Стриги и упыри

Без названия
Стрыга — в западно-славянской и карпато-балканской мифологиях ведьма, нежить, упырица, пьющая человеческую кровь
Štrigaкарпато-балканский, албанский вариант названия Стриги
Strigoiрумынский вариант названия Стриги
Strzygaпольское написание названия Стриги
Стржигапольское произношение названия Стриги
Стригаукраинский вариант написания названия Стрыги
Стригойрумынский вариант названия Стриги
Штригакарпато-балканский, албанский вариант названия Стриги

В западно-славянской и карпато-балканской мифологиях ведьма, нежить, упырица, пьющая человеческую кровь.

Происхождение свое ведут из римо-латинского фольклора, в котором считалось, что strix (обычные совы-сипухи) высасывают кровь у детей. Потом римские стриги превратились в ведьм, потомков гарпий. Эти ведьмы ночами тоже нападали на младенцев в облике сов-сипух.

Овидий в «Фастах» говорит:

«Хищных порода есть птиц, не тех, что томили Финея Голодом жутким, но тех, что походят от них: Головы их велики, очи зорки, а клюв беспощаден, В крыльях видна седина, крючьями когти торчат. Ночью летают, хватают детей в пеленах колыбельных И оскверняют тела тех младнцев грудных. Клювами щиплют они, говорят, ребячьи утробы И наполняют себе выпитой кровью зобы.»

Впрочем, Петроний в «Сатириконе» утверждает, что стриги всего-навсего подменяют младенцев, оставляя родителям соломенные чучела.В Хорватии издавна верили в вампиров — упиринов, едва ли не больше, чем в Румынии. Даже сейчас, некоторые скрупулезные американские романтики, верят, что в Хорватию опасно ездить не потому, что там могли сохраниться военные мины, а потому что вампиры, таки, еще живы.Именно из мифа о стригах выросли многие легенды о вампирах, влившись в представления самых разных народов, живущих в Европе. От средневековой французской формы слова estrie, например, известны ведьмы-вампиры эстрии в фольклоре европейских общин евреев (777: p.38). Наиболее распространены формы этого слова в карпато-балканском регионе. Собственно, strigă (strigoi) по-румынски и есть «вампир», отсюда же произошло и албанское «штрига». В албанском фольклоре штрига уже не превращается в птицу, напротив, принимает человеческую форму (предпочитая образ старой женщины, часто вселяется в тело умершей темной ведьмы). Она питается spiritus vita (жизненной силой) человека ночью, пока он спит. Предпочитает детей, потому что в них больше жизненной силы. Если в семье несколько детей, то покончив с одним, штрига обязательно придет за другими. Жертвы штриги заболевают, впадают в кому и, в конечном счете, погибают. Однако штрига (и только она) может исцелить ребенка, чью силу забрала.

Но кроме вампиров, на всей территории преимущественно славянских Балкан есть еще  вуколаки (оборотни), стриги (ведьмы),  моры (демоны-душители), беспощадные озерные русалки (из нежити всего  мира, только славянские, склонны ласкать и щекотать человека до смерти). . Они душат, давят, высасывают кровь и молоко, выедают у человека внутренности, мучают беременных женщин, подменяют им младенцев, вступают в половую связь с людьми. Любят пугать стонами, плачем, свистом, зловещим смехом, заманивают пением, музыкой и танцами. Более всего они любят поджидать людей у могил, у спрятанных сокровищ, у мостов, на местах, где совершались преступления.Славянский вампир, значительно отличается от популярного образа. Он, в основном, появлялся без контакта с другим вампиром. Вампир вовсе не был укущен другим вампиром, абыл предвестником неправильной жизни или нависшей угрозы над общиной. Был вызван  проблемой, связанной с процессом либо смерти и погребения, либо рождения. Люди, которые погибали насильственной смертью, совершившие самоубийство или умершие в результате несчастного случая, которая не давала им нормально завершить свой жизненный путь, могли стать вампирами.

Женщин называли стригами (от рум. «стригои морт» — мертвая ведьма), а мужчин — ведавцами. В отличие от традиционных испанских, французских и т.п. ведьм, для которых жизнь кончалась на костре, славянские ведьмы, после смерти становились еще активней. Стриги стучались ночами в двери и если кто-то потом умирал, считалось, что они его съели, кроме того, стриги мучают и пьют кровь детей. Покойные ведавцы забираются по ночам к своим или чужым женам или крутят романы с вдовами. Вампир был склонен нападать на свою семью, соседей, друзей и людей, с которыми у него остались
незавершенные дела.(что куда более соответствует реальности, чем охота на людей с которыми при жизни не было контакта или которые не являются кровными родичами)

Считалось, что они способны по желанию становиться невидимыми, у них темная либо красная кожа, они склонны испускать огонь и искры, роста они небольшого, лохматые, с большой головой, большими глазами, оскаленными зубами.Часто они превращаются в животных и птиц (стриги в сов). Демоны женского пола любят красный цвет и венки.
Крестьяне, в отчаянии, раскапывали недавние могилы, не давнее 40 дней. Когда предполагаемый вампир был выявлен, его уничтожали,  обычно это представляло собой действия против тела —  его протыкали при помощи дерева или металла, Кол вбивался в голову, сердце или живот. Разрубали на куски, в общем, делали «все возможное».Власти, даже, однажды, запретили народу раскапывать могилы, но их мало, кто слушал.

Крестьяне ужасно боялись  нежити, и покойнику, зачастую умершему даже  своей смертью, клали в гроб распятие, посыпали все вокруг маковыми зернами, и отрубали ноги, чтобы предотвратить его восстание, особенно это было распространено в Истрии. Европейские исследователи находившие впоследствии такие укороченные гробы , придумали страшилки про экономного гробовщика,подобный рассказ есть даже у Г.Лавкрафта.

Как известно, европейский вампиризм предполагается был основан на эпидемии бешенства, а Хорватия славится темными, густыми лесами, в которых, конечно, живут множество животных, из этого  могло сложиться  это «наваждение», но навряд ли только из-за этого, так как у нас не встречаются упоминаний об укусах в этих случаях.

Словаки верили, что, если смотреть через дырку в гробовой доске или через замочную скважину в церковной двери накануне дня св. Люции, можно увидеть в церкви «стриг»  – ведьм, собравшихся со всей округи (Horváthová 1986: 39).

Славянские Балканы, на протяжении всего своего существования были полем боя стран, окружавших их, что не могло не сказаться на ауре этих сказочных мест, и выживание среди всего этого, братьев славян, ей-богу наталкивают на мысль, что их страшные легенды не такие уж и легенды.)Может быть, за счет их им удалось сохранить свою неприкосновенность

 Кто мог стать «ходячим» покойником? Рассматривая народные верования  это — умершие «до срока», преждевременной или насильственной смертью; самоубийцы; люди, погибшие в результате несчастного случая или на войне; мертворожденные или некрещеные младенцы; те, кто при жизни занимался колдовством, много грешил и т.п. Наряду с этим, умерших заставляет «ходить» не только особый характер смерти, но и оставшиеся не разорванными окончательно связи с живыми: не исполненное близкими людьми желание умирающего, не улаженная ссора, не возвращенный долг, сильная эмоциональная привязанность к членам семьи, чувство мести или обделенности. Считалось, что не могли перейти на «тот свет» и оставались в земном мире умершие без ритуала имянаречения или крещения; не вступившие в брак; те, при погребении которых были допущены нарушения правил и обычаев; никем не поминаемые покойники. В конечном счете, категорию «нечистых» покойников (т.е. тех, кто «ходит» после своей смерти) образуют: 1) умершие «не-своей» смертью; 2) сохранявшие после смерти связи с живыми людьми (обделенные и обиженные, не получившие при жизни своей «доли» — имени, крещения, супружеской пары, любимой вещи, отпущения грехов, надлежащих похорон или поминальных ритуалов и т.п.); 3) бывшие при жизни в контакте с нечистой силой (колдуны, ведьмы, люди-двоедушники).

Одной из особенностей является то, что объектами их вредоносных действий (либо объектами патроната) выступают собственные члены семьи, родители, родственники, близкие люди. Именно этот мотив («хождение к своим») может служить признаком, по которому в персонаже нечистой силы можно узнать «ходячего» покойника (предка, умершего родственника).

Почти не отделим от «ходячего» покойника образ вампира (упыря), однако последний имеет  более определенный  статус,хотя  и тот, и другой принадлежат к категории «возвращающихся» умерших, но если в поверьях первой группы плохо различаются признаки, характеризующие человеческую душу (бестелесную, незримую, появляющуюся в виде тени, ветра, светящегося объекта, летающего насекомого, птицы) и самого мертвого тела («оживший» труп), то образ вампира чаще предстает именно как телесное воплощение мертвеца, выходящего из могилы: это либо скелет, либо раздутое тело, мешок с кровью; если же вампир имеет вид обычного человека, то его потустороннюю сущность выдает необычно красное лицо, отсутствие тени, проваленный нос, ряд других аномальных признаков. Общими для обоих  являются такие характеристики, как связь с конкретным умершим человеком, хождение к «своим», вредоносные для живых людей последствия контактов с «пришельцами», однотипные обереги, защищающие людей от них и т.п.

Особенно подробно разработаны причины посмертных «хождений» («вампиризации») умерших людей в южнославянских демонологических поверьях. Кроме категории лиц, умерших «не-своей» смертью, (т.е. причисляемых к «заложным» покойникам), в число потенциальных вампиров, по южнославянским представлениям, включались: 1) те, чья смерть и похороны происходили с нарушением ритуалов и соответствующих правил (например, умершие без свечи, в темноте, без исповеди; без ритуала посмертного омовения; не оплаканные покойники либо оплаканные родственниками так бурно, что слезы живых упали на тело умершего; не отпетые в церкви, не окуренные особой травой; те, над телом которых по неосторожности люди передали из рук в руки какой-нибудь предмет; те, чей гроб перескочило домашнее животное — кошка, курица; люди, похороненные с открытыми глазами, либо в одежде, сшитой из ткани, вытканной в «нечистое» время; опущенные в могилу, которая была выкопана после захода солнца и т.п.; 2) те, чье зачатие, рождение или смерть совпали с «недобрым» временем («волчьими» днями народного календаря, с Русальной или Тодоровой неделей, с периодом последней фазы луны и т.п.); а также те, чье появление на свет сопровождалось роковыми обстоятельствами (например, ребенок, родившийся в «рубашке» особого цвета ( возможно красной ?); пятая или седьмая по счету девочка, рожденная от одних родителей, — такие люди после своей смерти становились вредоносным духом); 3) умершие, не получившие успокоения из-за сохранявшихся связей с живыми людьми (те, кто причинял при жизни зло людям и не покаялся перед смертью, не вернул свои долги, кто был обижен и не простил перед смертью своих обидчиков и т.п.); 4) умершие, состоявшие при жизни в контакте с нечистой силой.

с использованием материалов:

Кирилл Королев «Энциклопедия сверхъестественных существ» — М.: Эксмо; СПб.:

Мидгард, 2005 (216)Trachtenberg J. Jewish Magic and Superstition: A Study in Folk Religion — Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1939 (777)

Стриги и упыри: Один комментарий

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: