно-с необходимостью, а Другое – с достаточной долей вероятности, между тем как представление о свинье как о животном нечистом не объясняет ни одного из этих предписаний, а одно из них начисто исключает. Отдав первой гипотезе предпочтение перед второй, мы с необходимостью приходим к заключению, что первоначально народ Израиля не только не испытывал отвращения по отношению к свинье, но, напротив, поклонялся ей. В этом мнении нас укрепляет сообщение о том, что еще во времена пророка Исайи некоторые евреи тайком собирались в садах, чтобы в религиозных целях отведать свинины или мяса мышей. Здесь мы, несомненно, сталкиваемся с обрядом очень древнего происхождения, с обрядом, уходящим своими корнями во времена, когда евреи поклонялись свиньям и мышам и причащались их мясом и кровью – как мясом и кровью бога – исключительно в редких торжественных случаях. Возможно, мы вправе предположить, что первоначально все так называемые нечистые животные были священными и в пищу их не употребляли именно по этой причине.*

Осирис в образе свиньи и быка.

В Древнем Египте в исторические времена отношение к свинье было отмечено той же двусмысленностью, что и в Сирии, и в Палестине, хотя основной упор там делался, видимо, не на святость, а на нечистоту.

Греческие авторы единодушно признают, что египтяне питали к свинье отвращение как к грязному и отталкивающему животному.

Греки многое воспринимали через призму своего представления о мире и богах, подгоняя даже не понятное им под имеющиеся шаблоны и схемы — прим мое.

Человек, который мимоходом прикасался к свинье, входил в реку прямо в одежде, чтобы смыть с себя заразу. У египтян считалось, что человек, выпивший молоко свиньи, заболеет проказой. Свинопасы, будь они даже уроженцами Египта, были единственными людьми, которым запрещалось входить в храмы. Ни один египтянин не решился бы выдать свою дочь замуж за свинопаса или женить своего сына на его дочери. Свинопасы в силу этого заключали браки исключительно в своей среде. При всем том один раз в году египтяне приносили свиней в жертву луне и Осирису, причем, кроме того, вкушали их мясо, хотя в любой другой день года делать это им возбранялось. Те, кто был слишком беден, чтобы в такой день пожертвовать свинью, вместо нее пекли и приносили в жертву лепешки. Объяснить этот обычай можно, единственно предположив, что свинья играла роль священного животного, мясом которого один раз в год причащались верующие египтяне.( это вполне возможно ,так есть и образ Исиды как свиньи,плюсуя сюда превращеие Сета,брата Исиды и Осириса в кабана,что дает еще одну ветвь,возможно более древнюю когда эти божества  имели образы свиней. Появление образа коровы-быка можно связать с повышением статуса этих богов — прим.мое)

В пользу того, что в Египте свинья была священным животным, говорят те самые факты, которые в глазах современных людей, казалось бы, доказывают противоположное. Например, египтяне, как мы только что видели, придерживались мнения, что молоко свиньи является причиной заболевания проказой. Между тем первобытные народы придерживаются точно таких же взглядов относительно самых священных животных и растений. Население острова Ветар, расположенного между Новой Гвинеей и Целебесом, считает себя потомками диких свиней, змей, крокодилов, черепах, собак и угрей. Островитянам запрещается употреблять в пищу животных, от которых они ведут свое происхождение. В противном случае человек заболеет проказой или сойдет с ума. Североамериканские индейцы племени омаха, чьим тотемом является лось, считают, что стоит им попробовать мясо лося-самца, как их тело покроется белыми пятнами и волдырями. Индейцам того же племени, имеющим своим тотемом красный маис, кажется, что если они употребят это растение в пищу, то их ротовая полость покроется язвами. Лесные негры Суринама, разделенные на тотемные кланы, верят, что съесть мясо capiai (местная разновидность свиньи) – значит заболеть проказой. Это животное, скорее всего, является одним из тамошних тотемов. В древности сирийцы почитали рыб священными; считалось, что на коже людей, отведавших рыбное блюдо, вздуются язвы, а их ноги и живот распухнут. Живущие в Ориссе чáсы уверены, что клан человека, причинившего вред тотемному животному, вымрет, а самому человеку не миновать проказы.

По этим примерам можно судить, что употребление в пищу мяса священного животного часто считалось причиной проказы и других кожных заболеваний. Так что свинья, как мы и предполагали, наверное, была в Египте священным животным, так как молоко ее якобы вызывало проказу. (…)
выражаясь точнее, египтяне видели в свинье не просто нечистое, отталкивающее животное, но и существо, в высшей степени одаренное сверхъестественными способностями. Они относились к свинье с тем изначальным чувством религиозного ужаса, в котором почти в равных дозах перемешаны глубокое преклонение и глубокое отвращение. Отношение к животному, которое возбуждает столь противоречивые чувства, конечно, не отличалось однозначностью и постоянством. С течением времени одно из противоречивых чувств одерживало победу, и в зависимости от того, преобладало ли чувство почитания или чувство отвращения, животное то поднималось на уровень бога, то опускалось до уровня дьявола. Эта последняя судьба и постигла у египтян свинью. Действительно, в исторические времена в Египте чувство отвращения по отношению к свинье явно перевесило чувство поклонения, которое египтяне испытывали к ней в прошлом и следы которого сохранились в позднейшие эпохи. Свинью стали рассматривать как воплощение Сета или Тифона, египетского варианта дьявола, врага Осириса, Согласно преданию, Тифон в образе черной свиньи поранил глаз бога Гора, который предал его за это сожжению и учредил жертвоприношение свиньи, после того как бог солнца Ра объявил это животное отвратительным. Что же касается предания о том, что во время охоты на вепря Тифон обнаружил тело Осириса и искалечил его, что и послужило причиной ежегодного принесения в жертву свиней, то оно представляет собой модернизированную версию более древнего предания: что Осириса, равно как и Аттиса и Адониса, растерзал вепрь или Тифон в образе вепря.

Нечистой,считалась лишь черная свинья,так как именно в черного кабана превращался Сет в оном из сражений с Гором- прим.мое

В свете этих параллелей верования и обычаи египтян, относящиеся к свинье, скорее основывались на представлении об исключительной святости этого животного, нежели на представлении о его крайней нечистоте. ..От внимания самих древних не ускользнуло то обстоятельство, что у чувства неприязни, которое свинья вызывала в египтянах, имелась обратная сторона. У греческого астронома и математика Эвдокса, который провел в Египте 14 месяцев и беседовал с тамошними жрецами, сложилось впечатление, что египтяне не трогали свиней не из чувства отвращения, а из соображений их полезности в сельском хозяйстве. Если верить этому греческому ученому, после отлива Нила египтяне выпускали на поля стада свиней, которые втаптывали семена в сырую землю. 

Ежегодное принесение свиньи в жертву Осирису можно истолковывать как месть враждебному животному, убившему и растерзавшему бога. Но главное не это, а то, что раз уж животное только один раз в году предают закланию с соблюдением пышного обряда жертвоприношения, то речь идет о священном животном, о животном, которое из чувства благоговения не решаются трогать на протяжении остальной части года и, наконец, убивают тоже в качестве бога. Кроме того, пример Диониса и Деметры (не говоря уж об Аттисе и Адонисе) убедил нас в том, что животное, которое приносят в жертву богу на том основании, что оно враждебно ему, первоначально могло быть и действительно было самим этим богом. Поэтому ежегодное принесение свиньи в жертву Осирису наряду с утверждением, что это животное якобы враждебно богу, свидетельствует, во-первых, о том, что первоначально свинья была богом, а во-вторых, что была она именно Осирисом. Когда в более позднюю эпоху Осирис приобрел черты антропоморфного божества и его связь со свиньей была предана забвению… Пресловутый вред, который наносят посевам дикие кабаны, послужил достаточным основанием для того, чтобы изобразить этих животных врагами духа хлебов, хотя первоначально, если принять нашу гипотезу, сама свобода передвижения кабанов по посевам наводила крестьян на мысль о тождественности этих животных духу хлеба. Противопоставлять же их ему стали позднее.(psylib.org.ua)

Автор: М. Касперавичюс.

Древние египтяне изображали бога Осириса в виде свиньи — священного тотемного животного. 

Древние египтяне изображали бога Осириса в виде свиньи — священного тотемного животного. Черная свинья выступала у них как воплощение противника Осириса, злого бога Сета, надругавшегося над телом мертвого Осириса и съевшего глаз его сына Гора. За это преступление свиноподобного Сета предали сожжению и учредили ежегодное приношение свиньи в жертву богам. От имени бога Солнца Ра всех свиней объявили нечистыми животными. Египтянину, хотя бы случайно прикоснувшемуся к свинье, следовало очиститься в водах Нила.

Но это животное почиталось у египтян не только как демон зла: хотя свинья и проглотила правый глаз солнечного Гора, из-за этого она стала временным носителем света, одним из божеств Египта

В индуистских мифах свинья тоже связана с символикой Солнца. Одним из воплощений солнечного бога Вишну, разгонявшего демонов ночи, был вепрь, то есть дикий кабан. На вепре Гуллинбурсте мчался и скандинавский солнечный бог Фрейр. Во время празднования римских сатурналий жертвенным животным была олицетворяющая Солнце свинья: считалось, что ее длинные и острые щетины похожи на его лучи. Есть старинная русская загадка «Дрожит свинка, острая щетинка»; отгадка — огонь.

В древней Финикии почитатели Аттиса и Адониса верили, будто эти боги могли принимать облик свиньи. Предание, по которому Аттиса растерзал вепрь, хорошо согласуется с таким представлением: согласно законам мифологического мышления, животное, убившее бога, первоначально было самим этим богом.

Солнце и плодородие взаимосвязаны, и не случайно среди многочисленных воплощений древнегреческой богини плодородия Деметры встречается свинья. Сохранились изображения этой богини, сопровождаемой свиньей. Рисунок на греческой вазе из Афинского национального музея запечатлел культовую сцену; жрица бросает в огонь поросенка. Приносили свинью в жертву и римской богине плодородия Церере.

свинья

Во время осеннего праздника в честь Деметры, отмечавшегося в Аттике, женщины сбрасывали свиней в священные пещеры. Этот ритуал был связан с мифом о похищении дочери Деметры Персефоны богом подземного царства Аидом. Свиньи подлежали наказанию за то, что затоптали следы несчастной Персефоны. Чтобы умилостивить богов и получить хороший урожай, крестьяне в Аттике перед посевом смешивали с зерном куски свиного мяса.

Сходно с этим некогда распространенное в Европе поверье, будто урожай зависит от «духа хлеба», а «дух» представлялся людям в образе свиньи. Перед севом в почву зарывали отрезанный хвост свиньи; похороненный «дух хлеба» воскресал ко времени жатвы в виде спелых колосьев. На Рождество в Швеции и Дании приносили в жертву кабана или выпекали каравай в форме свиньи, сохраняя его иногда до начала весеннего сева. Часть святочного «вепря» прибавляли к посевному зерну: немного съедал сам пахарь, давали его волу или лошади, впряженным в соху.

В кельтской мифологии бога Карнунтоса сопровождал кабан, воспринимавшийся как символ плодородия и как воплощение бога-лесоруба Эруса, о котором упоминает Лукиан в своих «Фарсалиях». Вместе с тем свирепый кабан олицетворял трудолюбие и воинскую доблесть и потому считался животным правителей. Только вождю племени полагалось носить шлем с изображением кабана. В одной из ирландских саг IX века рассказывается, как герой борется с чудовищным вепрем, в которого некогда был превращен король Мабон. В шерсти побежденного зверя он находит магические золотые ножницы, гребень и бритву — предметы, употреблявшиеся в кельтских обрядах.

Религиозный закон запрещал иудеям убивать свиней и есть их мясо. По мнению некоторых исследователей, запрет свидетельствует о поклонении этим животным. В Ветхом завете есть упоминание о том, что некоторые иудеи не кушаю свинину в память о старых богах.

В христианской религии не сложилось определенного отношения к свинье. Святой Власий, покровитель и целитель животных, по преданию, жил в окружении зверей, среди которых упоминается и свинья. И все же считали ее существом нечистым. В евангельской легенде Иисус Христос изгоняет из одержимого бесов, и они превращаются в свиней. Жизнеописание святого Антония рассказывает об ужасных демонах, которые мучали и искушали отшельника. Среди них несколько раз упоминается свинья. На донышке глиняного светильника из коптского монастыря Багаут в Египте изображен святой Антоний — он стоит на свинье и посохом ее давит, что должно символизировать победу аскезы над страстями, торжество христианства над язычеством. В память об искушениях святого Антония средневековые монахи ордена антуанцев выращивали в монастырях свиней. Нередко на дорогах Франции можно было встретить монаха, ведущего на поводке свинью с колокольчиками

Как писал ученый-монах Цезарий Гейстербахский (XII—XIII вв.), мир переполнен враждебными людям демонами, многие показываются им в облике свиней. Особенно охотно демоны под видом этих животных будто бы истязают монахов, являются им даже во время молитвы. Об этом же повествует и «Печерский штерик» (XIII—XIV вв.).

свинья

Образ свиньи как существа, непосредственно соприкасающегося с адом, часто использовали католики и протестанты в своих богословских поединках. Когда протестанты обвинили римского папу в сношениях с дьяволом и стали распространять карикатуры, на которых черти тащат ватиканского первосвященника в преисподнюю, католики тоже выпустили карикатуру — Лютер и его единоверцы верхом на черных свиньях направляются в открытую пасть чудовища, где их ждет черт с веслом.

Средневековые трактаты, описывающие похождения ведьм, принявших образ свиньи, дают рекомендации для борьбы с ними: если намазать свиным салом детские башмаки, то притаившиеся в храме ведьмы не смогут выйти, пока там находятся дети. За «контакты» с демонами и ведьмами, а также за причиняемый вред людям в средневековой Европе свиней судили с соблюдением всех правовых и процедурных норм. Так, во Франции в 1316 году казнили свинью, которую пред этим облачили в человеческую одежду.

Еще раз вернемся к обычаям и обрядам, ведущим свое происхождение от культа этих животных. Их запрещалось употреблять в пищу не только иудеям, но и многим африканским племенам. Те, кто считал свинью предком всех людей, и кто нарушил это табу, должны были бы сойти с ума. В Египте строго-настрого запрещалось пить молоко свиньи — это якобы могло вызвать неизлечимые болезни. А папуасы Новой Гвинеи с необыкновенной заботой относились к домашним свиньям, женщины даже кормили грудью осиротевших поросят, каждый из которых имел имя. На ночь их отправляли с детьми в «женский дом». Все важнейшие события в жизни племени отмечались жертвоприношениями им свиньих хвостиков. Свиньями расплачивались за убитого во время межплеменных усобиц. Раз в восемь лет папуасы отмечали «праздник свиньи».Канибалы называли человека «длинной свиньей»

В обрядах ассоциативной магии это животное тоже занимало значительное место. Сибирские шаманы играли пантомиму «гахай онгон», в котором подражали его действиям: хрюкали и рыхлили землю. Аборигены острова Суарги ставили на своих жилищах челюсти диких свиней, чтобы обитающие в них духи пригоняли живых кабанов на тропы охотников. Когда на острове Ниас, в Индонезии, в ловушку проваливалась дикая свинья, ее бережно извлекали оттуда, натирали спину опавшими листьями, чтобы в следующий раз в западню попало столько же свиней, сколько бралось листьев. Богатые марокканцы держали в конюшнях свиней, чтобы на них перешло действие обитавших там вредоносных духов, а кони бы остались здоровыми. Во время эпидемии оспы на Тайване демона оспы «загоняли» в свинью и сжигали ее.

Воплощение бога Солнца, вместилище беса, священное животное, нечистое животное — кем только не представала свинья в древних мифах, верованиях и обрядах!

Не магическое дополнение: свинья единственное животное на органы которого не бывает аллергии,единственное животное,чье сердце можн пересаживать человеку без опасности отторжения

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: