Бледный лис догонов

Страна загадочных догонов – это излучина реки Нигер, сердце западноафриканского Сахеля. Здесь сходятся Сахара и зона саванн.Там, где мутные воды Нигера широкой дугой огибают буроватые обрывы ожелезненных песчаников, за иссохшим плато Бандиагара живут догоны. Догонов насчитывается сейчас триста тысяч. Догоны практикуют многожёнство, танцуют на высоких ходулях и делают красивые маски, у которых объёмные или плоские личины и навершия с вертикальной осью длиной до 10 метров!
Особую славу заслужили своим художественным совершенством сами маски — обычно вырезанные из дерева личины с наголовниками. Наиболее старые по происхождению маски воплощают образы догонской мифологии. Так, например, широко известна в африканистике фигура, напоминающая человека с широко расставленными руками и ногами: она является символическим изображением мифической птицы Балако, многократно воспроизведенной в наскальной живописи страны догонов. Эту мифическую птицу олицетворяет маска Канага, которая в танце подражает движениям птицы с распростертыми крыльями. По другому варианту танец маски Канага изображает эпизод из космогонического мифа, в котором на спустившийся с неба ковчег с прапредками напало гигантское мифическое насекомое и стало прогрызать его дно.
Плавильные печи догонов имеют фаллическую форму, а глинобитные жилища прямоугольные и с плоской крышей. Они подразделяются на «мужские дома» (тогу-на) — низенькие, чтобы горячие спорщики не могли выпрямиться во весь рост, и женские менструальные дома за пределами деревни. Глинобитные кладовые тоже делятся на мужские и женские, круглые с конической крышей и антропоморфными изображениями на дверях. У догонов богатая мифология: о боге-творце Амма, о первопредке и герое Номмо, о вредоносном бледном лисе Йуругу и о «божествах воды» — полулюдях и полурыбах. А ещё у них есть сложное космогоническое представление о многослойной Вселенной. А «Гран-Лярус», обстоятельная французская энциклопедия, уделяет этому народу всего несколько строчек: «Догоны сохранили свою специфическую древнюю культуру». Затем следует несколько слов о догонских масках.

Не самая маленькая и не самая крупная африканская народность, за пределами узкого круга специалистов длительное время была мало кому известна. Когда-то, лет за тысячу до наших дней, они жили в верховьях Нигера, в области Мандэ, самом центре древней империи Мандинго. Тогда их жилища усеивали склоны гор Курула. В этот горный район догоны, как говорят их предания, попали из области Дьягу, откуда Нигер начинает свой извилистый путь к океану. Переселение за переселением, смешение с другими племенами – вот вкратце вся ранняя история догонов. В середине десятого столетия до Мандэ – родины догонов того времени – докатилась волна ислама. Натиск ее был не так уж силен, словно растеряла она силу в безлюдье Сахары, и люди отказались принять новую религию. Одно из догонских племен – ару отправилось вниз по Нигеру искать новую родину. Постепенно все родичи перебрались в район плато Бандиагара, вытеснив оттуда к концу XIII века прежних жителей – племя теллем. Тогда-то, в эпоху переселения, и зародилось деление догонов на четыре племени: дьон, ару, оно и домно. Поскольку каждое из них добиралось до Бандиагары своим путем, то и селилось оно отдельно от других, в своем собственном районе. Теперь все переменилось: нередко представители различных племен живут в одной деревне, но прежняя обособленность сохраняется. Впрочем, общению нередко препятствует языковой барьер: разговорный язык догонов, «догосо», делится на множество диалектов, порой разительно отличающихся один от другого. Общим остается только ритуальный «сигисо» – архаичный и понятный теперь уже лишь посвященным – язык знахарей и колдунов, язык жрецов древней религии, язык «бледной лисы».

«Бледная лиса» – маленький светлорыжий зверек, которого догоны считают своим прародителем, водится в изобилии в их горах. «Бледная лиса» в свое время умела говорить на языке «сигисо» и рассказала догонам их мифы.что у Сириуса есть невидимый невооружённым глазом спутник-звезда — По толо( который был открыт учёными только в 1862 году и получил название Сириус B). существование колец Сатурна, лун Юпитера, про спиральную структуру Млечного Пути и вращение Солнца вокруг своей оси, даже о том, как выглядит поверхность ближайших к нам планет.

Волею исторических судеб догоны, как и большинство суданских народностей, в конце XIX века оказались под французским владычеством. Им при этом до некоторой степени «повезло»: колонизаторы не слишком-то жаловали их труднодоступный засушливый край. Может быть, оттого Бандиагара и стала этнографическим заповедником.
Дорогу в эти места проложил в начале века лейтенант колониальных войск Луи Деплань. Культура «дикарей» его не интересовала, но, составляя их список, он отметил догонов.
Открывателем этой культуры для европейцев надо считать Марселя Гриоля. Ему было чуть больше тридцати, когда в составе Транссуданской экспедиции он попал в Бандиагару. К тому времени в Европе уже хорошо знали африканскую скульптуру: ритуальные и культовые статуэтки из бронзы, слоновой кости, черного дерева. Молодого ученого привлекла иная сторона духовной жизни африканцев. Едва ли не первым из европейцев он занялся изучением ритуальных масок. Тщательно допытывался до смыслового значения цвета, декора, орнамента – каждой линии, каждого выступа на маске. Он подружился со многими знатоками древних обычаев: Оготеммели, Оньонлу, Акундьо Доло, со жрецами – Манда из Оросонго и Номмо из Нандули, и еще многими другими догонами. «Наши отношения были подлинно сердечными», – напишет много лет спустя Жермена Дитерлен, верная спутница Гриоля. Экспедиции отправлялись одна за другой. Стараясь как можно полнее познакомиться с жизнью догонов, Гриоль приезжал к ним и в сезон дождей, и в жару, когда в выжженной безжалостным солнцем стране становилось трудно даже собственным жителям. А что уж говорить о пришельцах! Деплань написал в сердцах в рапорте: «Я не встречал столь мало приспособленной для человека страны, как земля догонов».

Вторая мировая война прервала полевые исследования, а когда после многолетнего перерыва Гриоль вернулся к своим друзьям, те встретили его с почетом и решили посвятить в самую сокровенную свою тайну – миф о сотворении мира. Это решение верховных жрецов и патриархов родов представители племени выполняли больше месяца. Тридцать три дня шла предварительная подготовка.
У догонов нет письменности. Миф заучивают наизусть и в таком виде передают потомкам. Такой метож способствует куда более точной и полной передаче содержания Существуют, правда, тысячи вспомогательных знаков. Но это лишь мнемонические средства, иллюстрирующие основные идеи мифа. Ежедневно после многочасового сеанса обучения таинственным знакам мифа учитель-догон приходил на совет старейшин и сообщал об успехах учеников. На тридцать четвертый день Гриоль услышал наконец «светлое слово» – сущность догонского мифа. При жизни Гриоль успел опубликовать только одно-единственное краткое сообщение о догонской концепции мироздания. В 1956 году он умер во время очередной экспедиции в страну своих исследований.

Жители области Санга, где работал Гриоль, воздали ему наивысшую почесть, какой до тех пор не заслужил ни один европеец: памяти умершего ученого была посвящена самая главная, самая торжественная церемония похоронного обряда – снятие траура, или «дамана», что на священном языке значит «большой запрет». Когда умирает человек, на его близких родственников налагают множество запретов: нельзя есть многих вещей, нельзя выполнять определенные работы. Срок запрета зависит от положения, которое занимал умерший в племени при жизни. Дело в том, что на «снятие траура» приглашаются старейшины всех родов племени. Каждый из них является на поминки в сопровождении многочисленной свиты. Хозяева не жалеют для гостей просяного пива и еды. Нередко на угощение уходит весь урожай семейного поля. Чем знатнее был покойник, тем больше гостей, тем больше пива надо для «дамана», тем дольше носят траур…
Французского этнографа поминало все племя. За две луны до начала церемонии юноши ушли в саванну собирать дерево и травы, а потом в деревнях закипела работа: делали маски и браслеты, сплетали травяные юбки, красили парики.
Под вечер, надев угловатые самодельные траурные обновки, подпоясавшись белыми кушаками, посвященные начали на окраине деревни медленный нескончаемый танец. Под ритмичное уханье барабанов извивающаяся змейкой цепь танцоров отправилась в скалы. Туда, где на голой площадке установлена громадная глыба камня – «Аммагину» – Дом бога. Здесь, перед алтарем, всю ночь продолжалась священная пляска, видеть которую разрешено немногим – лишь тем, кто принят в мужское братство племени. Догоны провожали душу ученого к Амма, высшую тайну которого они открыли чужому человеку, да к тому же европейцу.
К утру танцоры вернулись в деревню. На пыльной площади возобновились печальные пляски. Многочисленные гости уже расселись на циновках. Пир длился до вечера. В косых лучах предзакатного солнца малыши поднесли предводителю танцоров дары: кувшины просяного пива, блюдо риса, связку вяленой рыбы, немного соли. В последний раз пустилась вдоль деревни вереница танцоров, поливая землю пивом и посыпая зерном. Все мужчины и женщины устремились вслед. Каждый человек держал в руках глиняный черепок. Шествие направилось к южной околице селения, потому что духи умерших живут где-то далеко к югу от страны догонов. Отчаянно бубнили барабаны. Выстроились в ряд, каждый зашвырнул как можно дальше свой черепок и без оглядки пустился наутек… Душа усопшего ученого переселилась в дом догонского бога. Перед капищем всю ночь стояли горшок с просяным бульоном и кувшин пива – пусть душа человечья отпразднует свое переселение…

Прошло девять лет. В Париже под редакцией Жермены Дитерлен вышла первая часть собранных французскими этнографами преданий – «Бледная лиса», космогонический миф догонов. Книга была тщательно прокомментирована Гриолем и его ученицей. Но за пределами узкого круга специалистов она не вызвала интереса. Впрочем, работа и не была предназначена широкой публике.

Однако десять лет спустя появилась другая книга. Выпустил ее Эрик Геррье, астроном из Марселя, страстный любитель археологии и этнографии. Наблюдая за первыми шагами человека по лунной поверхности, Геррье вспомнил, что когда-то читал нечто похожее. Только где, в каком фантастическом романе? Память заработала и привела в неожиданное: «Бледная лиса»! Первое в истории человечества прилунение живо напоминал о описание в догонском мифе прибытия «ковчега Номмо», а следы астронавтов вызывали в памяти след медной сандалии Номмо.
Удивительно, но единственная известная в настоящее время информация о взрыве Сириуса В исходит именно от догонов. Олубару (члены Ава — Общества масок, знающие язык Сиги — сиги со) сообщили французским исследователям, что вскоре после появления людей на Земле спутник Сириуса — звезда По — внезапно вспыхнул, а затем начал постепенно тускнеть и через 240 лет стал совершенно невидим.

Геррье перечитал миф, разыскал более раннюю работу Гриоля «Суданская система Сириуса». Астронома поразили содержащиеся в этих работах сведения. Они были обычны для этнографа, записывающего миф, и не вызывали у него чрезмерного интереса, но астрономы, видно, не часто заглядывают в работы гуманитариев. Космогоническая система догонов удивительно совпадала с новейшими теориями и гипотезами! Гриоль и Дитерлен старались как можно вернее, как можно объективнее передать первичный материал. Их вовсе не интересовал простой вопрос: откуда у догонов такие знания? А Геррье задал его в первую очередь.
Он встретился с Жерменой Дитерлен. Очень скоро Геррье убедился, что почтенная дама – этнограф имеет самое приблизительное представление о космических полетах. Астроном облегченно вздохнул. Отпадал важнейший упрек, который скептики могли адресовать Гриолю и Дитерлен: они, мол, вложили в уста догонов то, что знали сами. Миссионер, конечно, мог что-то рассказать догонам. Но не все. Дело в том, что догонам известны… три Сириуса! Они знают, что вокруг Сириуса А обращается еще одна невидимая звезда — Сириус С. По словам догонов, она больше Сириуса В, в четыре раза легче его, обращается по более высокой траектории и окружена двумя собственными спутниками.Геррье решил переложить миф на язык наших дней, воспользоваться современными научными понятиями.

Здесь стоит сделать маленькое отступление. Как уже сказано, догонские мифы передаются изустно, с помощью целого арсенала мнемонических знаков, с каждым из которых связаны образы, метафоры, сравнения. Часто слово в мифе имеет несколько иное значение, чем в обиходном языке. В рассказе нельзя менять ни единого слова, ни одной буквы, потому что это может нарушить целое, исказить смысл. Гриоль и Дитерлен записывали прежде всего фабулу мифа. Потом они приводили пояснения самих оигонов к рассказанному. Комментарий Геррье – это попытка переложить догонский миф на язык современной науки, сопоставить его с современными гипотезами строения Вселенной. Первая мысль, которая приходит в голову, когда знакомишься с астрономическими мотивами в мифологии догонов, — действительно ли все это так? Сколь адекватно удалось передать содержание эзотерических знаний этого скромного африканского народа?

Солнечная система, по мнению догонов, состоит лишь из пяти планет — Венеры, Земли, Марса, Юпитера и Сатурна. Догоны знают, что Солнце вращается вокруг своей оси, а Земля «вертится вокруг себя и пробегает, кроме того, большой круг адуно дигили — „круг мира» — как волчок, вращение которого сопровождается ещё и перемещением». Луна — Ие пилу — «сухая и мёртвая», и она вертится вокруг Земли. У Юпитера — Дана толо — есть четыре спутника, изображаемых, как четыре небольших камня рядом с камнем побольше (символизирующим планету), а у Сатурна — Йалу уло толо — «постоянное гало» (то есть кольцо). Дана толо (Юпитер), Толо йазу (Венера), Йапуну толо (Марс), Йалу уло толо (Сатурн) вращаются вокруг Солнца. Говорят: «Юпитер следует за Венерой, медленно вращаясь вокруг Солнца».Вместе с тем догоны не знают о существовании внешних планет и Меркурия (если не отождествлять последний с Йазу данала толо — «звездой, которая сопровождает Венеру»).
Догоны делят все небесные тела на планеты, звёзды и спутники. Звёзды именуются толо, планеты — толо таназе («звёзды, которые движутся»). Первые входят в семью звёзд, которые не обращаются (вокруг другой звезды) — толо дигелеле тогу; вторые — в «семью звёзд, которые обращаются» — толо гону тогу. Спутники называются толо гонозе — «звёзды, которые описывают круги». Точность этих представлений поразительна, но ещё более загадочен тот факт, что характеристики звезды По ни в чём существенном не отличаются от характеристик Сириуса В.
Прежде всего звезда По — белая, как зерно по (фонио, разновидность проса). В святилищах догонов эта звезда символизируется белым камнем. Период обращения По толо вокруг Сиги толо составляет 50 лет (современные данные: 49,9 года). Догоны периодически (ориентируясь на период в 50 лет) устраивают на Земле праздники «зиги», однако — не по 50-летиям, как можно было бы ожидать, а через каждые 60 лет, причем праздник продолжается 7 лет. Необычно и то, что у догонов существует культ почитания «Зоны сумерек», а умерших они хоронят в пещерах.(если предположить, что предки догонов жили в системе Сириуса, на планете, движущейся вместе со своей звездой, например, Сириусом С по вытянутой орбите с периодом 50 лет. то праздники «зиги» связаны с наступлением более благоприятного периода (после испепеляющей жары двух светил). Это означает, что 20 из 50 лет люди вынуждены были жить в условиях невыносимого зноя (очевидно, в недрах планеты), которые сменялись 30-летним периодом «прохлады». Многолетнее проживание в недрах планеты требовало соответствующего обустройства для жизни, и потому даже умерших протодогоны хоронили в недрах планеты. Также 7 лет праздник зиги тянется потому, что вместе со спадом жары в эти семь лет сохранялась достаточная освещённость от главного светила, а затем наступал полумрак — «Зона сумерек».)

«Вначале был Амма…»

«Вначале был Амма, бог в виде круглого яйца, который покоился ни на чем, – так начинается догонский миф. – Он состоял из четырех овальных, слитых друг с другом частей. Кроме этого, не было ничего». Имя бога – Амма – в современном языке значит «держать сжатым», «крепко обнимать», «удерживать на одном месте». И Амма удерживал, сжимал четыре основных элемента: воду («ди»), воздух («оньо»), огонь («яу») и землю («минне»). Амма имел форму маленького просяного зернышка «по». А «по» у догонов – основной элемент мира.
Главная задача верховного существа в любой мифологии – творить мир. И Амма в каждой из четырех своих частей вызывает взрыв, «который и является причиной существования». Потому он и получает свой основной эпитет «крутящийся вихрь». В дальнейшем поясняется, что вихрь этот кружится по спирали. Такой образ можно приписать и маленькому атому с электронным облаком, вращающимся вокруг ядра, и гигантской звездной системе – галактике: ведь большинство известных галактик относятся к классу спиральных.

(…, нельзя отделаться от мысли, что маленькое африканское племя поклонялось в образе Амма вечному потоку энергии…)

Творческий процесс Амма продолжался довольно оригинально. Он стал создавать знаки, «придающие всему миру цвет, форму, вещество». Знаки выходят изнутри вещей. Мы называем такие знаки химическими элементами. Вся совокупность знаков называется у догонов «невидимый Амма». Прежде всего были созданы два «направляющих знака» и восемь «главных». «Направляющие знаки» принадлежат Амма и только ему.
Коль скоро речь зашла о химических элементах, нетрудно предположить, что такими «направляющими знаками» могут определяться два элемента, играющие особую роль в строении космоса – водород и гелий. Тогда «главные знаки» можно отождествлять с группами периодической системы элементов. Правда, такое сравнение весьма рискованно, потому что в другом месте мифа знаки делятся на 22 семьи «царственных вещей», и тогда общее их число, упомянутое в мифе, в два с лишним раза превышает число известных нам химических элементов. Таким образом, аналогии и сравнения здесь выглядят весьма сомнительно. Но возникают они не случайно.

Таинственная сиги-толо

Догоны хорошо знают звездное небо. Звезда Гиены соответствует у них Проциону, звезда Льва – бете Овна, есть звезды Акациевого дерева, Риса, Сорго и множество других. «Глазами мира» называются Полярная звезда и Южный Крест. Есть в догонской астрономии удивительные сведения. Так, «звездой Дерева бала» они зовут один из четырех крупных спутников Юпитера, тех самых, с которыми европейцев познакомил Галилей. Правда, с помощью телескопа у старшего брата Земли открыта целая дюжина спутников, но у догонов телескопов нет и по сей день…Догоны знают, что звёзды «удалены от Земли, близко к которой находится только Солнце». Сириус, именуемый «пупом мира», играет главную роль в группе звёзд, включающей созвездие Ориона и некоторое число близлежащих (на небосводе) звёзд. К последним относятся Плеяды, «звезда Козьего Пастуха» — Энегерин толо (гамма Малого Пса), Тара толо (Процион) и другие. Совокупность этих светил составляет «внутреннюю» систему звёзд (или «опору основы мира»), которая, по мнению догонов, непосредственно участвует в жизни и развитии людей на Земле. «Внешняя» же система состоит из других, более далёких светил, «в меньшей степени вмешивающихся в человеческую жизнь». Эта система образует «спиральный звездный мир» — Йалу уло, — иначе Млечный Путь. Олубару полагают, что Йалу уло вращается вокруг оси, проходящей через Полярную звезду и созвездие Южного Креста. На самом деле полюсы Галактики проецируются: северный — на созвездие Волос Вероники, южный — на созвездие Скульптора. Любопытно, однако, что ось Полярная — Южный Крест лежит почти в одной плоскости с осью Галактики и «почти» — расхождение составляет 5-7 градусов — перпендикулярна к ней. Таких «спиральных звёздных миров», или, по современной терминологии, галактик, во Вселенной бесконечно много, а сама Вселенная «бесконечна, но измерима».
Более того: она населена различными живыми существами. На «других землях есть рогатые, хвостатые, крылатые, ползающие люди». Как утверждают догоны, семена тыквы и щавеля «перед тем, как попасть на Землю, легли на край Млечного Пути и проросли во всех мирах вселенной» «Двойной глаз мира»,название данное альфе Южного Креста. В любой телескоп видно, что эта звезда двойная. Догонский символ Сатурна – две концентрические окружности – напоминает о знаменитых кольцах этой планеты, также недоступных нашему зрению. В языке «сиги-со» существует специальный термин «то-логонозе», или «обращающаяся звезда». Так называют спутники любого небесного тела. Все эти сведения, вызывающие уважение к догонской астрономии, меркнут рядом с их «теорией» «сиги-толо». Так именуют они прекраснейшую из небесных звезд, хорошо всем знакомый Сириус.

Видимый нам свет – только фрагмент звездной системы. Ее образуют главная звезда, или Сириус А, невидимый простым глазом белый карлик Сириус В, его догоны называют «по-толо» (а «по», как мы знаем, считается мельчайшей частичкой энергии, ее зерном), и еще одна невидимая звезда «эмме-я-толо» с планетой-спутником «ньян-толо». Относительно двух последних звезд и планеты догоны говорят, что они находятся так близко от Сириуса А, что не всегда видны. Хотя Сириус одна из ближайших к Земле звезд – до него всего 8, 5 световых лет, его спутник Сириус В открыт только в январе 1862 года Кларком, причем теоретическая орбита была вычислена всего лет десять до этого. Что же касается Сириуса С, то существование его до сих пор вызывает жаркие споры среди астрономов.

Почти две тысячи лет назад римский философ Луций Анней Сенека писал о Сириусе: «Краснота Собачьей звезды глубока, у Марса — мягче, её нет совсем у Юпитера…» Сегодня упоминание о красном цвете Сириуса может показаться по меньшей мере странным: не надо быть специалистом-астрономом, чтобы найти на ночном небе эту яркую бело-голубоватую звезду. Судя по сочинениям персидского астронома Аль-Суфи, такой она была и в X веке нашей эры. Но ещё во II веке выдающийся астроном древности Птолемей в своем «Альмагесте» включил Сириус в список красных звёзд. Загадка эта более ста лет привлекает внимание ученых. Одни специалисты видят причину расхождения между Птолемеем и Аль-Суфи в ошибках переписчиков древних текстов, полагая, что Сириус на памяти человечества оставался всегда неизменным. Другие склоняются к тому, чтобы поверить Птолемею и Сенеке и признать возможность больших перемен, происшедших с Сириусом за ничтожно малый по космическим масштабам срок — порядка 700-800 лет. Советский астроном Д.Мартынов, рассмотрев возможные механизмы таких изменений, пришел к выводу, что Сириус B, спутник самой яркой звезды нашего неба, в одно из первых столетий нашей эры взорвался как Сверхновая. Точнее, как «полусверхновая»: «настоящая» Сверхновая, взорвавшись так близко от нас, стала бы одним из грандиознейших небесных явлений в истории человечества (в лучшем случае, но не забудем и о мощной радиации, возникающей при таких взрывах). До момента взрыва Сириус B был красным гигантом, что и обусловливало цвет всей системы Сириуса. После взрыва он превратился в белый карлик — исключительно плотную звезду размером с Землю.

Догоны не только заметили изменения яркости Сириуса, но и то, что взорвался не он, а его спутник Сириус В. .
Вот что говорят догоны: «Звезда «по-толо» обращается вокруг «сиги-толо». Один оборот длится 50 лет… «По-толо» регулирует движение «сиги-толо», которая движется по неправильной кривой». Именно искривленные движения Сириуса А привели ученых к открытию незаметного соседа. Кстати, о существовании меньшого брата звезды знают и близкие соседи догонов, например бамбара. А далеко на юге континента готтентоты называют Сириус «звездой рядом».

«По-толо» совершает вокруг Сириуса точно такой же оборот, что и «по» вокруг своего зародыша в лоне Амма… Когда «по-толо» находится вблизи звезды, та усиливает свой блеск; когда «по-толо» удаляется, она начинает мигать так, что наблюдателю кажется, будто он видит много звезд». Впечатляющая картина, если учесть, что Сириус В не виден невооруженным глазом! На символическом догонском рисунке системы Сириуса «по-толо» показана кружком с точкой в центре. Но, как считают африканисты, на подобных изображениях ни одна точка не может появиться случайно. Геррье полагает, что этот рисунок – символ белого карлика. «Белые карлики как бы «вызревают» внутри звезд – красных гигантов – и «появляются на свет» после отделения наружных слоев гигантских звезд», – говорит советский астроном И. Шкловский.

«По-толо» – самая тяжелая звезда… Она настолько тяжела, что все люди, вместе взятые, не смогли бы поднять маленького кусочка ее». Теперь сравните это с данными современной астрономии: масса Сириуса В составляет 0, 98 массы Солнца, а диаметр этой звезды всего в два с половиной раза больше диаметра Земли. Это дает фантастическую плотность: один кубический сантиметр весит примерно 50 тонн! Так что качественно догоны не ошиблись. Миф дает объяснение и высокой плотности вещества: «По-толо» состоит из трех основных элементов: «оньо» (воздуха), «ди» (воды) и «яу» (огня). «Минне» (земля) заменена другим элементом – «сагала», «который сверкает ярче железа». Современная астрофизика утверждает, что в процессе эволюции звезд происходит постепенное уплотнение и разогрев ядра. Когда температура его достигает ста миллионов градусов, начинается реакция синтеза трех ядер гелия в одно углеродное. Эта гелиевая вспышка длится недолго, но приводит к серьезным изменениям. Дальнейшая эволюция может пойти разными путями. Если масса звезды достаточно велика (в два-три Солнца примерно), гелиевое тело сбрасывает с себя оболочку. Ядро после катастрофического сжатия превращается или в «черную дыру», или в белого карлика, или в нейтронную звезду. Если сбрасывание вещества происходит быстро, вспыхивает сверхновая: блеск звезды возрастает в десять, а то и в сто миллионов раз, а потом медленно тускнеет в течение десятилетий. И вот оказывается, что догонский миф неоднократно упоминает о взрыве «по-толо»: когда люди были на Земле всего лишь год, звезда внезапно заблестела, а потом постепенно, в течение двухсот сорока лет блеск ее уменьшался. И дальше: содержимое «по-толо» извергалось в форме зерен «по». В системе мнемонических знаков догонов есть специальный рисунок: круг, внутри которого помещены направленные к центру штрихи, – так символически изображается уменьшение размеров звезды.

Когда французские этнографы спрашивали стариков, откуда у догонов такие необыкновенные сведения, те отвечали, что все космические объекты из группы Сириуса они наблюдают из пещеры. А где сама пещера? Это строжайшая тайна. Открыть ее белым жрецы наотрез отказались. Гриолю удалось только услышать еще одно упоминание, будто в пещере в большом количестве собраны «доказательства». Пояснять этот термин старцы не стали…

Почему же догоны столь большое место в своих преданиях уделяют мирам далеким и, казалось бы, совсем не связанным с земной жизнью? Оказывается, связь существует, и самая прямая: «Вначале место звезды «по-толо» было там, где сейчас находится Солнце. Солнце тоже было там. Но звезда «по-толо» удалилась от Земли, а Солнце осталось». В одной из частей «Бледной лисы» описывается, как люди были перенесены с планеты, солнцем которой была до своего взрыва «по-толо». Догонская метафора определяет это путешествие как «удачный брак». На рисунке-символе, изображающем этот «брак», Сириус превосходит размером Солнце! Радиус Сириуса А действительно в 1, 7 раза больше солнечного.

Сокровенная тайна Амма

«По» есть изначальный образ материи… Творческая воля Амма заключена была в «по», говорят догоны. Это начало всех вещей, потому что оно самое малое из всех. Если вспомнить, что Амма выступает в роли бога-энергии, то можно поразиться точности формулировки: мельчайшая частица является началом материи. «Все вещи, которые создал Амма, берут свое начало в маленьком зернышке «по». Начиная с самой мелкой, все вещи создает Амма, прибавляя одни и те же элементы. Все вещи Амма начинает создавать такими же маленькими, как «по»; потом он добавляет к созданным вещам новые порции маленьких «по». По мере того как Амма соединяет зерна «по», вещь становится все больше и больше». Вряд ли образованный человек сможет доступнее объяснить неграмотному строение вещества.
«Когда развивается жизнь, она развивается в вихре, который повторяет первое творение Амма. Жизнь развилась в тот же самый момент, когда сочетались зерна «по».
Сложный, архаичный, образный язык мифа порой иносказаниями переносит информацию, казалось бы, невероятную для первобытного народа.

«Слово «по» произошло от того же корня, что и слово «пок», что значит «закручиваться в спираль». «По», закрученное в себя самого, хранит «слово» до того момента, когда Амма прикажет освободить это «слово», дабы передать его всем творениям. «По» может превратиться в страшной силы ветер, но об этом нельзя говорить». Геррье считает, что тут говорится о возможности перехода материи в энергию – ни больше ни меньше. Не слишком ли смела эта интерпретация? Возможно. Но так говорят – дословно – догоны, и эта фраза составляет самую сокровенную тайну их мифов.
А вот другой фрагмент. Всем известно, какую важную роль в процессах органического синтеза играют ферменты, то есть вещества, ускоряющие химические реакции. Ферменты были открыты в конце прошлого века. А догоны из поколения в поколение учат строки своего мифа: «Заключенная в зерне жизнь благодаря «слову» подобна брожению пива в калебасе…»

Космические странствия

В «Бледной лисе» описаны две «космические одиссеи» (так называет их Геррье). Сначала рассказывается о путешествии на Землю существа по имени Ого, потом о прибытии на Землю «корабля» Номмо и первых людей.
Ого помощник бога Амма, взбунтовался против своего покровителя и овладел частью его знаний. Ого трижды отправлялся в космический полет. (Эта часть мифа рассказана весьма путано, и этнографы считают, что в ней отразились действительные события: три этапа переселения догонов в Бандиагара.)
Спуск ковчега изображен (в символической манере) на фасаде догонского святилища. Ромбы символизируют «четырехугольное» «небесное пространство», прямоугольники — «четырехстороннее» «земное». Между этими фигурами, в верхней части фасада, изображены звёзды: По толо и Эмме йа толо, а также «теоретическое небесное место, где находится Номмо ди». Иногда это «теоретическое место» отождествляется с Энегерин толо — гаммой Малого Пса. Что побудило догонов «поселить» Номмо на не самой яркой звезде не такого уж заметного созвездия?
Первый «ковчег» Ого Амма превратил в Землю. Затем последовало второе путешествие – на маленьком «корабле», который двигался, подгоняемый «ветром», заключенным в зернах «по». Эта важная информация позволяет сделать далеко идущие интерпретации… При желании, разумеется.Летел Ого со звезды «сигитоло» – Сириуса. При этом детально и подробно рассказывается, как он вел свой «корабль», чтобы его движение совпало с движением Земли («вступило с Землей в удачный брак», как говорят догоны). Все это настолько напоминает рассуждения современной теории космических полетов, что Геррье делает вывод: догонский миф передает теоретические и практические знания максимально детально. Для того, наверное, считает он, чтобы эта информация была подробно передана далеким потомкам.

Совсем иной оказалась задача Номмо. Ему поручил заселить Землю сам Амма. С этой целью был выстроен огромный двухпалубный «корабль» с круглым дном. «Корабль» Номмо был разделен на шестьдесят отсеков, содержащих «все земные существа и способы бытия»: мир, небо, землю, деревню, дом собраний, женский дом, домашний скот, деревья и птиц, обработанное поле, раковины каури, огонь и слово, танец и работу, путешествие, смерть, похороны… Но нынешним догонам известно содержимое только первых двадцати двух отсеков. «Остальное придет в сознание людей позже и изменит мир» – так говорят они сами… «ковчег» перенёс на нашу планету Номмо (человека-амфибию , толи полу-человек, полу-змея с гибкими конечностями без суставов, красными глазами и раздвоенным языком), вместе с которым прибыли и предки людей.
«Корабль» подвесили на медной цепи, а потом по сигналу Амма он стартовал в проделанное в небе отверстие: и отправился в путь из той части космоса, где «по-толо» родила жизнь, которую теперь предстояло передать на Землю. Приближаясь к нашей планете, «корабль» восемь «периодов» кружился по небу, занимая его, словно гигантская радуга – от горизонта до горизонта. Кружился с востока на запад, отклоняясь то к северу, то к югу. Он вращался вокруг собственной оси и при спуске описал «двойную спираль». Упомянутому вращению помогал «кружащийся вихрь», вырывавшийся из корабля наружу через отверстия, имевшие «форму этого ветра».Этот ковчег приземлился после восьмилетних «качаний» в небе, «подняв воздушным вихрем тучу пыли».
В момент приземления «корабль» скользнул по грязи, а яма, образовавшаяся после удара его о грунт, заполнилась водой и стала озером Дебо. На его берегах, на холме Гурао, до сих пор гигантский дольмен, изображающий «корабль Номмо», а в небольшом отдалении, среди менгиров, олицетворяющих Сириус и Солнце, еще одним камнем, гораздо меньших размеров, символически изображена Земля.далее Юпитер — Дана толо — и его четыре спутника, изображаемых как четыре небольших камня рядом с камнем побольше (символизирующим планету)
«Выйдя из корабля, Номмо поставил прежде всего на землю левую ногу. Это означало, что берет он Землю в свое владение. След, оставленный ступней Номмо, напоминает след медной сандалии».
За Номмо по очереди покинули «корабль» остальные его обитатели. Когда «корабль» опустел, Амма втянул в небо цепь, поддерживавшую его, и небо закрылось. Началась земная жизнь.«Люди, которые во время спуска и в момент удара при посадке видели блеск Сиги толо, присутствовали теперь при первом восходе Солнца, которое поднялось на востоке и с этого момента осветило Вселенную… Это описание тоже в какой-то мере говорит в пользу гипотезы о прилёте из системы Сириуса, но недостаточно точно. Речь идет, по существу, лишь о том, что в момент посадки ковчега двинулись по своим траекториям все небесные светила, и было завершено создание вселенной. И всё же упоминание о блеске одного Сиги толо во время полёта и о том, что пассажиры ковчега увидели Солнце, только прибыв на Землю, любопытно.
Номмо после всех трудов погрузился в воды озера Дебо, откуда его заботливый глаз наблюдает за людьми, пока не придет условленный час его возрождения – «день слова». Наблюдать же за жизнью людей необходимо – ведь для того и прибыл раньше, чем Номмо, на Землю Ого, чтобы мешать им. Тут уж нужен глаз да глаз…
«Бледный Лис» Йуругу является героем большого цикла мифов и символизирует собой засуху, тьму, беспорядок и является противоположностью влаге, свету, порядку в лице Номмо. Один из рисунков, выполненных в типичной для догонов «многозначной» манере, изображает, как «Лис спустился в ковчеге со звезды По». На другом рисунке показаны Солнце и Сириус (причем диаметр Сириуса превышает диаметр Солнца), соединённые кривой, закручивающейся вокруг каждого из светил. Возможно, эта кривая представляет собой траекторию межзвёздного перелёта.

Новое время может вернуть старые мифы , наши знания о прошлом человечества обогатятся.И небольшой африканский зверек, бледная лиса, поможет в постижении истины…Сам сюжет о появлении предков с неба для Африки не нов и не так уж необычен. Не имей догоны столь точных знаний о вселенной, он вряд ли бы привлёк особое внимание в плане проблемы палеоконтакта. Но когда сообщается о звезде, невидимой без телескопа, точно описываются её характеристики и говорится, что некто Йуругу прибыл с этой звезды, — невольно призадумываешься.

. Особый интерес в космогонических мифах представляет фигура героя-цивилизатора. В обоих вариантах догонских космогонических мифов эта роль принадлежит не одному, а нескольким персонажам. Номмо ввел в употребление одежду нз растительного волокна, он установил обряды инцизии и эксцизии и этим, по представлению догонов, способствовал рождению первопредков — людей. Главное — от Номмо земля получила животворящую силу воды, а люди — единозначный ей дар слова, речь. Однако роль героя-цивилизатора переходит то к одному, то к другому первопредку. Один из них, спустившись вместе с другими на землю в ковчеге, в котором были размещены все существа и предметы, принес с неба огонь и обучил людей кузнечному ремеслу, а также обращению с мотыгой, т. е. земледелию. Другой (седьмой) предок обучил людей владению словом, речью, но одновременно и ткачеству. Этот образ очень важен; он не только герой-цивилизатор, но и искупитель, спаситель людей, принесший себя в жертву (по первому варианту) или принесенный в жертву его отцом создателем Аммой (по второму варианту). Напомним, что первопредки — это ипостаси Номмо.
И, кроме того, седьмой предок обменялся жизненной силой с Лэбэ, оба они стали единосущны.

Таким образом, в мифологии догонов нет единого четко очерченного образа героя-цивилизатора. Его функции распределены между несколькими фигурами двух категорий: первопредков и богов.
.В догонской мифологии Номмо и некоторые другие образы рисуются как пара близнецов, составляющих одно неразрывное целое. Представление, что дети-близнецы являются существами сверхъестественными, было распространено у всех народов, потому что такое рождение нарушало привычный порядок вещей.

В космогонических и антропогонических мифах всех народов можно выделить две основные идеи, из которых на первый план выступает то одна, то другая, то обе в сочетании: это идея творения и идея развития. По одним мифологическим представлениям (креационным), мир создан каким-либо сверхъестественным существом — богом-творцом (демиургом), великим колдуном и т. п.; по другим (эволюционным) — мир постепенно развился из некоего первобытного и бесформенного состояния хаоса, мрака либо из воды, из яйца и пр.

В мифологии догонов фигурируют обе идеи, представленные двумя вариантами мифа о возникновении мира.
В обоих изложенных вариантах догонского мифа фигурирует и другой мотив двух начал, сочетающихся в одном существе, гермафродитизм. Андрогины выступают в мифологиях всех народов как фантастическое воплощение идеального совершенства, полного совмещения обоих сексуальных начал в одном существе, которое само по себе может давать жизнь, порождать потомство. … Божественные андрогины часто представляются в образе полулюдей-полуживотных. Зооморфизм связывает их с тотемическими предками. Номмо — полулюди-полузмеи, но о них говорится, что они имеют по четыре конечности, как люди. Андрогинами рисуются и первопредки; ведь после того как они породили людей, они преобразились в Номмо и вознеслись на небо, т. е стали божествами. Все ипостаси Номмо близки к образу божества воды соседнего с догонами народа бамбара — Фаро. Это широко почитаемое и поныне божество изображают как некое подобие сирены, имеющее двуполую природу.

Мифы догонов — еще живые мифы, т. е. в большинстве своем не потерявшие своего сакрального характера, Они рецитируются во время религиозных церемоний на особом языке сиги со, понятном только членам тайного общества масок. Сиги со — слово сиги, а сиги — это общенародное религиозное празднество догонов, справляемое раз в 60 лет. Оно посвящено сложному жертвенному ритуалу обновления «великой маски», совершаемому во искупление вины людей перед мифическим прародителем и для испрошения его благосклонности к новым поколениям. Обычай этот сохраняется и поныне; очередное празднование сиги наблюдал советский журналист (В.Корочанцев в 1967 г). Сиги со — эзотерический, т. е. понятный лишь посвященным, ритуальный язык, употребляемый во время религиозных церемоний. Догоны определяют его образно как речь покойников, но «покойников, выпивших много пива». По существу сиги со представляет собой ритмическую прозу на древнем, вышедшем из употребления языке и состоит из коротких фраз — своего рода стихов, исполняемых речитативом. Хорошо владеют этим языком только члены высшей прослойки тайного общества масок, которые хранят его в секрете.

Как ни консервативен был еще недавно общественный строй догонов, многие их традиции и обряды, в том числе и религиозные, подверглись десакрализации либо полному забвению. Это, конечно, коснулось и их мифологии, особенно за последнее десятилетие. Однако основные их мифы, к которым относятся приведенные выше, поныне сохраняют свое рптуальнос значение. Все фигурирующпс в этих мифах четыре главных мифических персонажа представляют собой объекты культа вплоть до нашего времени. Амма почитается в культе предков. К нему обращаются с молитвами, ему приносят жертвы. Воплощением Аммы считается старейшина-патриарх. Амма занимает в мире божеств то же место, которое занимает старейшина в мире людей. Смысл связанных с культом Аммы обрядов заключается в передаче от умерших живым сверхъестественной силы — ньяма.

Номмо представляет объект культа бину — тотемическпх предков, который поддерживается особыми жрецами. Кроме того, ритуальное почитание водной стихии, олицетворяемой в образе Номмо, выражается повседневно различными обрядами — от жертвоприношений до магии вызывания дождя.
Культ Лэбэ занимает да сих пор важное место в жизни общества у догонов. Это почитание земли, ее плодоносящего начала, олицетворенного в образе умирающей осенью и воскресающей весной растительности. Одновременно это и культ животворящего солнца и огня. Воплощением Лэбэ и вместилищем его силы ньяма считается огон — жрец и глава догонов. Что касается лиса Йуругу, то хотя специального культа, посвященного ему, не существует, однако он считается главой тайного общества масок, но прежде всего — он покровитель гадания и прорицания, с ним связан и особый вид ворожбы по лисьим следам, излюбленный у догонов и играющий большую роль в их быту.
Из богатой и разнообразной, непрерывно растущей коллекции догонских мифов имеются два варианта космогонического и антропогонического циклов. Интерес и значение догонских мифов обусловливаются тем, что они и поныне занимают важное место в быту, традиции, духовной культуре догонов и что они являются в достаточной мере репрезентативными для мифологии догонов и соседних с ними народов.
Как же эти мифы соотносятся с фольклором догонов, со всем устным творчеством этого народа?
По свидетельству Женевьевы Калам-Гриоль, автора фундаментального труда «Слово у догонов», сами догоны все свое устное словесное наследие делят на две большие группы. К одной из них, именуемой элюме (elume), относятся разного рода словесные произведения, которые рассматриваются как вымысел:
басни и сказки («обыкновенные» — еlume sala), загадки («удивительные» — elume ta: nie), а также басни-песни и сказки, включающие песни (elume ni:). Но элюме — не праздный вымысел или «враки» — какалу (kakalu), вводящие в заблуждение, рассчитанные на то, чтобы обмануть слушателей. События и персонажи, фигурирующие в элюме, трактуются не как реальность, а как символика, которая при надлежащем истолковании служит для поучения или в крайнем случае для развлечения. Словом, элюме догонов — это нечто, соответствующее художественному фольклору в нашем понимании.
Другая большая группа передаваемых из поколения в поколение сказаний именуется у догонов термином со — «слово».
Так обозначаются повествования, излагающие события, которые выдаются за реальные или считаются таковыми. Внутри этой группы различаются более мелкие подразделения. Так, например, догоны четко отличают разряд со пеи (so реу) — «древнее слово», к которому они относят повествования о начале всех вещей, об основании тех или иных деревень, о расселении племен, о жизни предков и т. п. В отличие от со пеи ко всему, что поражает своей загадочностью и нуждается в истолковании, прежде всего к предсказаниям, прорицаниям, а также загадкам и некоторым пословицам. применяется термин со та ние (so: tа: nie) — «поразительное», или «удивительное», слово.
То, что мы называем мифами, догоны по своей классификации относят к разделу «древнего слова» Мифы для догонов — это некая сакральная, мистическая реальность, каким бы фантастическим ни было их содержание. «Мифические сказания,— сообщает Ж. Калам-Гриоль, — не входят в элюме. Будучи предметом веры, мифические сказания принадлежат к категории со пеи..
Не существует единого точно зафиксированного текста мифов имеется множество комментируемых сказаний, некоторые из которых облечены в форму анекдотов, близких к элюме. Но догоны четко отличают их, заявляя категорически: «Это не сказка, это подлинная правда» — elume lа nаnау. Про миф нельзя сказать со-та-ние, даже когда он представляет собой повествование баснословного характера, требующее комментирования для того, кто слышит его в первый раз. Для догонов миф — не вымысел, не символика, а мистическая правда, сохраняющая до сих пор силу откровения.

Существуют многочисленные варианты и дополнения основных догонских мифов, подчас значительно различающисся по фабуле. Однако смысл и символика образов везде те же самые.

В своей широко известной книге «Бог воды» М. Гриоль (Marcel Griaule) изложил и интерпретировал один из космогонических циклов догонской мифологии, записанный им со слов старого охотника Оготеммели.
Вначале бог Амма, работая как гончар, создал солнце, луну и звезды. Затем он взял комок горшечной глины, помял его в руках и швырнул в пространство: комок раздулся и превратился в Землю. Земля представляла собой распластанное, обращенное к небу женское тело с гениталиями в виде муравейника и с клитором в виде термитника. Амма, который жил один, захотел соединиться со своей тварью. Когда бог приблизился к Земле, термитник помешал ему удовлетворить желание. Но все же бог, который всемогущ, сбил термитник, совершив таким образом первую эксцизию (вырезание), и совокупился с Землей. Однако нарушение порядка в первозданном мире изменило предначертанный ход вещей. Вследствие того что первое соединение мужского начала с женским встретило препятствие и осуществилось лишь после борьбы, родилось существо, которое явилось символом затруднений бога. Это существо выступает во многих ипостасях. В первых записях мифа оно фигурирует в обличье шакала.

Однако в записанных позднее вариантах образ этот усложняется. Рожденный подобием рыбы или змеи, он, спустившись на землю и подвергшись обрезанию, превращается в животное — лисицу или лиса разновидности Vulpes pallida («Бледный лис», Le Renard pale – фр.).
Этот «бледный лис», получивший теперь имя Йуругу, становится возмутителем порядка. Образ этот играет важную роль в космогоническом мифе. Бог снова соединился с Землей, на этот раз уже без препятствий.
Оплодотворенная влагой божественного семени, Земля теперь породила божественных близнецов, пару существ в облике полулюдей-полузмей. Так как число их членов (верхних и нижних конечностей) было восемь, то обозначением их стала восьмерка, являющаяся в догонском фольклоре символом слова. Эти божества, называемые Номмо, были единосущны Амме, ибо они были созданы из его семени, которое служит одновременно основой, формой и материей жизненной силы мира, источником движения и устойчивости в бытии. Эта сила — вода. Номмо пребывают в любой воде, они сами вода, вода морей и суши, вода потоков и ливней, вода каждого выпиваемого глотка. Без Номмо и земля не могла быть создана, ибо жизненная сила земли— вода. Бог вылепил землю при посредстве воды. При ее посредстве он творит и кровь. Даже в камне есть эта сила, ибо влага есть повсюду.

В дальнейшем повествовании пара Номмо фигурирует в единственном числе, так как эти близнецы представляли собой некое совершенное, идеальное единство.
«Номмо увидел с высоты небес свою мать-Землю нагой и бессловесной, что было, несомненно, последствием первого инцеста — кровосмешения, случившегося при её сочетании с богом Аммой. Надо было положить конец этому непорядку. Номмо спустился на Землю, неся волокна, извлеченные из растений, которые до этого еще были сотворены в небесных краях. Он отобрал из этих волокон десять пучков по числу своих десяти пальцев, сплел из них десять жгутов и прикрепил к Земле спереди и сзади. И ныне еще во время церемоний масок мужчины носят эти аксессуары, свисающие у них до самых пальцев ног в виде тяжелых винтообразных жгутов».
Когда Номмо сплетал для Земли юбку из волокон, вода и речь (потому что вода — символ слова) проникли из него в эти волокна, так что и Земля, после того как юбка прикрыла ее, обрела дар слова. Это было очень хорошо, но вначале дело не обошлась без нового нарушения.
Йуругу захотел овладеть словом, и он наложил свою руку на жгуты, вмещавшие в себе слово, т. е. на одежду своей матери.
Последняя воспротивилась этому, ибо то был угрожавший кровосмешением жест.
Преобразовавшись в муравья, Земля погрузилась в муравейник, т. е, и собственное лоно. Но Йуругу преследовал ее; да ведь и не было тогда другой женщины на земле. Он в конце концов догнал ее, и она вынуждена была сдаться. Это был прообраз грядущих борений между мужчинами и женщинами, кончающихся победой мужчины. Кровосмешение это имело серьезные последствия: оно, прежде всего, позволило Йуругу овладеть речью, что навеки предоставило ему возможность открывать будущим колдунам намерения бога. Оно послужило так же причиной появления менструальной крови, которая окрасила волокна. Земля стала нечистой, что было несовместимо с достоинством бога. Последний отвернулся от такой супруги и решил впредь не порождать живых существ, а непосредственно творить, создавать их.
В дело снова вмешался Номмо. Когда Эмма вылепил из влажной глины мужчину и женщину, Номмо нарисовал две души— мужчины и женщины, одну над другой. Мужская фигура, вылепленная Аммой, вобрала в себя обе души; то же повторилось с женщиной, так что каждое из новых существ вместило в себя два противоположных начала — мужское и женское. Но у мужчин женское начало помещалось в крайней плоти, а у женщин мужское начало — в клиторе. Надо было устранить опасность, таившуюся в такой двойственности существ, что и сделал Наммо путем обрезания у мужчин и эксцизии у женщин. Обрезанная крайняя плоть превратилась в наи, животное, похожее на ящерицу, а вырезаный клитор — в скорпиона. После этого мужчина сочетался с женщиной, и от этого родились четыре пары мифических первопредков народа догонов.

Первые четыре предка были: Амма Серу — «свидетель Аммы» (первый родовой старейшина), Бину Серу — «свидетель Бину» (первый жрец тотемического культа), Лэбэ Серу — «свидетель Лэбэ» (первый высший жрец и правитель — огон) и Дионгу Серу — «свидетель снадобий» (первый знахарь).

Таково начало догонской «Книги бытия», открытой М. Гриолю его слепым собеседником — Оготеммели. Адекватность перевода его сообщений на французский язык остается на совести М. Гриоля. Необходимо иметь в виду, что сам Гриоль языком догонов не владел и с Оготеммели он общался через посредство толмача, сержанта Когэма. Иногда Гриоль, чувствуя некоторые натяжки в своем переводе, делает оговорки. Так, например, он оговаривает, что для слова «символ» Оготеммели употреблял выражение, составлснное из нескольких слов и буквально означающее «слово этого дольнего (низменного) мира» — «parole de ce bas monde». После рождения от сочетания бога Аммы с Землей злокозненного Йуругу и благодетельного Номмо, единосущного Амме, и сотворения четырех пар первопредков произошел еще ряд событий, имевших важное значение для рода человеческого.
Первопредки были андрогинами и обладали способностью оплодотворять самих себя. От них родились первые восемь семейств, потомки которых размножились по всей земле. Первопредкам смерть была неведома: после ряда превращений в муравейнике — этом вместилище нисхождений божества к первозданной стихии, вобравшей в себя воду и слово, два великих начала, составляющих мистическое единство, — восемь прародителей сами преобразились в Номмо и вознеслись на небо.

Среди мифических первопредков особую роль сыграл седьмой, наиболее совершенный из них. Число семь — это вообще символ совершенства, ибо оно складывается из чисел три и четыре, соответствующих, согласно символике догонов, сексуальной анатомии мужнины и женщины, и, таким образом, символизирует единство мужского и женского начал. Седьмой первопредок во время пребывания в муравейнике овладел речью Номмо и стал обучать ей человеческих потомков, выпуская из своего рта, через зубы, влажные нити, которые, перекрещиваясь между собой, образовали первую ткань. Таким путем люди научились и говорить и ткать. «Ткать — это говорить». Если первое явление в мир божественного слова пошло, как мы видели выше, впрок только Йуругу, то второе явление слова сделало речь достоянием всех людей.
Первоначально речь, полученная людьми, была зачаточной, примитивной; она состояла из одного слова «со!», т. е. «говори!».
Но это слово заключало в себе возможность развития всего будущего словаря, всех диалектов догонского языка и чужеземных языков. Первое слово в своих многочисленных аспектах преобразовалось во все великое множество языков и разноязычных народов. Это множество символизируется числом 12: шесть основных догонских диалектов и шесть групп языков соседних народов — пёль (фульбе), бозо, моси и бобо (вместе), бамбара, курумба, томашек (туарегский) вместе с сонгаи и белла. Символическое число 12 следует удвоить, ибо каждый из указанных языков надо понимать как пару языков-близнецов, родственных между собой. Так получается цифра 24 — ключ к овладению миром.

Слово, человеческая речь связаны с Номмо, с началами, которые он олицетворяет: с водой, плодородием, с рождением и вечным круговоротом возрождения природы.

Царство Номмо — это царство воды, т. е. элемента, благоприятствующего развитию речи. Номмо, взявший на себя задачу обучить людей речи, должен был сделать ее доступной для человеческого восприятия и выражения. Речь, которая сначала существовала в виде отдельных элементов, обрела плоть и голос. Здесь возникает символизация речи с ткачеством: образовывать звуки и слагать их в связном порядке, следуя законам речи, — это прекрасное искусство «ткать» слово.

М. Гриоль жалуется, что Оготеммели не имел ясного представления о том, что произошло на небе после того, как первопредки переселились туда, преобразившись в Номмо. Известно только, что бог дал им для пропитания восемь разных зерен, из которых зернышко злака фонио, именуемое местным названием «по» (по ботанической номенклатуре Diditaria exilis), подвергалось пренебрежению из-за своих ничтожных размеров и из-за своей неудобоваримости. Оно было даже нечистым, это по, и первопредки поклялись, что не прикоснутся к нему. Но вот после того, как первопредки съели все остальное полученное, то первый и второй предки вместе съели также и по, перед этим нарушив и другой запрет, не позволявший небожителям сочетаться друг с другом. «Действительно, по образу человеческих обществ, где рост численности является фактором смут, и небесное общество пришло бы в беспорядок от роста населения, если бы все стали сочетаться друг с другом».

Сообразив,что они стали нечистыми и теперь будут не ко двору в царстве небесном, прародители решили спуститься вниз, прихватив с собой все, что может понадобиться людям, к которым они хотели приблизиться. Первый прародитель сплел корзину с круглым в плане дном и квадратным верхом, снабженным круглым отверстием. На этой корзине, обмазанной «небесной глиной», с каждой стороны имелось по лестнице с десятью ступенями, на которых были размещены все предметы и существа, какие только есть на свете.

Чтобы нагляднее растолковать своему собеседнику эту изготовленную при содействии Номмо новую систему мира, рассказывает Гриоль, Оготеммели, сидевший в амбразуре, представлявшей вход в его жилище, откинулся назад, пошарил рукой вдоль стены, вытащил какой-то сопротивлявшийся предмет и бросил его к ногам европейца. Это была плетенка, почерневшая от пыли и помета, с круглым днищем и квадратным верхом, имеющим круглое отверстие, жалкая, растрепанная, доживающая свой век. Затем Оготеммели приподнялся и, положнв руку на упрямую корзинку, произнес: «Теперь она годится только для того, чтобы загонять в нее цыплят». По другим вариантам ковчег представлялся в виде решета для просеивания фасоли. Создатель небесного ковчега, который был ипостасью Номмо, явился героем-цивилизатором: он принес с собой в мир не только все предметы, одушевленные и неодушевленные, но и все ремесла, и прежде всего кузнечное дело. Прихватив из небесной кузницы кусочек солнца в виде горящего угля и раскаленного железа прародитель-кузнец спустился со своим чудесным ковчегом по радуге и принес новую систему мира, что и послужило третьим и окончательным явлением слова. И лишь после этого у людей стали сгибаться в своих сочленениях руки и ноги, которые раньше лишь извивались, как туловище змеи. С этой поры началось и земледелие, так как первый кузнец научил людей делать мотыгу.

Третье явление слова ознаменовалось искупительной смертыо седьмого прародителя. Когда восемь прародителей спускались, один за другим, с небес, каждый со своими атрибутами и орудиями, восьмой, нарушив порядок, обогнал седьмого, который являлся господином слова. Седьмой, рассердившись, бросился в ковчег, чтобы забрать находившиеся в нем зерна, превратившись при этом в гигантского змея. Прародитель-кузнец посоветовал людям убить змея, съесть его тело, а голову отдать ему.
Люди так и сделали, принесли голову кузнецу, который зарыл ее около наковальни и прикрыл камнем.

Во время умерщвления седьмого прародителя наиболее старым среди людей, живших на земле, был Лэбэ. Этот старик принадлежал к роду, происходившему от восьмого по порядку прародителя, который сам был словом, тогда как «господин слова» только учил людей слову. И Лэбэ надлежало умереть, чтобы перейти в тот же мир, куда ушел седьмой прародитель Так и случилось. «Но, — заметил Оготеммели, — это была кажущаяся смерть. Простым людям говорили, что старик умер. Им говорят также, что и седьмой прародитель был убит и съеден. В действительности ни тот, ни другой не умерли. Старик не мог умереть, так как смерть должна была явиться к нему позже. Седьмой же предок не мог умереть, так как oн был Номмо». «Зачем же обманывать людей?» — спросил европеец. Чтобы заставить их лучше понимать вещи»,— ответил слепец.

Узнав от Оготеммели, что пресловутая рia fraus (благочестивый обман) попов и богословов уходит своими истоками в мифические времена, М. Гриоль продолжал допытываться у своего собеседника, почему был убит седьмой прародитель.

«Седьмой Номмо, — ответил наконец Оготеммели, — н смом деле принес себя в жертву. Только он один и мог это сделать. Седьмой, господин cлова владыка мира, он способен делать все, что угодно. Без седьмого ничего не могло быть установлено и преобразовано как должно. Седьмой мог бы сказать — он этого не сказал, но мог бы сказать: все, что я делал, все слова, что я говорил, все это кума инне дега да бебаду, т. е, моя голова свалилась ради людей, для того, чтобы их спасти…». Седьмой воскрес и сожрал Лэбэ, после чего изрыгнул его кости в виде камней — дуге. Камни, которые все жрецы Лэбэ носят на шее в виде подвесков, это и есть кости Лэбэ. Вот тогда и пошли дожди на земле и началось земледелие, ставшее возможным благодаря мудрому руководству кузнеца.

«Седьмой мнимоумерший первопредок пожрал мнимоумершего Лэбэ. Таким путем он наделил своей жизненной силой плоть всех людей. То, что совершилось в первозданные времена с самыми древними людьми, имело первостепенное значение для всего человечества. Ведь седьмой прародитель (единосущный Номмо) и Лэбэ — потомок восьмого путем взаимосъедения обменялись своими жизненными силами. Их души соединились так, что, оставаясь различными, они все же больше не отделяются одна от другой. Каждый год во время великого жертвоприношения в честь Лэбэ люди, съедающие жертву, представляющую прародителя Лэбэ, просят, чтобы так было навеки. Они молятся: «Пусть Номмо и Лэбэ не перестают быть одним и тем же, пусть они всегда пребудут одним и тем же благом, пусть никогда они не теряют этого свойства быть одним и тем же».

У догонов существует и другой вариант изложенного выше космогонического мифа, не менее сложный, чем первый. Согласно этому второму варианту мифа мир произошел от слова (со) Аммы. Слово это положило начало кизеузи — движениям («вибрациям»), которые, делаясь все более и более сильными и широкими, привели к появлению мирового яйца. Это космическое яйцо адуно талу — первозданное чрево — содержало двойную плаценту. Оплодотворение яйца словом Аммы имело следствием зачатие близнецов-андрогинов. Из одной половины яйца вышло раньше времени существо, которое захотело стать господином Вселенной и восстало против отцовской власти. Оно похитило зерно «по», сотворенное Аммой, и оторвало кусок своей плаценты, рассчитывая унести с собой свою женскую половину — Йазиги. Из этого куска плаценты похититель сделал ковчег, запрятал туда все похищенное им и низвергся в пустое пространство.
Кусок плаценты, похищенный нарушителем космического порядка, стал Землей. Похититель проник в нее, совершив этим первое кровосмешение. Земля, потерявшая свою чистоту, стала сухой и бесплодной. Зловредный виновник этих бед обратился в Йуругу, лисицу — Vulpes раllida («Бледного лиса»). Амма же, видя все это, вернул Йазиги в чрево и отдал ее вышедшему из второй половины яйца Номмо. Йуругу был обречен на вечное безуспешное преследование Йазиги, своей женской души, этой от века предназначавшейся ему подруги.
Чтобы исправить положение, созданное деяниями Йуругу, Амма принес в жертву на небо Номмо. Благодаря этой жертве Вселенная могла снова обрести ту чистоту, которая необходима для всякого творения. Расчлененное тело Номмо было разбросано по всем четырем странам света, а семена, заключенные в его чреслах, упали на землю, и из них выросли первые четыре дерева, которым по числу соответствуют четыре первопредка догонов и четыре их племени, четыре стихии (вода, воздух, огонь и земля).
Собрав куски тела принесенного в жертву Номмо, Амма обмазал их небесной глиной и при помощи дерева пелу воскресил умерщвленного и растерзанного искупителя. Из половины плаценты, откуда произошел Номмо, Амма сотворил каро, прямоугольный ковчег, в котором разместились кроме Номмо четыре пары предков людей, животные, растения и минералы. Вместе с нисхождением с небес ковчега каро появился солнечный свет и выпали обильные, животворные и очистительные дожди. Земля снова стала чистой и плодотворной, на ней ключом забила жизнь и стали размножаться люди.
Йуругу, этот брат-враг спасителя Номмо, обречен вести жалкое существование. Его злосчастное влияние всегда борется с влиянием Номмо. Противоположные начала, которые олицетворяют эти два образа, оспаривают главенство над миром и людьми. Однако, вмешательство Йуругу в миротворение отнюдь не является отрицательным, его роль представляется как бы необходимым дополнением к роли Номмо. Атрибуты обоих этих существ одинаково необходимы для равновесия и порядка во Вселенной. Образу Йуругу соответствуют ночь, засуха, бесплодие, смута, смерть, а образу Номмо — день, влага, плодородие, порядок, жизнь. Роль Номмо заключается в том, чтобы ограничивать, нейтрализовать подрывную деятельность Йуругу. «Для того чтобы обеспечить успех какого-нибудь дела, надлежит сначала посоветоваться с Йуругу (обратиться к колдуну), а затем воздать должное Номмо (принести жертву на алтаре). Если строго соблюдать этот порядок, то механизм будет действовать безотказно, даже если бы его пустил в ход чужестранец».

Из богатой и разнообразной, непрерывно растущей коллекции догонских мифов выше приведены два варианта космогонического и антропогонического циклов. Интерес и значение догонских мифов обусловливаются тем, что они и поныне занимают важное место в быту, традиции, духовной культуре догонов и что они являются в достаточной мере репрезентативными для мифологии догонов и соседних с ними народов.

Утро в современной дагонской деревне начинается с того, что женщины идут по воду. Встают засветло, часа в четыре. И мероприятие это продолжается часов до девяти. Воды в хозяйстве должно быть много. Колодец находится в паре сотен метров от деревни, это здесь считается близко. Раньше, когда люди жили на плато, женщинам приходилось ежедневно по многу раз карабкаться вверх по камням с полными ведрами.Люди переселились на новое место, но жертвенники, чтобы не гневить духов предков, оставили там, где они были. Это самое сакральное место в деревне. Здесь догоны приносят в жертву быков, баранов и домашнюю птицу. Все зависит от того, с насколько серьезной проблемой догоны столкнулись. Крупных животных поднимают на жертвенник с помощью веревок.У дагонов необычайно развит культ предков. Им регулярно приносят жертвы, но в особо ответственные моменты обращаются к первопредку Номмо — получеловеку-полузмею. Здесь в скалах, поближе к духам и священным местам селятся те, чья миссия – общение с предками.
К помощи деревенского колдуна прибегают, когда нужно вызвать дождь, изгнать злых духов, вылечить болезнь. Если пришел для того, чтобы он предсказал судьбу, то огон отказывается сразу это делать. Почему?
Огон Арагину: «Нельзя предсказать судьбу так сразу. К этому нужно долго готовиться и тебе, и мне. К тому же духи приходят только по ночам, днем я не могу разговаривать с ними».
Сакральная жизнь догонов все так же строится в соответствии с шестидесятилетним циклом движения Сириуса по небесной сфере. Они считают, что человеческая жизнь — это шестьдесят лет. Огона выбирают из числа мужчин, переваливших этот рубеж. Считается, что они в какой-то степени, принадлежат миру мертвых — миру предков. И потому могут свободно общаться с духами. Через огона люди приносят жертвы, передают просьбы о помощи и заступничестве. Через него же узнают волю предков.
Огон Арагину: «Быть огоном — тяжелое бремя. Не всякий способен его нести. Огону должны доверять и люди, и духи предков».
Зато если уж духи полюбили огона, они наделяют его чудесной силой. В лечебной практике огоны одной магией не ограничиваются. Они широко используют и средства народной медицины. Колдуны у догонов бывают разные. Те, что рангом пониже, с предками не разговаривают, а просто передают людям их волю.
Месте, где происходит общение догонов с духами назывется «лисье поле». Допустим, мне нужно что-то узнать у предков. Я иду к колдуну и задаю ему свой вопрос. Колдун, в свою очередь, идет на это место и с помощью палочек и мелких камней складывает этот вопрос таким образом, чтобы лис смог его прочитать. Ночью сюда приходит божественный лис — Йоруги — и все разбрасывает. По положению предметов и отпечаткам лап колдун узнает, что ответили духи. На самом же деле виновницей беспорядка является пустынная лиса, для которой оставляют угощение — горсть арахиса.
Вера в духов у дагонов настолько сильна, что ее сохраняют даже те, кто давно покинул родные края, и даже ставшие министрами)).
Магия и миф пронизывают жизнь догонов на всех уровнях. Магический смысл приписывается самым обыденным занятиям. Например, ткачеству. Им занимаются исключительно мужчины. В языке дагонов ткань и язык обозначаются одним словом. Догоны верят, что духи предков с особым удовольствием наблюдают за работой ткача. Если ткать может любой мужчина, то чтобы стать кузнецом, надо быть сыном кузнеца — это ремесло предается по наследству.
У кузнецов догонов странные мехи. Две деревянные чашки имеют два выходных отверстия, в которые вставлены железные трубки, а сверху чашки закрыты воловьей кожей. И работает все довольно эффективно.
В недавнем прошлом дагонские кузнецы сами плавили железо из руды. Теперь они используют металлолом, недостатка которого даже в этих краях не ощущается. Кузнецов здесь тоже наделяют магической силой. Они не общаются с духами напрямую, но, поскольку железо связано с землей (его добывают из земли и им же землю обрабатывают) то в обязанности кузнеца входит просить духов послать богатый урожай. Кроме того, кузнецы выступают как судьи во всевозможных спорах.
«Когда вспыхивает ссора между людьми или деревни что-нибудь не поделят, люди приходят к кузнецу. Одни становятся с этой стороны, другие — с той. Он выслушивает их и решает, кто прав. В знак того, что решение принято, он бросает железо на землю и говорит: «Наши предки уважали друг друга. А мы почитаем наших предков. И потому не может быть ссор между нами». Даже если это им не нравится, люди всегда подчиняются решению. Потому что знают, что могут навлечь на всех беду».
Принести беду могут и души недавно умерших родичей, если вовремя не будет проведена церемония Дейма. Попасть на нее — большое везение, так как устраивается праздник раз в несколько лет. Танец масок — главная его часть. Он призван обуздать разрушительную энергию, которой наделена всякая неприкаянная душа.

О появлении в деревнях дагонов масок есть целая история. Некая догонская женщина несколько раз встречала в саванне злого духа в маске. Она рассказала об этом мужчинам. Мужчины посоветовали ей в следующий раз взять с собой камень. Женщина так и сделала. Злой дух ее испугался, сбросил маску и убежал. А женщина принесла маску в деревню. Вскоре обнаружилось, что с ее помощью можно общаться с духами предков. Сначала маска принадлежала только женщинам. Но мужчины выкрали ее и со временем научились сами делать такие же. В каждой маске заключен свой сакральный смысл. Главная — канага. Это стилизованная птица, символизирующая связь неба и земли. Вторая по значимости — дом предков. Она разделена на множество этажей, каждый из которых обиталище одного поколения дагонов, покинувших эту землю.
Когда танцор, облаченный в маску канага, касается ею земли, а затем, резко выпрямившись, обращает ее к небесам, он тем самым тоже демонстрирует связь двух миров.
Маски — своего рода ворота, через которые души умерших могут попасть из потустороннего мира в мир живых людей. А танец — язык, на котором догоны с этими душами разговаривают.
Когда смолкнут звуки барабанов и маски будут спрятаны в тайные, недоступные для непосвященных хранилища, вступит в силу новый договор, который очередное поколение заключило во время праздника со своими предками.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

Создайте свой веб-сайт на WordPress.com
Начало работы
%d такие блоггеры, как: