Маленькое юнгианское расследование.

 

Я обещала читателям проанализировать песню Хелависы «Шей» с точки зрения юнгианского психоанализа. У меня получилось целое маленькое культурологическое расследование.

Поэзия — это во многом бессознательное творчество. Именно бессознательное рождает метафоры. Сымитировать этот процесс практически невозможно, на выходе получится мертвый и безжизненный продукт.

А песня — сам по себе немного алхимическая вещь: в ней смешаны поэзия и музыка, трансформированный исполнителем Эрос и строгий Логос, задающий форму.

С чего следует начинать анализ? С наиболее заряженной точки, того места, где эмоций и аффектов больше всего. У меня вышло три заряженных точки: тело и тень, образ Мамы и комментарий одной из моих читательниц про то, что она не разобрала, к кому обращается героиня песни, кто ослеп?

Я шла выпить кофе и забрать очередную порцию книг из точки самовывоза и слушала песню. И расслышала имя того, кто ослеп. Не веря своим ушам и фантазиям, я, придя на место, поскорее загуглила. Я настолько была удивлена открывшемуся фронту поисков, что просто не могла поверить, что я поймала разгадку за ее пестрый афро-карибский хвост.

*Тут надо отметить, что текста песни в сети внезапно не оказалось. «Поверь» есть, а «Шей» еще не выложили, видимо, так что квест немного усложнился: пришлось воспринимать исключительно на слух*

«Я не знаю его так, как его лоа
Научи меня танцевать с ним по правилам….»

Ну что, давайте знакомиться. Лоа в афро-карибской традиции — могущественные духи, посредники между людьми и богом.

*Заглянула в статью про лоа на Википедии, туда уже вставили строчки из этой песни, хехе… Не одна я внимательно слушаю*

Так вот лоа — понятие довольно сложное и разнообразное, которое может варьироваться от племени к племени. Сюда входят и духи умерших, и божества, и христианские святые за компанию. Такая вот синкретичная традиция, вобравшая в себя и африканские верования, и индейские традиции, и чуточку христианства. Получилось ярко, самобытно, сложно и восхитительно прекрасно. Отдельно я люблю вуду за отношения к мертвым и духам. В традиции вуду не делают разницы между мертвыми и живыми, духами и людьми — все работают заодно.

cлева, как я понимаю, Огун и Ойя, в центре Ошун, слева Эрзрули или Йемайя

Наиболее влиятельными лоа являются Барон Самеди и Папа Легба. Барон — посредник между живыми и мертвыми, хозяин кладбища. Папа Легба — посредник между лоа и людьми, страж дверей и порогов, связывающий смертных с верховными лоа, которые представлены в виде змей. Старший лоа, создавший воды, горы и землю — Данбала-Ведо, гигантский питон, его супруга — Айда-Ведо, небольшая разноцветная змея, которая также является одной из манифестаций Эрзрули (у которой заодно две ипостаси Эрзрули Фреда и Эрзрули Дантор), богини любви, страсти, красоты, плодородия и богатства.

я совсем забыла, что у Эрзрули две ипостаси — Эрзрули Дантор и Эрзрули Фреда. И они между собой несколько в конфликте. Надо освежить в памяти.

Мне кажется, пока я писала вступление, половина вопросов отпала сама собой. Но подождите, их есть у меня, загадок и параллелей.

Что же за загадочная мама, шьющая героине тень змеиными иглами? Лоа знают только одну маму, супругу Барона Субботы, и имя ей Маман Бриджит, она хозяйка кладбища, божество жизни и смерти, которая может исцелять от болезней и порч.

Вообще-то НатальАндреевна — кельтолог. Даже по-ирландски поет. Почему ее на другой конец света потянуло, мало что ли змей и драконов на территории Европы? Потянуло на самом деле нее ее одну. Маман Бриджит приехала в афро-карибский регион вместе с ирландскими переселенцами под именем св. Бригитты, которая в изначально — Брид (или Бриде), ирландская триединая богиня, покровительница поэзии, целительства и кузнечного дела. Св. Бригитта стала женой Барона и превратилась в маман Бриджит, но своих способностей не потеряла, а только приумножила. И покровительствовать поэзии явно не перестала.

И вот с этим культурным багажом можно начинать непосредственно анализ.

Начать можно с формы. Я буду приводить личные ассоциации, не претендующие на истину в последней инстанции, но, возможно, они откликнутся кому-то из читателей.

Итак, песня начинается со строк:

Мама, что делать, его лоа слеп…

Вопрос от капитана Очевидность: какое общеизвестное произведение начинается похожим образом? Обращение к Богу в «Отче наш» — это призыв одновременно и к фигуре Отца, и собственной Самости, соединяющей небеса и землю. И если Отец царит на небе, то земля, сфера инстинктов, отдана Матери. Magna Dea многолика, и одним из ее традиционных символов является Уроборос, змей, символизирующий Вечное возвращение, обновление и цикличность бытия. Эрос, фемининная энергия, обладает соединительной, связующей функцией. Поэтому героиня обращается к одному из воплощений Великой Матери, прося о соединении и встрече. В качестве инструмента соединения выступают иглы и клей из змеиных костей, также указывающие и на Айда-ведо, которая по совместительству богиня любви, а значит и алхимии.

Можно обратить внимание также на глагольные формы: все они в настоящем времени, значит процесс протекает здесь и сейчас.

Что же шьет Мама змеиными иглами по просьбе героини? Что может символизировать лоа? Лоа принадлежит к миру божеств, духов и предков, то есть к сфере иррационального и бессознательного. Лоа может символизировать ту часть души, которая связана с anima mundi душой мира, то есть глубинными пластами психики и интуицией. В этот момент возникает мотив слепоты. В каком случае герои и боги слепнут? Они отдают свое физическое зрение в обмен на зрение истинное, шаманское, зрение, позволяющее видеть невидимое.

Будто ты меня сшила змеиной иглой

А прореху на сердце оставила…

Для меня это особое место в песне. Согласно Юнгу, Священный алхимический брак невозможен без нанесения раны стрелой, без нарушения целостности. Прореха нужна, потому что без нее встреча с Возлюбленным невозможна.

И наконец припев! Кульминация песни.

Шей, шей, шей

Пришей мое тело к душе

А с другой стороны пришей тень,

Чтобы танцевать в темноте…

Идет процесс воссоединения тела, души и Тени, обретение целостности, которая необходима для танца, то есть для творчеств. Танцевать под землей, танцевать под стрелой, пребывая в вечном движении…

Есть ряд сказок о потерянной Тени (например, у Андерсена). Не осознавая свою Тень, ту силу, что всегда стоит позади нас, невозможно танцевать. Тень дает силы для танца, наполняет тело жизнью.

И в конце героиня сама готова завязать себе глаза, доверившись интуиции и внутреннему зрению. А еще завязанные глаза отсылают нас к обряду инициации, куда обязательно входит суровое испытание и символическая смерть и последующее возрождение в новом качестве. К испытанию невозможно быть готовой, но можно слушать свое сердце, доверять своему лоа и не терять свою Тень.

Для меня эта песня о восстановлении связи. Связи со своим телом, Тенью, самостью, интуицией. Эта песня о доверии к созидательной силе Эроса, которая может исцелять раны и направлять нас на верный путь. И Мама, скрытая за лукавым ликом Маман Бриджит, дарует духовное бессмертие…

© «Дочь Рыцаря»

Статьи, размещенные в группе «Дочь Рыцаря» https://vk.com/swanhit  принадлежат автору Варваре Поповой. Все права защищены. Никакая часть данного текста не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения автора и без активной ссылки на группу.​

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: